Четверг, февраля 25, 2021
Руководящий совет cвидетелей Иеговы запрещает свободу слова на религиозную тему
или о cвидетелях Иеговы, которая вне надзора «верного и благоразумного раба».

Являются ли твои 100 000 000 000 000 клеток чистой случайностью?

Взгляд во внутрь

 Когда во дни Чарлза Дарвина была выдвинута эволюционная теория, ученые не имели представления о необычайной сложности, которая позже обнаружилась в клетке. Большинство составных частей средней клетки четко видимо лишь при помощи сильных электронных микроскопов. Ниже описываются некоторые частицы типичной клетки животного. Все они заложены в сосуде диаметром в 0,025 мм.
 МИТОХОНДРИИ. Эти небольшие колбасообразные структуры являются центрами производства особой молекулы, так называемого АТФ. Клетка пользуется молекулами АТФ для обеспечения энергией. Внутри сложных мембран митохондрий производство АТФ может происходить неистовым темпом. Чтобы создать одну молекулу АТФ, необходимо свыше 12 отдельных химических реакций, и все твои клетки вместе каждую секунду создают много биллионов из них.
 РИБОСОМЫ. Эти крошечные частицы едва видны даже при помощи сильных электронных микроскопов, и большинство твоих клеток содержит тысячи из них. Рибосомы читают инструкции других молекул и образуют необходимые для твоего организма белки, следуя при этом точной спецификации. Рибосомы очень сложны. Они состоят из не менее 55 отдельных белковых молекул.
 МИКРОКАНАЛЬЦЫ. Клетки могут изменять свою форму, строя или растворяя эти структурные элементы, дающие клетке эластичный "скелет". В очень длинных нервных клетках микроканальцы образуют внутреннюю систему "скоростного транспорта".
 ЛИЗОСОМЫ. Как небольшие пузырьки, содержащие ферменты, которые могут разрушить клетку, лизосомы служат как бы желудком клетки и расщепляют вещества, использующиеся клеткой. Белые кровяные клетки нападают на вредные бактерии с помощью ферментов в своих лизосомах.
 ЭНДОПЛАЗМАТИЧЕСКАЯ СЕТЬ. Она, вероятно, служит своего рода клеточным складом белков и других молекул, которые располагаются отдельно друг от друга для использования позднее в самой клетке или для отправления их наружу.
 КОМПЛЕКС ГОЛЬДЖИ. Он по-видимому участвует в укладывании только-что синтезированного белка из эндоплазматической сети, чтобы клетка могла пользоваться им.
 ЯДЕРНАЯ ОБОЛОЧКА. Для охраны ДНК ядро обернуто оболочкой из двух мембран, содержащих поры, которые не являются просто отверстиями, а сложными воротами, которые иногда открыты, иногда заперты.
 ХРОМОСОМЫ. Находясь внутри ядра, они содержат ДНК клетки, ее генетический строительный план. ДНК расположена вокруг особых белков, т.н. гистонов, которые, может быть, участвуют в ее регулировании.
 ЦЕНТРИОЛЫ. Эти цилиндрические структуры составлены из девяти групп по три микроканальца. Когда клетка делится, центриолы, видимо, контролируют крошечные волокна, отделяющие хромосомы друг от друга, чтобы каждая новая клетка получала правильную генетическую информацию.
 КЛЕТОЧНАЯ МЕМБРАНА. Эта мембрана — не только простая стенка; она должна контролировать, что заходит в клетку и что выходит из нее. Слишком большое количество жидкости может разорвать клетку, в то время как недостаток жидкости приводил бы к прекращению химических реакций клетки. Из пищи надо тщательно отбирать опасные вещества, и она пропускается в клетку лишь после того, как она надежно запаковывается в кусочек мембраны для транспорта к ждущей лизосоме.
 Конечно, этот вышеприведенный список весьма неполон. Отдельная клетка далеко сложнее всего, что было сделано человеком. Могла ли она на самом деле произойти случайно?

 

Мог ли случай создать бактерии?
Простые? они содержат величайшие известные молекулы!

Сложность простейшего

 ПОЧТИ все эволюционисты охотно признают, что клетки животных, например, изображенная на странице 3, в своей биологической сложности являются чудом. "Но первые живые организмы не были такими сложными", — быстро добавляют они. "Первые живые существа на земле... были, вероятно, одноклеточными организмами, похожими на современные бактерии", — писал профессор-химик Ричард Е. Диккерсон в журнале Scientific American.
 Ну, хорошо. Рассмотри внимательно простую бактерию и суди сам, могла ли она возникнуть без Создателя.
 Ты, может быть, ожидал бы, что клеточные стенки бактерий примитивнее клеточных стенок высших организмов. В действительности же дело обстоит как раз наоборот. Клетки высших растений имеют стенку из целлюлозы, состоящей из вереницы сахарных молекул. Клеточные стенки бактерий также начинаются с верениц сахарных молекул, но потом эти вереницы тщательно переплетены с короткими цепочками аминокислот. Всю клеточную стенку можно, как выразился один ученый, "представить себе в общем как гигантскую молекулу мешочной формы".
 Этот мешок чрезвычайно крепок. Клеточные стенки бактерий выдерживают внутреннее давление в 20 бар, не разрываясь. Попробуй-ка это с твоей автошиной!
 Правда, у бактерий нет ядра, как у клеток высших организмов. Но и простейшие бактерии содержат порядочное количество ДНК, универсального генетического материала. Бактериальная ДНК не заключена в ядерной мембране, а образует вместо этого, как правило, одну длинную петлю внутри бактерии. В своей гигантской петле ДНК обыкновенная кишечная палочка (Escherichia coli) имеет, "по нашим сведениям, самую большую встречающуюся в какой-либо биологической системе молекулу", — писал ученый д-р Джон Кэрнс.
 Звучит ли все это так, будто бактерия была, может быть, просто намыта водой на какой-нибудь первобытный берег? Может ли „самая большая молекула" быть случайной комбинацией инертных химических веществ?
 При подготовке к следующему делению кишечная палочка удваивает свою ДНК. Для этой цели надо. "расстегнуть" молекулу ДНК, которая построена вроде как большая скрученная молния, чтобы каждая половина могла воспроизвести сама себя. Части молекулы ДНК, называемые парами оснований, соответствуют зубцам молнии. В простой кишечной палочке эти пары оснований удваиваются со скрупулезной точностью, производя 150000 копий в минуту!
 Что происходит, когда кишечной палочке надо передвигаться? У нее буквально распускается пропеллер. По объяснению профессора-биолога Хауэрда Берга, по бокам клетки появляется шесть ниток, которые сближаются и образуют связку. Эти нитки вращаются, для чего необходимы "структурные эквиваленты ротора, статора и вращательных подшипников", — говорит д-р Берг. Не плохо для такой "примитивной" формы жизни!
 Это еще не все. Как все живые организмы кишечная палочка использует свою ДНК для управления синтезом химических веществ, которые ей нужны для существования. Она контролирует свою ДНК сложными механизмами обратной связи, которые, по надобности, активируют или выключают определенные участки ДНК. "Здесь нужно заметить необычайную экономность и эффективность этой контрольной системы", — говорит биохимик Жан-Пьер Шанжё. "Контроль не стоит клетке ни малейшего расхода энергии.... Фабрика с контрольными реле, не требующими никакой энергии для своего функционирования, была бы высшим достижением промышленной эффективности!"
 Против эволюции бактерий говорит не только их сложность. Сами белки, из которых построены бактерии и другие живые организмы, показывают, что эволюция крайне невероятна. Почему?
 Эволюционисты поднимают много шуму вокруг опыта в 1952 году, при котором ученые пропустили искру через смесь газов и синтезировали много разных химических веществ, в том числе некоторые аминокислоты. Это считается значительным, ибо аминокислоты, когда они правильно соединяются, образуют белки, основные структурные единицы всех живых организмов.
 В зависимости от своего состава аминокислота может быть "левовращающей" пли "правовращающей". Аминокислоты, создающиеся при разных экспериментах с газами и искрами, всегда состоят из равного числа левовращающих и правовращающих типов. Однако, как признает эволюционист Ричард Диккерсон, "за исключением определенных специальных адаптации,... все современные организмы употребляют лишь левовращающие аминокислоты".
 Если типичный белок состоит из 400 аминокислот, то шанс, что все они будут левовращающими, сравним с вероятностью, что подброшенная монета ляжет орлом кверху 400 раз подряд. Шанс менее, чем один из единицы с более ста нулями. Это число во много раз больше числа всех атомов во всех галактиках" известной нам вселенной! Однако даже- если бы белок, вопреки всякой вероятности, спонтанно создался из 400 левовращающих аминокислот, то его шанс на то, чтобы состоять из правильных левовращающих аминокислот — имеется 20 видов — и к тому еще в правильном порядке, был бы ничтожен.
 Случайное зарождение белков можно показать наглядно следующим образом: представь себе, что у тебя есть коробка с деревянными кубиками, которые все одинаковы на ощупь. На каждом кубике написана или буква, или цифра. От обоих сортов имеется одинаковое количество. Теперь завяжи себе глаза и выбери 400 кубиков. Шанс, что ты вытащишь из коробки только буквы и ни одну цифру, сам по себе уже довольно мал. Но это еще не все. Выбранные тобою 400 кубиков с буквами должны составлять грамматически правильный абзац со смыслом, если положить их одну за другой в том порядке, в котором ты вытащил их.
 Сложные системы кишечной палочки наглядно показывают другую проблему в связи с представлением о том, что благодаря эволюции могли возникнуть примитивные формы жизни. Молекулы ДНК, хотя н необходимы для жизни клетки, но одних их недостаточно. Нужны другие очень сложные молекулы, как например, ферменты, чтобы руководить функциями ДНК.
 Следовательно, жизнь может существовать лишь тогда, когда очень комплексные устройства появляются одновременно и действуют в полном согласии. Ни одна из этих сложных систем не может привести н к даже примитивной форме жизни, если другие системы не находятся на месте.
 Эволюционисты встречают эту дилемму, выдвигая просто свою "веру" в эволюцию.

