Среда, октября 28, 2020
Руководящий совет cвидетелей Иеговы запрещает свободу слова на религиозную тему
или о cвидетелях Иеговы, которая вне надзора «верного и благоразумного раба».

Том 3 - Да приидет Царствие Твое

Предисловие автора

 Этот том был написан в 1890 году. С тех пор он был переиздан много раз на многих языках, и многие издания еще только планируются. Тысячи из числа Божьего посвященного народа засвидетельствовали нам, что посредством этого тома они обильно испили из Источника Живых Вод - Божьего Слова. Мы верим, что это благословение будет изобиловать и дальше, пока окончательно, посредством Царства, знание славы Бога не наполнит всю землю как вода покрывает морские глубины.
  Хотя, если речь идет об этих ИССЛЕДОВАНИЯХ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ, мы отвергаем все сродни вдохновению, тем не менее мы рады тому, что поскольку мы находимся на рассвете Новой Эпохи, свет Истины сияет столь ясно, и Божественный План столь очевиден, что вряд ли даже одно слово этого Тома, если его писать сегодня - 26 лет спустя, нуждается в изменении.
  С годами Время Конца все больше и больше подтверждает сказанное - особенно с тех пор, как мы вошли хронологически в большой Седьмой День. Дело Жатвы продвинулось вперед и продвигается дальше - даже если одно время мы предполагали, что Жатвенный труд полностью завершится с окончанием Времен Язычников. Это было всего лишь предположение, которое оказалось безосновательным, так как с октября 1914 года серп Истины был пущен дальше и собирание спелого зерна продолжается как никогда раньше. Действительно, великая Мировая Война в известной степени пробудила человечество, и сегодня независимое мышление проявляется больше, чем когда-либо до этого. Все это способствует падению оков невежества, суеверия, предубеждения, и освобождению тех, кто желает знать Господнюю волю и ступать следами Иисуса.
  Мы рады дальнейшим возможностям служения нашему великому Царю в деле собирания Избранных к Себе, к Истине. Мы рады видеть других приходящими к Истине и готовящимися войти на "Брачный пир". Очевидно "дверь" еще не заперта, хотя мы предполагали уже довольно давно - возможно год или два или три, - что полное число Избранных будет укомлектовано, и все войдут за завесу и дверь будет заперта*.

 -------------
 *Автор приводит принципы Священного Писания для определения закрытия двери, показывающие, что Церковь еще не укомплектована. Смотрите Главу VI этого тома, стр. ....
 ------------

