Среда, октября 28, 2020
Руководящий совет cвидетелей Иеговы запрещает свободу слова на религиозную тему
или о cвидетелях Иеговы, которая вне надзора «верного и благоразумного раба».

В 18 лет я впервые встретил Новый год

Сергей родился в семье Свидетелей Иеговы. Участвовать в проповедях начал с 8 лет. Исключен из организации в 18 лет из-за курения, возвращаться туда отказался. В религиозном объединении остаются его бабушка и мама, которая ещё до запрета деятельности Свидетелей Иеговы уехала из страны.

 — С детских лет я жил по правилам Свидетелей Иеговы. Это постоянные ограничения. Мы ни разу не встречали Новый год — он считался языческим. Не праздновали день рождения, чтобы не чествовать кого-то, кроме бога. И так со всеми праздниками. В школе, когда мальчиков поздравляли с 23 февраля, а девочек с 8 марта, мне приходилось уходить. И я думал, что поступаю правильно. Как относились одноклассники? По-разному.

 Дети в таком возрасте особенно жестоки к тем, кто хоть немного отличается от них. Не спорю, были ребята, которые пытались надо мной издеваться. Но к 6-7 классу на мои убеждения перестали обращать внимание. Тем более, я очень хорошо учился, поэтому со мной общались. Да и развивался так же, как все — иностранные языки, музыкальная школа, друзья.

 С 8 лет я занимался служением — ходил по домам и проповедовал. Это продолжалось все 10 лет. Могу сказать, что опыт оказался полезный — я умею общаться с людьми и не боюсь публичных выступлений. Сколько это занимало времени? Иногда 100 часов в месяц (в среднем, 4 часа в день), а бывало — не более 5–10 часов в месяц, когда в приоритете были уроки.

 Моя мама — образованный человек, и хотела, чтобы я тоже поступил в вуз. Хотя не всеми в организации это поощряется. Свидетели Иеговы должны отдавать себя богу. Если ты желаешь получить высшее образование, старейшины тебя спросят: «Для каких целей? Как это пригодится организации?»

 Я всю свою жизнь хотел быть врачом. И слышал в ответ: «А зачем тебе это? Скоро придет Армагеддон, наступит рай, и люди не будут болеть». Все верили в это сильно. В итоге выбрал другую профессию. Учился на юридическом факультете, а сейчас занимаюсь торговлей.

 Почему я ушёл? В 18 лет мне хотелось свободы. Пробовать новое, общаться с разными людьми. Так получилось, что я начал курить. Меня увидели, рассказали старейшинам. Позвали на правовой комитет. Его цель – помочь человеку, используя библейские стихи, так говорит организация. Трое старейшин собираются и задают вопросы. На таких встречах обсуждают всё, вплоть до интимных подробностей.

 Старейшины не увидели моего раскаяния. Они решили меня исключить и лишить общения. Моим родственникам, друзьям и знакомым объявили, что они не могут со мной говорить. Со мной никто не должен был даже здороваться, в том числе и моя семья. На тот момент община Свидетелей Иеговы составляла около 1000 человек.

 Я мог подать апелляцию и сделал это. Процедура должна была состояться через неделю. Я на неё не пришел. Посчитал, что нет смысла.

 В 18 лет я впервые отпраздновал Новый год. Тогда я чувствовал, будто делаю что-то неправильное. И так с каждым новым праздником. Помогло только время. Сейчас совесть перестала меня мучить. Я религиозен, но исповедую внеконфессиональное христианство. Не принадлежу ни к одной церкви. Мне близки христианские ценности – милосердие, помощь ближнему. Бог меня слышит, помогает мне. Необязательно к какой-то организации принадлежать, чтобы верить.

 Пишут, что мать керченского стрелка была свидетелем Иеговы. Не думаю, что дело в организации. Многое зависит от родителей. Благодаря моей семье у меня было счастливое детство. Многие дети Свидетелей — послушные, доброжелательные. Но все люди разные.

Сергей В., 26 лет, Кемерово