 

Находки окаменелостей - их наилучшее доказательство
Что сами эволюционисты говорят о находках окаменелостей

ИХ ГЛАВНЫЙ СВИДЕТЕЛЬ

 "Окаменелости представляют собой наилучшее свидетельство эволюции" (Introduction to Protozoology [Введение в протозоологию], страница 36, Реджиналд Мануэлл).
 "При помощи окаменелостей палеонтологи теперь в состоянии дать нам отличную картину жизни минувших веков" (A Guide to Earth History [Руководство по истории земли], страница 48, Ричард Кэррингтон).
 "Истина эволюции убедительно доказана палеонтологией" {Genetics, Paleontology, and Evolution [Генетика, палеонтология и эволюция], страница 87, Д. Д. Дейвис; книга, редактована Джепсоном, Маиром и Симпсоном).

ИХ ГЛАВНЫЙ СВИДЕТЕЛЬ ГОВОРИТ

О происхождении жизни

 "Геология ничего не говорит нам о происхождении жизни" (Plant Life Through the Ages [Растительная жизнь в течение веков], А. Сьюард).

О микроорганизмах

 "Мы все еще мало знаем о развитии простейших" (Introduction to Protozoology, страница 42, Мануэлл). О растительной жизни
 "Теоретический прототип не дается нам в руки: наша вера постулирует его существование, но мы не находим его" (Plant Life Through theAges, Сьюард).

О насекомых

 "Нам не известны окаменелости, которые могли бы показать нам, как выглядели первобытные предки насекомых" (Life Nature Library, The Insects [Насекомые, книга серии "Лайф" о природе], страница 14).

О рыбах

 "Первая рыба развивалась.... По нашим сведениям, никакое звено" не связывало это новое животное с какой-либо прежней формой жизни. Рыбы просто внезапно появились, а именно с особенностью строения, по которой все животные зачисляются или в высшие, или в низшие виды жизни: с позвоночником" (Marvels and Mysteries of Our Animal World [Чуда и тайны нашего животного мира], страница 25, Жан Жорж).

О развитии рыб в амфибии

 "Из этой предполагаемой переходной стадии нашлось лишь немного остатков" (Life Nature Library, The Fishes [Рыбы. книга серии "Лайф" о природе], страница 64).

О развитии амфибии в пресмыкающихся

 "Один из самых разочаровывающих недостатков окаменелых данных об истории позвоночных заключается в том, что эти данные показывают так мало об эволюции пресмыкающихся и их ранние дни, когда развивалось яйцо со скорлупой" (Life Nature Library, The Reptiles [Пресмыкающиеся, книга серии "Лайф" о природе], страница 37).

О развитии пресмыкающихся в млекопитающих

 "Окаменелости, к сожалению, открывают очень немного о животных, которых мы считаем первыми настоящими млекопитающими" (Life Nature Library, The Mammals [Млекопитающие, книга серии "Лаиф" о природе], страница 37).
 "Нет недостающего звена между млекопитающими и пресмыкающимися" (Life Nature Library, The Reptiles, страница 41).

О развитии пресмыкающихся в птиц

 "Нет окаменелых данных о стадиях, в которых произошло замечательное изменение от пресмыкающегося к птице" (Biology and Comparative Physiology [Биология и сравнительная физиология], У. Е.Суинтон, том I. страница 1).

Об обезьянах

 "За весь третичный период, охватывавший примерно от 60 до 80 миллионов лет, нам приходится вычитывать историю эволюции приматов из нескольких горстей переломанных костей и зубов" (Scientific American от июня 1956 г., страница 98, Айселеи).
 "К сожалению, находки окаменелостей, которые могли бы дать нам возможность проследить появление человекообразных обезьян, все еще являются безнадежно неполными" (Life Nature Library, The Primates [Приматы, книга серии "Лайф" о природе], страница 15).

От обезьяны до человека

 "К сожалению, ранние стадии эволюционного прогресса человека по его собственной линии остаются абсолютной тайной" (Life Nature Library, The Primates, страница 177).
 "Даже эта сравнительно недавняя история усеяна неуверенностями: авторитеты часто расходятся во мнениях, как в фундаментальных вопросах, так и в деталях" (Mankind Evolving [Развитие человечества], страница 168, Феодосии Добжанский).

НАШЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 Мы придерживаемся правила, указанного однажды Иисусом: "Твоими устами буду судить тебя" (Луки 19:22). Эволюционисты говорят, что окаменелости представляют собой наилучшее свидетельство эволюции, дают отличную картину эволюции и убедительно доказывают ее! Затем же они говорят:
 Нет окаменелостей, показывающих, как возникла жизнь, как возникли микроорганизмы, как возникла растительная жизнь, как возникли насекомые, как возникли рыбы, как возникли, амфибии, как возникли пресмыкающиеся как возникли млекопитающие, как возникли птицы, как возникли обезьяны и как возник человек".
 Их "наилучшее свидетельство" вообще, не является; свидетельством. Их "отличная картина" — сплошной пробел. Их "убедительное доказательство" ничего не доказывает. Как уклоняются они от этого неудовлетворительного показания своего главного свидетеля? Следующая; статья открывает их новую тактику.