  Мы можем позволить себе сказать, что восстановление Израиля не произошло так быстро как мы предполагали. Тем не менее, иудеи в Палестине как кажется уже очень хорошо там устроились. Несомненно, что многие их религиозные собратья в регионах, охваченных войной, и прежде всего в Польше, рады бы уехать в Палестину если на то будет возможность. Трудно сказать, каким образом исход войны может повлиять на интересы Израиля. Нам следует обзавестись терпением и ждать. Похоже, что тяжелые испытания иудеев вынудят значительное их число уехать на свою родину. Тем не менее мы никогда не надеялись, что туда вернутся все иудеи - скорее их представительная группа, точно так же как в случае возвращения из Вавилонского плена, когда вернулось только около 52 000 - несмотря на то, что в плен в Вавилон ушло большое множество.
  Возвращающиеся представляют тех, кто наиболее полон веры в Господа и Его обетования, и несомненно будут трактованы как представители всех. Мы напоминаем нашим читателям, что когда этот том находился в процессе написания, иудеи сами вряд ли думали уезжать в Палестину. Сегодня Сионизм быстро вырос и глубоко укоренился в сердцах израильтян. Хотя вначале это был светский Сионизм, он постепенно превратился в религиозное чувство и надежду.
  Большая Пирамида Египта, о которой велась речь в этом Томе, нисколько не перестала интересовать автора. Ее Нисходящий Коридор все так же образно символизирует путь человечества вниз под властью греха и смерти. Первый Восходящий Коридор все так же символизирует Эпоху Закона - Божий Завет с Израилем, сделанный на Синае, и путь этого народа под господством этого Закона. Большая Галерея все так же символизирует величественные высоты учений Христа и Его последователей во время Евангельского века. Ступень в верхнем конце Большой Галереи все так же символизирует заметное изменение в делах мира, поднимая человека на высший уровень. Соединение между вершиной Большой Галереи и пространствами над Комнатой Царя все так же символизирует духовное присутствие нашего Господа в Жатве этого Века, начиная с 1874 года.
  Мы никогда не пытались поставить Большую Пирамиду, иногда называемую Библией в Камне, на одном уровне, наравне с Божьим Словом, представленным Писаниями Ветхого и Новога Заветов, ведь последнее всегда стоит особняком как авторитет. Однако мы все так же верим, что строение этой Пирамиды, столь отличающееся от всех других пирамид, было спроектировано Господом с намерением быть Пирамидой и свидетелем посреди и на границе земли Египта (Исаии 19: 19). Она безусловно повествует историю, совершенно отличающуюся от всякого иного произведения искусства или реликвии, пришедшей из далеких времен.
  Ее удивительное подтверждение Божественно Плана Веков поражает каждого, кто действительно его осознает. Его следует читать с таким же неподдельным интересом как в случае первого издания, поскольку его уроки не изменились и не переделывались. Мы верим, что новые читатели обретут те же обильные благословения от этого Тома, какое получили его прежние читатели, и что, тем самым, мы можем прославлять Бога вместе и радоваться данному Им свету и покою на пути к полному провозглашению славного Царства дорогого Божьего Сына.
  Царство Мессии иногда именуют Царством Бога. Хотя оно пребывает строго под распорядительством Мессии, все его законы, правила, решения и т. п. находятся в строгом соответствии с Божественным постановлением, которое непреложно. Поэтому, когда мы молимся: "Да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе", нашими мыслями должно быть, что величественное совершенство Правления и Власти Небесного Отца является нашим желанием, и что мы ждем и надеемся тысячелетнего Царствования Христа, чтобы сокрушить бунт земли и привести человечество обратно к полному согласию с Богом - как это является уделом всех небесных ангелов в их совершенстве.
  Царство Мессии имеет разные этапы ознаменования своего начала. Во-первых, в Его Parousia прославленный Христос оживляет или воскрешает спящих членов Тела Христа. Это первый исполнительный акт Великого, Которого Бог столь высоко возвысил - Наследника великого Авраамова обетования. Его члены должны быть укомплектованы прежде чем Он оффициально займет Свое положение Царя мира. Подтверждение этого факта дано вдохновенным Словом: "Когда же явится Христос, жизнь ваша, тогда и вы явитесь с Ним во славе" (Кол. 3: 4). Следующие, с которыми Учитель имеет дело, это живущие члены Его Тела, Церковь. Как показано в притчах о минах и талантах, Учитель должен рассудить всех Его посвященных достойны ли они или недостойны быть в Царстве. Полное число Избранных должно быть определено и прославлено путем "перемены" воскресения - потому что "плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия" (1 Кор. 15: 50). Тогда будет принята власть над миром. Прославленный будет просить Отца, и Тот даст Ему язычников в Его наследие и наиболее отдаленные части земли в Его владение. "И будет пасти их жезлом железным; как сосуды глиняные, они сокрушатся" (Пс. 2; Отк. 2: 27).
  Это открытие Сына Человеческого миру путем принятия Им власти, и Его позволение, чтобы мир прошел сквозь большое испытание анархии, приближается самым очевидным образом. После войны на короткое время наступит большой триумф церковничества. И католики и протестанты будут участвовать в этом триумфе, поощряемые политическими и финансовыми магнатами, которые надеятся продлить свою власть. В то время мы можем ожидать сильной оппозиции со стороны церковничества к истинным, верным последователям Иисуса, которая завершится серьезными преследованиями - возможно даже смертью. Однако триумф Вавилона будет непродолжительным. Вскоре приговор, уже вынесенный, будет приведен в исполнение, и Вавилон упадет словно большой жернов в море - анархию, уничтожение, чтобы никогда больше не подняться.
  Незадолго после этого, согласно Библии, мы можем ожидать полного крушения нашей нынешней цивилизации. Однако самые мрачные минуты человеческой безысходности станут благоприятной возможностью для Бога. Мессия, Избранный Бога, примет власть и огласит мир для взбудораженных народов, приводя порядок из хаоса, радость из слез, восхваление из отчаяния. Вот так Царство Мессии родится в ужасных схватках, но славные последствия более чем возмещат "время тяжкое, какого не бывало с тех пор, как существуют люди". Поэтому нам сказано, что "придет Желаемый всеми народами" (Аггея 2: 7).
  Пускай эти страницы продолжают быть благословением для Господнего народа, принося честь Его имени. Такова молитва автора,