 

Революция в эволюции

Началась погоня за новыми ответами

 ЭВОЛЮЦИОННАЯ теория «испытывает О самую широкую и глубокую революцию за последние 50 лет». Так гласил отчет о конференции, проведенной в октябре 19SO г. в Чикаго. Около 150 специалистов по эволюции проводили четырехдневную конференцию на тему «.Макроэволюция».
 Журнал Science, официальный орган Американской ассоциации содействия развитию науки, сообщал о господствующем настроении: «Столкновения личностей и академические колкости вызвали ощутимое напряжение... Временами высказывания были несдержанными и даже язвительными». Многие разочарованные ученые жаловались на то, что «большая часть внесенных докладов отличалась скорее описаниями и утверждениями, чем изложением . данных». Однако не являются ли утверждения вместо данных с давних пор тактикой эволюционистов?
 Дарвин говорил, что жизнь развивалась очень медленно путем небольших изменений от одноклеточного организма во все формы жизни, встречающиеся на земле, включая человека. Находки окаменелостей должны были показать эти переходы, но он признался, что таких показании нет. Сто двадцать лет тому назад он говорил, что находки неполны, но он считал, что со временем будет найдено больше окаменелостей, чтобы заполнить пробелы.
 «Образец, который мы искали за последние 120 лет, не существует», — заявил палеонтолог от Американского музея естествознания в Нью-Норке Найлс Эльдридж. Он считает, что новые виды не возникают вследствие постепенных изменений, а внезапными порывами эволюции. Необходимое для дарвинской эволюции множество переходных форм никогда не существовало — пробелы никогда не будут восполнены окаменелостями.
 Стивен Джей Гулд от Гарвардского университета согласен с Эльдрнджем. На собрании в Чикаго он заявил: «Находки окаменелостей, безусловно, скудны, но видимая скачкообразность не является результатом пробелов, а последствием скачкообразного эволюционного изменения». Эверет Ольсон, палеонтолог от Калифорнийского университета, Лос-Анджелес, сказал: «К находкам окаменелостей как источнику данньк я,отношусь с недовернем». Прежний крупный защитник дарвинского представления о медленных изменениях Франциско Айала добавил следующий комментарий: «Судя по тому, что говорят палеонтологи, я теперь убежден'в том, что нет аккумуляции небольших изменений».
 Журнал Science резюмирует этот спор словами: «Центральный вопрос чикагской конференции заключался в том, можно ли экстраполировать [делать вывод на основании одного по отношению к другому] механизмы, лежащие в основе мнкроэволюции [небольшие изменения внутри видов], чтобы объяснить явления макроэволюции [большие скачки за пределы видов].... Ответ может быть только отрицательным».
 Это исправленное представление о эволюции, называемое "punctuated equilibrium" (прерванное равновесие), означает, что один вид сохраняется в истории окаменелостей на протяжении миллионов лет и потом внезапно исчезает, в то время как другой вид так же внезапно появляется. Это, однако, не является действительно новым предположением. Ричард Гольдшмидт выдвинул его в 1930-ых годах и назвал его гипотезой «ожидаемых монстров». За это его сильно обругивали. «Прерванное равновесие», конечно, более впечатляющее обозначение.
 Для эволюционистов эта теория приходится довольно кстати, ибо она устраняет надобность доказывать наличие переходных форм. По этой теории, изменения происходят слишком быстро, чтобы, как утверждают эволюционисты, запечатлеться в окаменелостях, но все же не так быстро, что мы можем наблюдать за ними. Как бы то ни было, теория вынуждает эволюционистов к ходу. Когда сторонники учения о сотворении мира указывали на то, что сложные конструкции в природе требуют конструктора, эволюционисты возвели на трон естественный отбор в качестве конструктора. . Теперь роль естественного отбора подорвана, и на его место возводится случайность. Сторонники учения о сотворении мира уже давно полагают, что эволюционисты могут рассчитывать только на случайность.
 Гулд признает, что случайность лишила естественный отбор опоры: «3начительное количество генетичных изменений, может быть, не подвергается естественному отбору и распространяется наудачу в популяциях».
 В чикагском журнале Field Museum of Natural History Bulletin (Бюллетень музея естествознания) от января 1979 г. Дейвнд Рауп, хранитель геологического отдела музея, писал на тему «Конфликты между Дар-вином и палеонтологией». Он заметил, что в находках окаменелостей обнаруживаются изменения, однако не "как очевидное логичное последствие естественного отбора.... Он происходит дальше в природе, хотя хорошие примеры для этого удивительно редки.... Важная нынешняя альтернатива естественного отбора связана с воздействием чистого случая.... Следовательно, мы говорим о выживании удачливых н также о выживании наиболее приспособленных». По его мнению, возможно, что «млекопитающие не были лучше динозавров, а просто удачливее». В заключение своей статьи он сказал о Дарвине: «То, что он упустил из виду, был простой элемент случайности!».
 Если случайность играет ключевую роль в управлении эволюцией,то опять возникает щекотливый вопрос относительно конструкции: как может случайность создавать сложные и удивительные конструкции, которые встречаются повсюду? Дарвин сказал, что он содрагался при мысле о глазе. Помимо этого, такие чуда конструкции случайность должна производить не раз, а все снова ц это у неродственных видов.
 Например, осьминог — не родственник человека, но его глаз удивительно «человечий». Угри и неродственные рыбы имеют устройство, которым раздают электрические удары. Неродственные насекомые, черви, бактерии и рыбы имеют органы излучения, испускающие холодный свет. Неродственные миноги, комары а пиявки обладают средствами, которые задерживают свертывание крови их жертв. Неродственные дикобразы, ехидны и ежи имеют якобы самостоятельно развившиеся иглы. Неродственные дельфины и летучие мыши имеют систему эхолокации. Неродственные рыбы и насекомые имеют двухфокусные глаза, чтобы видеть в воздухе и под водой. У многих неродственных животных — в том числе ракообразных, рыб, угрей, насекомых, птиц и млекопитающих — имеются удивительные способности к миграции.
 Ко всему этому эволюционисты еще хотят убедить нас в том, что теплокровные животные при трех различных случаях развились из холоднокровных пресмыкающихся, что цветное зрение самостоятельно развилось три раза, что крылья и годность к полету в неродственных рыбах, насекомых, птеродактилях, птицах и млекопитающих развились пять раз.
 Могла ли бы случайность снова и снова повторять это искусство? Теория вероятностей отвечает громким «нет!». Может быть, что революция в эволюции помогла лучше справляться с недостаточными находками окаменелостей, но она приписала случайности такую роль, которую она вовсе не может исполнять.

 

Бог сделал это первым

Люди подражатели
Они не оказывают Богу никакой чести за его изобретения, за свои же они претендуют на патенты

Термометры

 Человек создал очень чувствительные термометры и другие приборы для измерения тепла, но они примитивны в сравнении с врожденными способностями, которыми пользуются известные виды змей уже тысячелетиями. Гремучая змея, например, в состоянии обнаружить изменение температуры на тысячную часть одного градуса Цельсия. Боа-констриктор реагирует на изменение температуры за 35 миллисекунд, в то время как то же самое измерение длится минуту при помощи чувствительного прибора, изготовленного человеком. Такие змеи применяют свое "чувство температуры" для выслеживания теплого тела добычи в темноте. Терморецепторы указывают также направление источника тепла.

Гипотермия

 Хирурги теперь понижают температуру тела и замедляют пульс и дыхание для определенных операций, но гипотермия применяется уже с давних пор животными, впадающими в зимнюю спячку. Например, в продолжение летней деятельности пульс и дыхание крошечного бурундука имеют частоту в несколько сотен раз в минуту. Во время зимней спячки, однако, его пульс замедляется до одного или двух ударов в минуту, и каждые пять минут он делает медленный вздох. Температура тела понижается почти до температуры зимней окружающей среды. Все же за это время вся кровь циркулирует, кровяное давление остается нормальным, кислород доставляется и мышечный тонус сохраняется.

Электричество

 На основании трактата Луиджи Гальвани о животном электричестве итальянский физик Вольта создал первую искусственную батарею постоянного тока. Но за тысячелетия до этого около 500 видов электрических рыб имели "встроенные" батареи. Африканские электрические сомы могут производить напряжение в 350 вольт, гигантский электрический скат Северной Атлантики издает электрические удары в 50 ампер при 60 вольт, а у южно-американского электрического угря были измерены электрические удары в даже 886 вольт. Токи производятся в стопках электрических пластиночек —т. сказ., в гальванических элементах. Каждая электрическая пластиночка является электрохимическим элементом, производящим лишь небольшую частицу одного вольта. Но когда в созданиях Бога включаются тысячи и иной раз миллионы из них последовательно и параллельно, то результат — натуральная электрическая батарея.

Химическое оружие

 Снаряды с отравляющим веществом нервно-паралитического действия состоят из двух камер со сравнительно неядовитыми химикалиями. но когда снаряд зажигается, эти вещества смешиваются и после взрыва освобождается смертельный газ. С давних пор— и исключительно для цели обороны — жук бомбардир употребляет химические вещества для защиты. Железы производят два разные вещества, которые скапливаются в отдельных камерах, заключенных мышечными клапанами. Когда кто-нибудь нападает на жука, клапаны открываются и обе химикалии изливаются в третью толстостенную камеру. В ней при помощи фермента возбуждается взрывчатая реакция, сопровождаемая слышным треском, и из "орудийной башни", которой жук .может целиться в любое направление, вылетает пагубный пар. Бомбардир в состоянии стрелять неоднократно, дюжины раз в течение нескольких немногих минут, и муравьи, пауки, богомолы, птицы или змеи задыхаясь отступают.

Компьютеры

 Компьютеры выполняют необычайное, но они не выдерживают сравнения с человеческим головным мозгом. Человеческий мозг — таинственная масса весом в полтора килограмма или два процента веса тела — использует 20 процентов крови и 25 процентов доставляемого кислорода. По подсчетам, количество нейронов колеблется от 10 до 100 миллиардов, а связей нейронов (синапсы) — от 100 биллионов до 500 биллионов. Каждую секунду прибывает сто миллионов битов информации, и мозг просматривает сам себя десять раз в секунду, потребляя мощность в 20 ватт. Он принимает, обрабатывает и оценивает информацию, принимает решения, ставит цели, возбуждает действия, создает музыку и искусство. Системы, программированные для производства речи, имеются только в человеческом мозгу. И только в человеческом мозгу имеется врожденная потребность верить в высшую силу н поклоняться ей.
 Один ученый сказал: "Кто говорит о компьютере, как о „электронном мозге", тот не видел еще мозга". Неудивительно, что д-р Ричард Рестак говорит, что человеческий головной мозг "безмерно сложнее всякой другой вещи в известной вселенной". И антрополог Хенри Фэрфилд Осборн однажды заявил: "По-моему, человеческий мозг — самый замечательный и таинственный объект во всей вселенной".

 

Конструкция требует конструктора

«Всякий дом устрояется кем-либо; а устроивший все есть Бог» (Евреям 3:4).

 НИКАКОЙ эволюционист не будет утверждать, что дом из неживой материи мог бы построиться сам. Но он догматично настаивает на том, что неживая вселенная построилась самостоятельно — вселенная с несметными миллионами галактик, каждая с миллионами и миллионами звезд, которые все великолепно движутся со скрупулезной точностью.
 Но не довольствуясь тем, эволюционисты утверждают, что бесчисленные живые организмы на земле развились сами из своих предков, начиная от совместного первого родителя, который спонтанно создался из мертвых химических веществ. Даже, чрезвычайная сложность и замысловатые и целесообразные-конструкции, присущие всем этим организмам, не отпугивают эволюциониста от этой линии мышления.
 Мы восхищаемся искусными изобретениями человеческих конструкторов, но их величайшие произведения ничтожны по сравнению с простейшим живым организмом. Со всей своей ультрасовременной технологией им не удается сконструировать хотя бы маленькую одноклеточную амебу. Однако им не дается трудно приписывать силу создавать все живое на земле слепому случаю — случайным мутациям при сомнительном содействии естественного отбора.
 В этом кроется грубая непоследовательность. Эволюционисты могут несмущаясь приписывать случаю способность конструировать всевозможные сложные живые существа, и в то же время утверждать, что совершенно простые предметы требуют существования разумного конструктора.
 К примеру, возьмем ученого, копающего в древних валунах. Он находит удлиненный камень, в середине которого находится кругообразное углубление, и он уверено объявляет, что этот камень был однажды привязанным к палке и употреблялся первобытным человеком как молоток или оружие. Он был предназначен разумным существом для определенной цели. С птичьим пером, однако, дело обстоит иначе. На маховых перьях могут иметься тысячи отростков, растущих из стержня, на отростках сотни тысяч перьевых лучей и миллионы крючочков, которые сцепляют все эти части для полета. Если крючочки открываются; то птица может опять застегнуть их клювом, как застежку-молнию. Молнии — задолго до того, как «изобрел» их человек!
 Является ли перо изделием разумного конструктора? Не для эволюциониста. Он говорит: «Как развилось это конструкционное чудо? Не надо большой фантазии, чтобы представить себе перо как модифицированную чешуйку, подобную в основном чешуйке пресмыкающегося — длинноватая, свободно прикрепленная чешуйка, края которой обтрепались и растянулись, пока из нее не получилась крайне сложная структура, которую обнаруживает сегодня перо» (Life Nature Library, The Birds [Птицы, книга серии «Лайф» о природе], страница 34).
 Вот еще другой пример произвола эволюциониста: он находит плоский камень с острым краем, и он уверен, что этот камень был предназначен человеком каменного века как нож или скребок. Однако для одного небольшого жука из вида дровосеков не нужен никакой конструктор, рассказывает нам эволюционист. Самка забирается на мимозу, ползет к концу ветки, выгрызает в коре щель п кладет туда свои яйца. Затем она ползет обратно к середине ветки, обгрызывает вокруг нее кольцо, достаточно глубоко, до слоя камбия, так что конец ветки отмирает п падает вниз. Яйца жука разбрасываются, молодые жучки выводятся и круговорот начинается снова. Мимоза, в свою очередь, извлекав ет из этого пользу. Она подрезывается и живет благодаря этому 40 или 50 лет — вдвое дольше, чем без этого. Мимоза распространяет даже запах для привлечения жука, а этот небольшой жук не может размножаться ни на каком ином дереве. Плоский, острый камень требует конструктора; жук же произошел просто случайно. Во всяком случае, этому хотят заставить нас верить!
 Дальнейшее сравнение: кусочек острого кремня, подобно наконечнику стрелы, убеждает эволюциониста в том, что он был сделан человеком для использования на конце стрелы или копья. Такие целесообразные, оформленные вещи не могут произойти случайно — заключает он. Но пауки/говорит он, дело иное. Рассмотрим паука-крестовика. У него есть шесть сосочков, из которых каждая имеет приблизительно 100 отверстий. Все отверстия индивидуально связаны трубочкой с отдельными железами внутри тела паука. Он способен извлекать отдельные нити или соединять их в широкую полосу. Пауки производят семь разных типов нитей паутины. Ни один вид пауков не изготовляет все семь типов паутины, но все пауки вырабатывают не менее трех, а крестовик — пять разных нитей. Своими 600 трубочками он изготовляет не только паутину; из некоторых выделяется клей, чтобы определенные участки -паутины были липкими. Крестовик, однако, смазывает свои ноги маслом п поэтому никогда не прилипают. Как создались прядильные органы. Они развились из ног, говорят эволюционисты.
 Подумай-ка: паук имеет химическую лабораторию для выработки нитей, механизм для пряжи паутины и инстинктивное знание, как изготовлять сеть. Ни один из этих факторов не имеет смысла без обоих других. Все они должны были развиться случайно, одновременно, в одном и том же пауке. Эволюционисты верят, что это так и было. Веришь ли ты этому? Что могло легче произойти случайно: острый кусок кремня, или паук?
 Подумаем-ка о нашей космической эре и послушаем д-ра Карла Сейгана от Кор-неллского университета. «Легко, — сказал он, — составить межзвездную радиовесть, которая недвусмысленно дает понять, что она исходит от разумных существ». Он считает, что «передача изображений — самый многообещающий метод». Было предложено выслать изображение, показывающее мужчину, женщину, ребенка, солнечную систему и разные атомы, что можно осуществить передачей последовательных точек и тире. Каждый знак составляет один «бит» информации, Bcero же требуется 1271 бита.
 Обдумай это, пожалуйста. Если 1271 бит . информации в определенной последовательности говорит о порядке и творческом замысле и «недвусмысленно» доказывает, что информация происходит «от разумных существ», то как обстоит дело с 10 миллиардами битов информации, которые зашифрованы в хромосомах каждой живой клетки? Эволюционисты говорят, что 1 271 бит информации недвусмысленно доказывает наличие разумного созидателя, но 10 миллиардов битов информации они отвергают как случайное явление, не требующее никакого созидателя.
 Не кажется ли тебе, что такое размышление нелогично, произвольно и даже пристрастно? Если уж простые конструкции требуют конструктора, то разве не требуют крайне сложные конструкции еще лучшего конструктора? Поразмыслив о происхождении вселенной, английский теоретик Эдуард Милн пришел к мудрому выводу: «Без Него наша картина неполна».