 Чарльза Т. Рассела.
 Бруклин, Нью-Йорк,
 1 октября 1916 года.

"Да приидет Царствие Твое"

Глава 1

Важность Царства - Классы людей, заинтересованные им - Классы, противящиеся ему. Почему? - Близость Царства - Его небесная слава - Установление его сегодня

 Наиболее важным событием в земной истории является установление Божьего Царства между людьми под властью нашего Господа Иисуса Христа и Его избранных сонаследников - победителей из числа Евангельской Церкви. Это великое событие, на которое, как показано в предыдущих томах "ИССЛЕДОВАНИЯ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ", обращают внимание все Божьи обетования и образы, сегодня, на наш взгляд, не только приблизились, но и находятся возле нас. Те, в ком пробудился интерес к этим фактам, кто должным образом и даже частично осознает их, чьи сердца находятся в полном согласии с великим Божьим планом веков, и кто видит, что Божье лекарство-панацея от греха, страданий и умирания стенающего творения должно быть применено через это Царство, вряд ли будут иметь другие чувства кроме всепоглощающего заинтересования фактом, временем и способом его установления.
  Каждый, доверяющий безоговорочно исполнению молитвы, возносить которую научил нас сам Господь: "Да приидет Царствие Твое; Да будет воля Твоя и на земле, как не небе", должен чувствовать живейший интерес к исполнению его прошения - если только он молился от всего сердца - в духе и в истине.
  Нетрудно заметить, что даже мир, если бы ему только удалось осознать действительный характер этого Царства, немедленно приветствовал бы его, что в конечном итоге и произойдет, как долгожданное благословение, приносящее с собой замечательные милости столь желанного золотого Тысячелетнего века.
  Однако один общий класс возможно будет препятствовать этому правлению праведности. Этот класс включает всех, которые не любят золотого правила любви и которые, вместо того, чтобы любить других как самих себя, готовы видеть других подавленными, угнетенными, лишенными прав, разумного вознаграждения и облегчения в их томительном труде, лишь бы они самим предаваться удовольствиям расточительным образом, "наслаждаться" (Иак. 5: 1-9) более нежели способно пожелать сердце или потребовать рассудок. Они мертвой хваткой держатся нынешнего порядка в обществе и как бы инстинктивно боятся обещанного Царства Мессии. По их мнению (поскольку их желания опережают их мысли) оно никогда не придет. Как сказал Давид: "В мыслях у них, что домы [семьи] их вечны, и что жилище их в род и род, и земли свои они называют своими именами... Этот путь их есть безумие их, хотя последующие за ними одобряют мнение их" (Пс. 48: 12, 14).
  Ставя под сомнение или игнорируя многочисленные свидетельства пророков, относящиеся к этому Царству (ведь оно всегда было темой для всех пророков: "Говорил Бог устами всех Своих святых пророков от века" (Деян. 3: 21)), многие, как кажется, страшатся этого Царства, интуитивно чувствуя истину, что если Богу предстоит установить Свое Царство, то оно будет управлять по справедливости. А если должна восторжествовать справедливость, то многие земные правители поменяются местами со своими поддаными, или даже будут брошены в темницу; многие сильные мира сего, надменные, гордящиеся своим богатством, мнительные будут лишены славы, почести и нечестно нажитого богатства, отчего их увидят в истинном свете, ничтожными. Они дрожат, хотя и не верят свидетельству, что: "Нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, что не было бы узнано" (Мат. 10: 26). Рядом с этими нечестными людьми - несправедливыми распорядителями богатств и власти, в окончательном пользовании которыми они не признаны "мудрыми" (как тот, кого в притче похвалили за предусмотрительность (Лук. 16: 1-9)), - стоит еще больший класс, без которого те не удержались бы. Этот большой