 

Инстинкт - программированная и до рождения мудрость

"Они мудрее мудрых" (притчи 30:24).

Невероятное путешествие

 От небольшой птички, певуньи лесов (Dendroica striata), едва ожидаешь, что она может -тягаться" с прочно устроившимися эволюционистами — но она все же делает зто. Эта североамериканская певчая птица весит всего лишь 20 граммов и достигает длины в 13 сантиметров. Тем не менее ее достижения в области миграции колоссальны.
 Когда приближается осень, она покидает место своего летнего пребывания в Аляске и летит на юго--восток к побережью Атлантического океана, пересекая Северную Америку. По пути она прожорливо питается, ибо ее путешествие только началось.
 Вдоль берега Новой Англии она ждет и наблюдает за погодой. Каким-то образом она точно знает, какую погоду она желает: сильный холодный фронт, который пересечет берег в юго-восточном направлении Б сторону Атлантического океана.
 Когда подходит этот холодный фронт, маленькая певунья отправляется в путь и летит с помощью попутного ветра на юго-восток — в открытое море. Наличие холодного фронта означает, что в пути, по всей вероятности, не надо будет бороться против каких-либо тропических бурь. Какой же мудрый выбор погоды!
 Полет на юго-восток направляет нашу птичку в сторону Африки, что недостижимо далеко и не является ее местом назначения. Но птичка не меняет своего курса. Без остановки она пролетает мимо Бермудских островов и, приближаясь к острову Антигуа, поднимается до высоты 7 000 метров. В этой высоте воздух холоден и беден кислородом. Почему она летит так высоко? Потому что там она встречает преобладающие ветры, которые несут ее к подлинному месту назначения, в Южную Америку. После безостановочного перелета на расстоянии свыше 3 800 километров за время более трех дней и ночей она прибывает на другой континент, прямо в цель!
 Ученые поражаются достижениями, которые достигает эта птичка каждый год. Откуда она так точно знает, какого состояния погоды необходимо ей ждать? Откуда она знает, когда именно нужно ей изменить высоту полета, чтобы встретить ветры, которые понесут ее в сторону Южной Америки? Почему она способна выбирать верный курс, позволяющий ей пересечь эти ветры точно в правильном месте над океаном? Ученые не могут объяснить этого, и еще менее эволюционная теория.
 Все же имеется веская причина, почему певунья лесов придерживается такого необычного маршрута. Мореной путь в Южную Америку гораздо короче, чем "прыганье" с острова на остров, и, к тому, не надо бояться так много хищников. Певунья лесов одолевает этот безостановочный попет — полет сравним с бегом скачковой лошади, которая в продолжение 80 часов каждый раз пробегает полтора километра за две минуты — благодаря своему особо устроенному обмену веществ. "Если бы певунья лесов сжигала бензин вместо жировых запасов своего организма, то она — как замечает один ученый — могла бы похвастаться тем, что пролетает 300 000 километров с одним литром бензина!"

Термиты — специалисты по кондиционированию воздуха

 Если у тебя водятся термиты, то ты, наверное, мало сочувствуешь им в их физических слабостях. Они чувствительны, слабы и нуждаются в тщательно урегулированной температуре и влажности. Казалось бы, что такие насекомые никак не могли бы выжить в суровом тропическом климате. Все же они чувствуют себя там прекрасно. Почему?
 Ответ заключается в мастерстве термитов в области архитектуры и техники. Термитные гнезда — холмы из до того затвердевшей грязи, что при ударе по ней топором мечутся искры. Некоторые австралийские термиты строят длинные, узкие, клиновидные холмы, которые всегда расположены в северо-южном направлении и этим, вероятно, доставляют защиту от жаркого полуденного солнца. Другие виды строят холмы, выглядящие издали, как человечьи хижины.
 В то время как к наружности термитника из-за жары, бывает, не прикоснешься, внутри господствует приятная температура в 30 градусов Цельсия. Как регулируется температура? Способствуют этому то уютные стены, однако это не все. Некоторые термиты роют в землю под гнездом тоннели глубиной до 40 метров, чтобы получить воду для охлаждения гнезда испарением и поддержания правильной влажности даже при сухом, жарком пустынном воздухе! Другие строят гнезда с "подвалом" и "чердаком". Для воздухообмена в наружных стенах находятся пустые каналы, регулирующие температуру и обеспечивающие полное снабжение внутренности свежим воздухом. Наблюдается, что термиты постоянно работают над этими каналами. Они то открывают, то закрывают их, и этим кондиционирование воздуха может быть урегулировано до совершенства.
 Кто научил термитов такой искусности в архитектуре и технике? Слепая эволюция? Или предвидящий Мастер-Конструктор?

Танцующие пчелы с правом голоса

 Ты, может быть, уже слышал о инстинктивных достижениях медоносных пчел. В течение своей короткой жизни эти небольшие существа исполняют много задач. Сначала они служат кормилицами матки и личинок, а потом поступают на должность сотовых строительниц, сторожей и швейцарок улья. Но рискованное задание разыскивать цветочный сок и другие необходимые вещества получают пчелы старшего стажа. Их инстинктивные способности вызывают величайшее восхищение.
 Когда пчела находит новый источник цветочного сока, она возвращается к улью, чтобы сообщить хорошую новость. Это она делает при помощи танца. Скорость и фигуры танца (либо круг, либо восьмерка), а также частота виляния брюшком информирует других пчел о расстоянии до источника цветочного сока. Танцем также указывается направление к цветочному соку по сравнению с солнцем. "Пчелиный язык кажется невероятным, — признает книга The Insects (Насекомые), — однако он подтвержден бесчисленными опытами".
 Когда улей переполнен, некоторые пчелы следуют за прежней маткой в новое жилище. Откуда они знают, куда направиться? Из образовавшегося нового роя вылетают разведчицы во все стороны. Теперь же они не ищут цветов. Они ищут полости в деревьях или щели в стенах — места для постройки нового гнезда. Возвратившись, разведчицы танцуют, чтобы указать положение этих новых мест, так же, как они танцуют для указания позиции какого-либо цветка. Разведчицы, обнаружившие хорошие места, танцуют очень восторженно, иной раз целыми часами. Энергичный танец стимулирует многих других пчёл полететь посмотреть. Разведчицы, которые нашли 'менее желательные места, не танцуют так долго или не столь восторженно, и так меньшее число пчел стимулируется осмотреть эти места.
 Постепенно пчелы сводят возможности выбора к немногим местоположениям и, в конце концов, к одному единственному, ибо восторженным танцеванием примкнувших разведчиц все больше увеличивается поддержка лучшего места. Рой, таким образом, осматривает несколько возможных мест и голосует за то место, которое понравилось лучше всего. Весь этот процесс может длиться пять дней, после чего рой в единодушном согласии улетает к своему новому жилищу!
 Могут ли аварийные мутации и случайные события произвести такие чуда коммуникации и социальной гармонии? Разве производится гармония благодаря авариям и хаосу в каком-либо ином обществе?

 

Является ли она фактом?

Многие эволюционисты догматичны, но имеется ли основание для справедливых сомнений?

 ЯВЛЯЕТСЯ ли эволюция научным фактом? Ученый Портер Киер от Смитсоновского института очень догматичен. При годовом собрании Американской ассоциации содействия развитию науки он сказал: "В музеях по всему миру имеется сто миллионов окаменелостей, которые все каталогизированы и идентифицированы. Это сто миллионов фактов в пользу эволюции". Почему 100 000 000 окаменелостей — они, по общему признанию, не являются переходными формами, которых требует теория — представляют собой 100 000 000 фактов, доказывающих эволюцию, отнюдь не ясно. Портер Киер затем добавил, что эволюционисты, хотя и спорят в деталях, "согласны в том, что эволюция есть факт и что ее -следует обозначать как таковую".
 Знаменитый эволюционист Феодосии Добжанскнй не такой догматичный. В книге Evolution (Эволюция) Добжанский и его сотрудники описывают ее как гипотезу или теорию н допускают следующее: "Научные гипотезы можно признавать лишь временно, потому что невозможно окончательно доказать их правильность". Ссылаясь на д-ра Карла Поппера как авторитета, эта книга также говорит: "Гипотеза, не поддающаяся хотя бы в принципе эмпирической [экспериментальной] опровержимости, не принадлежит к области науки". Стивен Джей Гулд от Гарвардского университета также ссылается на Поппера и говорит: "Система идей, которую в принципе нельзя опровергнуть, — не наука."
 Почему все это так важно для нашего обсуждения? Потому что на основе именно этой аргументации Гулд и другие исключают учение о сотворении мира как науку и говорят, что его поэтому не следует включать в уроки биологии. Сотворение якобы не доступно испытанию, его невозможно опровергнуть научным экспериментированием. Сторонники учения о сотворении мира говорят: "Это сделал Бог", и нет возможности проверить или опровергнуть это. "Выражение „научный креационизм" содержит внутреннее противоречие именно потому, что он не поддается опровержению", — полагает Гулд. Но он непреклонно утверждает, что эволюция — факт.
 Интересно, однако, что д-р Поппер применяет этот же критерий к эволюции. Он говорит: "Я пришел к заключению, что дарвинизм — не научная теория, которую можно было бы подвергнуть испытанию, а метафизическая исследовательская программа". Поскольку эволюционная теория не подвергается испытанию, она — согласно этому определению — не является наукой. Наблюдать ее— невозможно; показать экспериментом — невозможно. Она держится одними догматичными утверждениями, и поэтому ее невозможно доказать научным методом. Д-ра Поппера высоко уважают за его изучение научного метода, и на основании этого метода он находит, что эволюция не равна законной научной теории. Он находит, что эволюция — не наука, а скорее предмет метафизических исследований.
 Норман Казнс дает определение научного метода, которое не только описывает его, а также показывает его ценность: "Самым важным в науке является научный метод — образ систематического мышления, образ сбора и оценки данных, образ проведения экспериментов, чтобы точно предсказать, что случится при данных обстоятельствах, образ установления и признания собственного заблуждения, образ нахождения ошибочности долго поддерживавшихся…

 

Если она не факт, то что же она тогда?

Религиозная "вера"? Философия?
Эволюция "ставится под сомнение и уважаемыми учеными"

 "Неосведомленные, неразумные, безответственные, некомпетентные, невежественные, догматичные, скованные древними иллюзиями и предрассудками". Таким образом ведущие эволюционисты описывают тех, кто не принимает эволюцию за факт. Однако при холодном, логичном, научном рассуждении с поддержкой данных из наблюдении и экспериментов нет необходимости прибегать к таким личным оскорблениям.
 Позиция эволюционистов скорее характерна для религиозного догматизма. Увидев, как народ принимает Иисуса, первосвященники и фарисеи послали служителей, чтобы они арестовали Его. Результат был таков: "Служители возвратились к первосвященникам и фарисеям, и сии сказали им: для чего вы не привели Его? Служители отвечали: никогда человек не говорил так, как Этот Человек. Фарисеи сказали им: неужели и вы прельстились? Уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев? Но этот народ невежда в законе, проклят он" (Иоанна 7:32, 45-49).
 Они были неправы, ибо учение Иисуса, как доказано, получало поддержку многих ведущих люден. Даже некоторые священники стали Его последователями (Иоанна 12:42; Деяния 6:7; 15:5). Не в состоянии опровергнуть Иисуса, фарисеи, как группа, прибегли к тирании авторитета. Сегодня эволюционисты применяют такую же тактику:
 "Глупый народ, что он знает? Все уважаемые ученые признают эволюцию!" Нет, это не так. В журнале Discover было сказано:. "Теперь многовосхваляемая теория атакуется не только фундаменталистскими христианами, а ставится под сомнение и уважаемыми учеными" (октябрь 1980 г.).
 Р. Е. Гибсон писал в журнале Scieiice, что у Галилея было "страстное нерасположение ко всякому виду догмы, основанной на человеческом авторитете". Его интеллектуальная честность создавала ему неприятности с инквизицией. Но такая честность, утверждает Гибсон, "теперь не модна; в настоящее время среди ученых, ставших теперь сильными, есть тенденция вести себя так же, как вела себя церковь во дни Галилея". Применяет ли современная наука свое влияние и престиж лучше, чем в свое время католическая церковь? Эйнштейн однажды заметил, что мы не так далеко ушли от времен Галилея, как нам хочется верить (Science, 18 сентября 1964 г., страницы 1271—1276).
 Роберт Ястров упоминает "религиозную веру ученого" и его раздражение, когда данные не соответствуют его убеждению. Д. Н. У. Салливен называет убежденность в спонтанном зарождении "догматом веры", и Т. Г. Гексли сказал, что такая убежденность является "актом философской веры". Салливен думал, что убежденность в том, что эволюция произвела всю жизнь на земле, является "необычайным актом веры". Д-р Д. Р. Дьюрент подчеркивает, что "многие ученые поддаются искушению быть догматичными и подхватывают новые идеи с почти миссионерским рвением... В отношении эволюционной теории, как видно, преобладает миссионерский дух". Физик Г. С. Липсон говорит, что после Дарвина "эволюция стала в некотором смысле научной религией; почти все ученые приняли ее и многие готовы „подогнать" свои наблюдения, чтобы они совпадали с ней".
 В доказательство этого в газете U.S. News & World Report (2 марта 1981 г.) говорилось о скандалах в научных лабораториях. Исследователь при Иельском университете сказал: "Это Уотергейтский скандал науки". Статья заключалась словами: "„Отвратительно", — признался д-р Арнольд Рельман, издатель журнала New England Journal of Medicine [Медицинский журнал Новой Англии]. „Поражен еще один идол. У всех, кажется, запятнанная репутация — даже у некоторых ученых-исследователей"". В книге The Meaning of Evolution [Значение эволюции] Симпсон писал, что эволюционисты "могут употреблять те же самые данные, чтобы „доказывать" диаметрально противоположные теории", и каждый "вносит в данные свою индивидуальную теорию" (страницы 137-139). Салливен сказал, что ученые "не всегда говорят или стараются говорить правду, и это даже в области своей науки. Известно, что они уже лгали, но они не лгали, чтобы оказать услугу науке, а чтобы служить религиозным или антирелигиозным предрассудкам" (Limitations of Science [Пределы науки], страницы 173-175).