класс, который, возможно, имеет ныне не более чем скромную участь в почестях, власти, богатстве и удобствах, имеет, однако же, надежду, хотя и незначительную, однажды пожить в роскоши, на зависть покровителям "простого народа". Как это низменно: быть рабами себялюбивого тщеславия, игрушкой изменчивой судьбы. Среди них - с прискорбием признаем - находятся некоторые, носящие имя Христа, приятеля неимущих. Своими устами они просят единственно хлеба насущного и притворно молятся "да приидет Царствие Твое", тогда как в каждом их взгляде, поступке и в отношениях с ближними видать их любовь к нынешнему несправедливому правлению и то как безрадостно, подбадриваемые несправедливостью, они воспримут Христово Царство.
  Как это ни странно (что явно расходится с поведением тех многих, кто считает себя Божьими детьми), мы нередко встречаем некоторых "социалистов", а также других, которые, отвергая "христианство", а вместе ним очень часто Библию и всякую веру в возвещенную религию, на деле осознают некоторые фундаментальные принципы праведности - признавая всеобщее братство людей и т.п., как это наиболее превосходно изложено в некоторых их сочинениях. Как кажется, они ждут и добиваются социального равенства и всеобщих благоприятных условий, неоднократно обещанных в Священном Писании, как результата установления Царства Христа среди людей, когда на земле будет исполняться Божья Воля. Бедные социалисты. Как явствует, их неоднократное отстаивание свободы отношений и равенства - это скорее следствие их нищеты и осознания недостатка обычных удобств и возможностей, чем следствие определенного принципа. Ведь пускай кто-то из них унаследует или приобретет большое богатство, как он почти наверняка оставляет свои социалистические идеи.
  Святые, молящиеся "Да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя", должны ступать очень осмотрительно, чтобы их молитвы не сделались притворством уст, которому не созвучно сердце и жизнь. "От слов твоих осудишься" - это одно из наиболее резких и суровых взысканий, какие Судья произнесет против тех, которые якобы были Его слугами и тосковали о Его Царстве любви и справедливости. Пусть же все, кто таким образом уже сегодня ждет с верой и молитвой приходящего царства праведности, согласует свои поступки и слова с его справедливыми требованиями - насколько это возможно с их стороны.
  Воспринявшие силу учений, изложенных в предыдущих томах, поймут, что Божье Царство не будет показным, зримым, с земным величием, но проявится в могуществе и божественной славе. Это Царство уже приступило к исполнению полномочий, хотя еще не покорило и не устранило царств этого мира, позволение власти которым еще не истекло. Поэтому оно еще не вошло в полное обладание земным господством. Однако его установление продолжается, как тому свидетельствуют знамения времени, а также пророчества, рассмотренные в предыдущем томе, и некоторые пророчества, изученные в этом томе.
  Следующие главы представят пророчества, обозначающие разные ступени приготовления номинальной церкви и мира к Царству, и обратят внимание на некоторые важнейшие перемены, которые, по предсказанию, должны произойти во время его установления. И не может быть ничего более важного и еще более интересного для тех живущих святых, которые уповают не обещанное сонаследие в этом Царстве и стремятся быть занятыми, сотрудничая с Учителем, Главным Жнецом и Царем в деле, на которое ныне пришла пора и которое продвигается.

 

"Время конца" или "День приготовления", Даниила 11

Глава 2

Время Конца - Его начало в 1799 г. н. э. - Его окончание в 1914 г. н. э. - Что должно быть подготовлено и с какой целью - История мира, пророческим образом прослеженная в ее главных правителях - От 405 г. до н. э. до Дня Приготовления - Начало Времени Конца четко обозначено, хотя и без названий и дат.

 "Время Конца", период ста пятнадцати (115) лет от 1799 г. н. э. до 1914 г. н. э.1, особенным образом обозначено в Священном Писании. Этому же периоду дано еще иное название - "День Его Приготовления", потому что общее умножение знаний, влекущее за собой различные открытия, изобретения и т. п., прокладывает в нем путь грядущему Тысячелетию благословений, приготавливая механические приспособления, которые облегчат труд и предоставят всему миру время и удобства, которые при справедливом царствовании Христа станут благословением для всех и будут содействовать наполнению земли познанием Господа. Этот день является днем или периодом приготовления также в ином смысле; посредством умножения знаний в среде масс, позволяющего всем вкусить свободы и благ - прежде, чем Христово правление будет установлено, чтобы справедливо руководить миром, - эти благословения постепенно превратятся в слуг власть имущих и повлекут восстание масс, а также свержение корпоративных трестов и т. д., вместе с которыми рухнут все ныне существующие земные правительства, как гражданские, так и церковные. Поэтому нынешнее время является днем приготовления (путем такого ниспровержения) к установлению столь долгожданного универсального правления Божьего Царства.
 Последние сорок лет "Времени Конца" именуются "Концом" или "Жатвой" Евангельского Века, как читаем: "ЖАТВА есть КОНЧИНА века" (Мат. 13: 39). Вскоре мы уделим особое внимание предсказанному общему характеру этого периода и его событиям, оставляя описание особых подробностей жатвы для следующей главы.
 Хотя наши сведения, указывающие на дату этого периода времени, предоставлены пророчеством Даниила, мы знаем, что он сам ничего из этого не понимал, говоря: "Я слышал это, но не понял" (Дан. 12: 8). В ответ на его озабоченные вопросы ему было сказано, что эти слова закрыты и запечатаны до Времени Конца. Следовательно, никто не мог понять этого пророчества до 1799 года. Прежде чем оставить данный предмет, мы покажем, что, исходя из пророчества, его нельзя было начать понимать до 1829 года, а также нельзя было достичь его ясного открытия до 1875 года.
 Глава ХI пророчества Даниила посвящена знаменательным событиям, ведущим к этому периоду, к "Времени Конца", тогда как глава ХІІ ведет дальше - до Конца, то есть до Жатвы. Исследователи пророчеств обратят внимание на особый способ, каким указана дата начала Времени Конца, - способ, знаменательный одинаково своей точностью установления даты и ее сокрытия - пока не наступит установленное время понять ее. После того, как этот пункт времени столь особо обозначен в главе XI - без определенного названия или даты, - XII глава предъявляет три периода времени, а именно 1260, 1290 и 1335 пророческих дней, которые поддерживают и подтверждают показанное в XI главе, что начало Времени Конца приходится на 1799 год.
 И хотя глава XI затрагивает некоторые из наиболее знаменательных характеров и событий истории, как это нам предстоит показать, все же ее свидетельство остается запечатанным для очень многих исследователей пророчеств, потому как главный пункт пророчества, от которого многое зависит, уже имел мнимое исполнение. Такой способ укрывания или утаивания пророчества до соответствующего времени для его открытия вовсе не является чем-то необычным. В прошлом некоторые исследователи пророчеств до такой степени чувствовали уверенность, что его главный пункт уже исполнился, что в нашей английской Библии (Common Version) имеется ссылка такого рода: "Исполнилось между 171 и 168 годами до н. э." Текст (Дан. 11:31) говорит: "И поставлена будет им часть войска, которое осквернит святилище могущества и прекратит ежедневную [буквально продолжительную] жертву и поставит [учредит] мерзость запустения [опустошительную мерзость]".
 Утверждается, что пророчество исполнилось во времена Антиоха Епифания, сирийского царя, когда тот силой вошел в Иерусалим, отменил жертвоприношения Богу в Храме и поставил в нем идола Юпитера Олимпийского.