"Тирания авторитета" со стороны эволюционистов

 "Когда он [Дарвин] закончил свои работы, факт эволюции можно было отвергать лишь отречением от здравого смысла" (Life Nature Library, Evolution [Эволюция, книга серии "Лайф" о природе], страница 10).
 "Верить или не верить в эволюцию — это не дело личного вкуса. Доказательства в пользу эволюции неопровержимы" (Evolution, Genetics, and Man [Эволюция, генетика и человек], страница 319, Добжансиий).
 "Ее безусловная истинность теперь повсюду признана учеными, которые компетентны составить себе мнение" (Nature and Man's Fate [Природа и судьба человека], страница V, Хардин).
 "Установление родословного дерева жизни эволюционным процессом теперь повсюду признается всеми сознающими свою ответственность учеными"(A Guide to Earth History [Руководство по истории земли], страница 82, Кэррингтон).
 "Ни один осведомленный человек не отрицает сегодня, что человек произошел медленным процессом из мира рыб и лягушек" (журнал Life, 26 августа 1966 г., Ардрей).
 "Для кого-либо, кто освободился от древних иллюзий и предрассудков, она стала почти сама собой разумеющейся и не требует никаких дальнейших доказательств" (The Meaning of Evolution [Значение эволюции], страница 338, Симпсон).
 "Нет соперничающей гипотезы, кроме устарелого и полностью опроверженного учения о непосредственном сотворении, поддерживаемого теперь лишь невежественными, догматичными и предубежденными лицами" (Outlines of General Zoology [Очерк общей зоологии], страница 407, Ньюмен).
 Первоначальные поиски истины часто забываются, когда каждый подбирает идеи, чтобы подкрепить свое собственное эмоциональное убеждение, будь то научную догму пли религиозное вероисповедание. Эволюционная теория не находится на уровне науки, которая посылает людей на луну или расшифровывает генетический код. Она скорее похожа на религию: подобные священникам авторитеты, говорящие "с амвона", сектантские перебранки, необъяснимые тайны, вера в недостающие связующие звенья и недостающие мутации, слепо следующие профаны, искажение данных, чтобы они соответствовали их вероисповеданию, и осуждение неверующих как глупцов. А их бог? Никто иной, как тот, которому жертвовали уже древние народы, приготовляя "трапезу для бога "счастья"" (Исаия 65:11, НМ).
 В известной сказке Ханса Кристиана Андерсена о новом платье короля было достаточно маленького ребенка, чтобы сообщить королю, что он был нагим. Эволюционная теория теперь гордо выступает как полностью одетый факт. Нам нужна детская честность, чтобы сообщить ей, что она нага. И нам нужны такие смелые ученые, как профессор Липсон, который сказал: "Мы должны идти дальше этого и признать, что единственным приемлемым объяснением является сотворение. Я знаю, что это означает анафему как для физиков, как и для меня, но нам нельзя отвергать теорию, которая нам не нравится, если экспериментальные доказательства поддерживают ее".
 Какие доказательства имеются для веры в сотворение? Некоторые доказательства приводятся в следующей статье.

 

Что соответствует фактам?