 Этого кажущегося выполнения пророчества достаточно, чтобы удовлетворить заурядного исследователя, который довольствуется верой в то, что ему говорят. Но этим он теряет заинтересованность к упомянутому пророчеству как к таковому, которое исполнилось в далеком прошлом и не представляет для него особого интереса. И только ревностный исследователь заметит предсказанное о том (стих 14), что грабители из народа Даниила будут действительно стремиться выполнить это видение (или будут мнимо его исполнять), но это им не удастся; далее, что Время Конца было установленным временем (стих 35), и что полного и правильного толкования нельзя было иметь до этого времени. Поэтому такой исследователь не будет надеяться на верное толкование в прошлом. Внимательный исследователь также не оставит без внимания факт, что наш Господь обращал внимание на то же пророчество двести лет после его мнимого выполнения и говорил нам ожидать его исполнения в будущем, сказав: "Когда увидите [в будущем] мерзость запустения, реченную через пророка Даниила, стоящую на святом месте" (Мат. 24: 3, 15). Наш Господь даже предостерег, что нам следует быть осторожными и не ошибиться относительно действительной мерзости, говоря: "Читающий да разумеет".
 Мы верим, что представленные в предыдущем томе доказательства сделали очевидным факт, что этой мерзостью запустения является огромная папская система, которая на протяжении столетий грабила одинаково мир и Церковь - в имя Царства Христа. Действительно, эта мерзость издавна "стоит на святом месте" - в Храме Бога, в христианской Церкви. Спасибо Богу за привилегию все отчетливее видеть ее мерзостные приметы, чтобы нам избежать всех ее заблуждений. Спасибо Богу за то, что дни ее сочтены и что очищенное святилище (Дан. 8: 14) вскоре будет превознесено и наполнено славой Бога.
 С таким предисловием приступаем к рассмотрению XI главы пророчества Даниила в ее последовательном порядке.
 Стих 2 начинается Царством Медо-Персии, четвертым и последним царем которого был Дарий III Кодоманус.
 Могущественный царь из 3 стиха это Александр Великий, царь Греции, о котором с интересом читаем отрывок из труда историка Вилларда. Он говорит:
 "Когда Александр Великий вторгся в Иудею, он послал в Иерусалим повеление обеспечить его армию провиантом и пополнением. Яддус, тогдашний первосвященник, передал ответ, что он дал присягу верности персидскому царю и до тех пор, пока тот жив, не может ему изменить. Александр, как только закончил осаду Тира, двинулся на Иерусалим, чтобы отомстить за этот отказ. Извещенный о его намерениях и совершенно не в состоянии ему противостоять, первосвященник в тревоге возопил к небесам, моля о помощи. Получив наставление в ночном видении, он открыл ворота города и устлал дорогу цветами. Одевшись в великолепные одежды левитского священничества, он вышел встречать завоевателя, сопровождаемый всеми священниками, одетыми в белое. Встретив его, Александр поклонился и воздал почести. На вопрос своих удивленных друзей, почему он, перед которым преклонялись другие, должен воздавать почести первосвященнику, Александр ответил: "Я воздаю почести не ему, но Богу, которому он служит. Я узнал его, как только увидел его одежды, что это именно тот, которого я узрел в видении в Македонии, когда размышлял о покорении Персии; он тогда заверил меня, что его Бог пойдет предо мной и дарует мне победу". Александр обнял священников и, шествуя посреди них, вошел в Иерусалим, где самым торжественным образом возложил жертву в храме. Тогда первосвященник указал ему на пророчество Даниила и объяснил, что по предвидению ему суждено низложить власть Персии.
 Хотя Александр покорил мир за короткий период тринадцати лет, царство после его смерти не перешло по родственной линии как единое государство, но было разделено его четырьмя полководцами, и в конечном итоге распалось на части, как об этом сказано в 4 стихе.
 Здесь следует отметить соответствие этого пророчества тому, что записано в Дан. 8: 3-9, 20-25. Здесь показано, как из одной части империи Александра (сравните стихи 8, 9 и 21) восстанет "малый рог" (власть), который станет великим. Это, вероятно, относится к Риму, который поднимался к влиятельному положению на развалинах Греции. Будучи малозначительным вассалом, чьи представители не замедлили признать верховенство Греции стать частью империи у ног Александра Великого, Рим постепенно набирал превосходства.
 Поведанная несколькими словами история в Дан. 8: 9, 10 более обширно описана в главе 11: 5-19. В этом более подробном изложении Египет назван "Южным царем", тогда как греки, а впоследствии римляне - их наследники во владении или новый рог, выросший из Греции, - названы "царем Северным". Между ними переплетена - связанная то с одним царством, то с другим, - история Божьего народа, народа Даниила, в конечное благословение которого, как обещано Богом, верил Даниил. Утомительно и без надобности прослеживать всю эту историю с ее многочисленными подробностями конфликтов между полководцами Александра и их наследниками, вплоть до стиха 17, в котором речь идет о Клеопатре, царице Египта. А поскольку до сих пор имеется об этом единодушие, нам нет нужды обращаться в прошлое.
 Те, кто утверждает, что 31 стих относится к Антиоху Епифанию, продолжают в 18 стихе применять это пророчество к мелким склокам и конфликтам между Селевкидом, Филопатром, Антиохом Епифанием и Птолемеем Филоматом - вплоть до конца главы, - как это, вероятно, привыкли применять иудеи. Продолжая подобное толкование 12 главы, иудеи, пожалуй, имели достаточное основание ожидать их скорого освобождения Мессией. Мы читаем, что во время рождения нашего Господа "народ был в ожидании" Его, а через Него - избавления от римского ига. Однако от 18 стиха и далее, мы, которые видим действительную "мерзость", расстаемся с ними, понимая, что пророчество только затрагивает известные действующие лица вплоть до папства, чтобы затем, касаясь его и устанавливая с ним тождество, перейти дальше к концу его власти истреблять и определить эту дату путем подробного рассказа об одной из наиболее примечательных исторических личностей - о Наполеоне Бонапарте.
 Но может возникнуть вопрос, почему меняется тот особый способ, каким рассматривались предыдущие стихи, и затрагиваются только наиболее значительные события истории? На это отвечаем, что такова была часть Божьего метода печатания и закрытия пророчества. Кроме того, все в пророчестве было устроено таким образом, чтобы не стать преткновением для Израиля в первом пришествии. Если бы детали и подробности двадцати столетий были разложены так же, как изложено пророчество, находящееся в стихах 3-17 этой главы, это было бы изнурительным, скучным и превыше понимания. Это дало бы иудеям, а также ранней христианской Церкви представление о продолжительности времени до прихода Божьего Царства, а такого намерения у Бога не было.
 Продолжая, мы понимаем, что стихи 17-19 имеют отношение к временам и событиям, в которых действующими лицами были Марк Антоний и Клеопатра - когда Антоний был побежден, и Египет ("Южный царь") был поглощен Римской империей. Стих 20 мы применяем к Августу Цезарю, известному своими систематическими сборами больших налогов со всех платящих дань народов. Его чрезмерные поборы налогов в Иудее и во всем тогдашнем цивилизованном мире упоминаются в Священном Писании в связи с рождением нашего Господа (Лук. 2: 1). Выражение: "В те дни вышло от кесаря Августа повеление сделать перепись по всей земле" вполне соответствует описанию: "На место его восстанет некий, который пошлет сборщика податей во славе царства" (KJV). Последняя часть этого описания также полностью совпадает, поскольку период правления Августа Цезаря отмечен в истории, как самая славная эпоха великой Римской империи, и назван "золотым веком Рима".
 Другой перевод 20-го стиха гласит: "На место его восстанет некий, который пошлет сборщика податей пройти по земле, украшающей царство" (Rotherham). Это, вероятно, особым образом относится к Палестине и полностью отвечает тому, что записано в Евангелие от Луки. Оба толкования верны. Это было время расцвета Римской империи, и сборщики налогов были посланы пройти всю землю Палестины - землю, украшающую царство. Более того, следует отметить, что Август Цезарь был первым правителем, который учредил в мире упорядоченный сбор налогов.
 Далее об этом известном правителе читаем: "Он после немногих дней погибнет, и не от возмущения и не в сражении". Об императоре Августе сказано, что он умер спокойной смертью, тогда как его предшественник и семь преемников власти империи умерли насильственной смертью. Его смерть наступила через несколько лет после того, как он достиг зенита своей власти и послал "сборщика податей пройти по земле, украшающей царство".