С увеличивающимся знанием эволюционная теория отступает

 Древние египтяне видели, как из земли вдруг вылезали жуки скарабеи, и они думали, что они создавались сами. Однако самки прежде отлагают яйца в шарики навоза и закапывают их, и некоторое время спустя появляются потомки. Спонтанное самозарождение? В пятом столетии до н.э. греческие философы Анаксагор н Эмпс-докл защищали это учение, и столетнем позже Аристотель считал, что черви п улитки производятся благодаря гниению. Еще в XVII веке н.э. ученые Фрэнснс Бей-кон и Уильям Гарвеи учили спонтанному самозарождению.
 - Благодаря же увеличивающемуся знанию'все это изменилось. В том же XVII веке Реди'показал, что безногие личинки появляются в мясе лишь после того, как мухи отложили в него яйца. Затем были обнаружены бактерии, н их расхваливали как пример спонтанного самозарождения жизни, но столетием позже Спалдавцанп опроверг это мнение. В последующем столетии Пастер установил, что "жизнь происходит только от жизни". Сегодня это считается аксиомой. Даже Дарвин признавал это, ибо в заключительном предложении своего труда Происхождение видов он выразил, что жизнь началась от того, что "Создатель первоначально вдохнул жизнь в немногие формы или даже только в одну".
 Учение о сотворении соответствует факту, что "жизнь происходит только от жизни". О Нетпве Боге говорится: "У Тебя источник жизни" (Псалом 35:10).
 Окаменелости также говорят в пользу сотворения. Спмпсон пишет в книге The Meaning of Evolution (Значение эволюции):
 "Породы раннего кембрня, наслоившиеся 500000000 лет тому назад, полны окамене-лостей. В некоторых местах земли имеются также богатые залежи окаменелостей почти всех периодов после раннего кембрпя. Но в докембрийских породах, охватывающих огромный промежуток времени 1 500 000 000 лет, окаменелости, как правило, редки и обыкновенно сомнительны и спорны". Это внезапное появление окаменелостей всех главных классов или типов, за исключением позвоночных, Спмпсон называет "великой тайной истории жизни" (страницы 16--19).
 Профессор Ромер от Гарвардского университета цитировал комментарий Дарвина относительно этой тайны: "Я не могу дать удовлетворяющего ответа" н сам прибавил: "И мы сегодня тоже не можем". Показательно, что он после этого заметил:
 "Вполне возможно сказать, что общая картина совместима с представлением об особом сотворении в начале кембрня". Однако показывают ли находки окаменелостей, которые столь многочисленны после кем-брийского времени, начальные стадии позвоночных животных? Нет. Профессор-зоолог Гольдшмидт пишет в книге The Material Basis of Evolution (Материальная основа эволюции): "Факты не дают разъяснения относительно происхождения самих видов, не говоря уж о происхождении более высоких категорий" (страница 165). Среди специалистов по окаменелостям это является сегодня общепризнанным фактом.
 Интересно, что эволюционисты сознают, что находки окаменелостей скорее совместимы с сотворением, чем с эволюционной теорией, хотя они сами страстно отклоняют сотворение. Годы тому назад некоторые из них признали: "Чем больше занимаешься палеонтологией, тем более убеждаешься в том, что эволюция основана на одной вере; на точно такой же вере, которую надо ют эволюционную теорию. Учение же о сотворении соответствует фактам.
 Но и мутации не оправдывают эволюцию. Мутации являются изменениями в генетическом материале, и они вызывают в организме новые наследственные признаки. Почти все небольшие мутации вредны; большие приводят к уродству или смерти. Они, как предполагается, содействуют дегенерации организмов и несут ответственность за множество болезней и уродств. II все же эволюционисты считают их механизмами эволюции. Однако установлено, что мутации не способны производить новые виды семейств. Эволюционист Бен-гельсдорф писал: "Мутациями, например, изменениями основании в генах, можно объяснить разницы между двумя лицами... Но по разным причинам ими нельзя объяснить общую эволюцию — почему имеются рыбы, рептилии, птицы и млекопитающие".
 Креационисты всегда признавали возможность разнообразия внутри видов семейств, упомянутых в 1 главе Бытия. В журнале Science от 21 ноября 1980 г. подтверждается степень разновидности:
 "Виды действительно могут испытывать небольшие изменения в физических и других признаках, но эта способность ограничена .и, имея в виду более долгий срок, колеблется в пределах среднего значения". Проверяя это экспериментально, генетики вызвали потоки мутаций в наиболее плодовитых животных, однако "после манипуляции эволюции плодовых мушек, которые за несколько дней порождают несколько поколений, в продолжение 40 лет наблюдалось много странных изменений, но плодовые мушки всегда остаются плодовыми мушками".
 Как говорят эволюционисты, находки окаменелостей показывают, что виды дают приплод по с5':'гму роду з течение миллионов лет. Мутации — как возникающие естественным образом, так п вызываемые искусственным образом — показывают неизменность видов. Слова из Бытие 1:12, 21, 24, где говорится, что живые существа будут размножаться "по роду их", соответствуют научным фактам.
 Под конец обратимся к широчайшей пропасти. Между человеком и тем животным, которое, по мнению эволюционистов, наиболее близко к нему, находится громадная пропасть. "Даже эта сравнительно недавняя история усеяна, — как говорит Добжан-ский, — неуверенностямп; авторитеты часто расходятся во мнениях, как в фундаментальных вопросах, так и в деталях" (Mankind Evolving [Развитие человечества], стр. 168). Антропологи с восхищением рассыпаются в новых утверждениях, когда находят кусочки костей ц зубов, но позже отвергают их как недостающие звенья, когда находят другие подобные обломки, возводя их на трон недостающего звена между обезьяной и человеком — п препираются с другими эволюционистами, которые выдвигают собственные находки как истинные звенья.
 Дар речи, логичного, творческого мышления, музыки и искусства, сознание прошлого, настоящего и будущего, потребность достигать чего-нибудь и видеть в жизни значение и смысл, способность проявлять такие качества, как справедливость, доброту, сочувствие и любовь, — все это ставит человека намного выше всякого животного. Это невозможно объяснить эволюцией, но учением о сотворении человека, которое говорит, что человек был создан „по образу и подобию Бога" (Бытие 1:26, 27). Следовательно, и в этом случае учение о сотворении находится в согласии с фактами.
 Между прочим, многие либеральные религиозные лица принимают эволюционную теорию, говоря, что человека создал Бог, но что Он использовал для этого эволюционные процессы. Сообщение в Бытие не допускает такой возможности. Наш Создатель, Негова Бог, не развил человека из какого--либо животного, а Он "создал...человека из праха земного" (Бытие 2:7).
 Возникновение жизни говорит в пользу сотворения! Находки окаменелостей говорят в пользу сотворения! Мутации говорят в пользу сотворения! Пропасть между человеком и ближайшим животным говорит в пользу сотворения! Не эволюция, а учение о сотворении соответствует научным фактам!

 

Выбор: никакое будущее или светлое будущее

Истина, которой многие не хотят смотреть в лицо: надеяться на бога или быть без надежды

 УЧЕНЫЕ предсказывают, что в расширяющейся вселенной иссякнет энергия, что в ней станет темно и всякая жизнь придет к концу, или что вселенная обрушится и таким образом кончится вся жизнь. Ученый Пикок говорит: "Следовательно, наука не может ответить на „основной вопрос надежды"". Она "поднимает вопросы об основном значении человеческой жизни во вселенной, которая, в конце концов, уничтожит всю жизнь".
 Если мы приписываем свое существование эволюции, исключая Бога, Библию и мораль, то наша жизнь теряет свой смысл и значение. Мы становимся братьями муравьев и слонов, червей и сорняков, тараканов и кошек. Какое значение имеет муравей или сорняк, и какое значение имеет тогда человек?
 Эволюционисты, лишив нас смысла жизни, чувствуют- себя вынужденными сделать нас значительными. Многие заканчивают свои книги краткими, едва ли убедительными изречениями о славе, в которой мы участвуем, будучи ступенькой в эволюционной лестнице, по которой наши потомки через миллионы лет достигнут грандиозной вершины величия.

Пустое философствование эволюционистов

 Профессор Милликен с восхищением замечает, что сознание иметь участие в эволюционном процессе восхождения к будущей вершине дает людям -огромный душевный стимул". Генетик Герман Меллер страшится биологического Армагеддона, которым угрожают нгм мутации, но все же полагает, что они разовьют нас к "не снившимся и во сне вершинам". Чтобы узнать, каков пудинг, надо его попробовать, но он сам не хочет взять ни кусочка, не желая испытать мутации на себе самом. Добжанский пишет, что стремления человека к дальнейшему развитию придают жизни надежду, достоинство и смысл, и в заключение говорит: "Итак, еще раз повторим: эволюция дает надежду".
 Такие пустые слова никого не утешают. В книге Limitations of Science Салливен по праву замечает: "Наши религиозные порывы нельзя удовлетворить ничем другим, как верой, что жизнь имеет трансцендентальное значение" (страницы 149, 150). Если конечная цель нашей жизни — вечное забвение, то вообще ничто не имеет какого-либо значения. И если таков конец и нашего великого гипотетического потомства миллионы лет спустя, то тогда бессмысленно и их существование. Своим пустым философствованием эволюционисты пытаются утолить врожденную потребность в Боге. Они сколачивают своего рода новые костыли, чтобы заменить костыли веры, которые они отбросили. Они не хотят смотреть в лицо истине: надеяться на Бога или быть без надежды.

Библейская надежда

 Какую же надежду дает нам Бог? Он сотворил землю, чтобы она осталось вечно, чтобы она навсегда, была раем, чтобы она. навсегда, была обитаема послушными человеческими созданиями (Екклесиаст 1:4; Исаия 45:18). Люди не изготовляют хорошие часы, не строят красивые здания и не разбивают сады лишь для того, чтобы затем уничтожить их. Так же не провалится намерение Бога, которое было у Него при сотворении земли и всей жизни на ней. -Я, — говорит Он, — предначертал, и сделаю" (Исаия 46:11).
 Его забота о земле показывается Его предвещением относительно людей, загрязняющих ныне землю: Он намерен "погубить губивших землю" (Откровение 11:18). Царство Бога в руках Христа Иисуса приведет условия, описанные в Откровение 21:3, 4: "Се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними... И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет; ибо прежнее прошло".
 "Надежда" эволюционистов — вовсе не надежда. Их "надежда" — вечное забвение. Библия же дает надежду на светлое будущее: вечная жизнь на райской земле! Каждый должен сделать сам СБОЙ выбор. Ты, однако, прежде чем сделать это, основательно осведомись.