 Стих 21 подходящим образом описывает Тиберия Цезаря, наследника Августа: "И восстанет на место его презренный, и не воздадут ему царских почестей, но он придет без шума и лестью овладеет царством". Заметьте, как исторические записи о Тиберии соответствуют тому, о чем говорит пророк.
 Историк Уайт: "Тиберию исполнилось пятьдесят шесть лет, когда он воссел на трон, выражая при этом большое нежелание брать на себя его важные заботы... А когда все препятствия были устранены, тиран дал волю своей жестокости и чувственным страстям".
 Историк Виллард: "Вначале он притворялся и руководил с кажущейся сдержанностью, однако маска вскоре упала... Сенат, которому он передал все политические права народа, оказался недееспособным и поэтому раболепно одобрял его действия, принося фимиам постоянной лести человеку, наполнившему их улицы кровью. Именно под правлением этого подлейшего человека и был распят в Иудее наш Господь Иисус Христос".
 Эти примеры полностью отвечают пророческому описанию и в дальнейшем подтверждаются следующим стихом (22). "И всепотопляющие [как половодье] полчища будут потоплены и сокрушены им [все, кто ему противится], даже и сам вождь завета". Последнее выражение, без малейшего сомнения, относится к нашему Господу Иисусу, Который, как выше упоминалось историком, был распят во время властвования Тиберия его представителем Пилатом, римским правителем Иудеи, а также римскими воинами.
 "Ибо после того, как он вступит в союз с ним [сенат признает его как императора], он будет действовать обманом, и взойдет, и одержит верх с малым народом [Тиберий создал Гвардию Претории, которая вначале насчитывала 10 000 воинов, а затем была удвоена. Эта небольшая группа людей, как личная охрана императора, постоянно находилась в Риме и под его контролем. С ее помощью он держал в благоговейном страхе народ и сенат, упразднил всенародные выборы, собрания и т. п.]. Он войдет в мирные и плодоносные страны, и совершит то, чего не делали отцы его: добычу, награбленное имущество и богатство будет расточать своим и на крепости будет иметь замыслы свои, но только до времени" (Стихи 23, 24).
 Политика Августа и его последователей состояла скорее в том, чтобы сохранить спокойное господство над уже захваченными владениями, чем стремиться к новым завоеваниям. Для обеспечения этого была принята политика делить захваченное, назначая при этом местных правителей, с титулами и властью, срок пребывания которых в должности зависел от поддержания порядка во вверенных им провинциях, от их верности Цезарю и проворности в сборе налогов. Они уже не придерживались, как раньше, политики грабежа и расхищения мира с одной целью увезти добычу в Рим в качестве трофея. Следуя такой дипломатической политике, "имея свои замыслы", Рим теперь правил миром более обстоятельно, с большим престижем, нежели когда его полчища рыскали туда и сюда.
 Следует понимать, что хотя пророчество изобилует подробностями, а в случае Августа и Тиберия почти указывают на личности, все это было исключительно для определенной цели. Этой целью было обозначить время перехода всемирного владычества от Греции к Риму, от четырех полководцев Александра Великого, представлявших четыре разделенных части империи ("четыре рога" греческого "козла", упоминаемого в Даниила 8: 8), к Римской империи, которая в то время и до того была частью Греции. Эти четыре полководца, правивших после Александра Великого, в истории отмечены не менее детально, нежели в пророчестве*. Говорит историк**:

 ---------------
 *Это разделение между четырьмя подробно упоминаются в Даниила 8: 8 и 11: 4, 5.
 **"Willard's Universal History", стр. 100.
 ---------------

 "Империя [Греция] теперь была разделена на четыре части, каждая из которых предназначалась одному из полководцев, которые заключили союз. Птолемей принял царскую власть над Египтом; Селенен - над Сирией и Верхней Азией; Лисимах - над Тракией и Малой Азией, достигая Таурус; а Кассандр взял, как свою долю, Македонию".
 В этом делении Италия отошла к владениям Кассандра, бывшим северной частью делимого, которые именовались "царем северным", тогда как Египет был южной частью делимого или "южным царем". Постепенно влияние Рима оказалось господствующим, и часть за частью территория, принадлежащая вначале Селенену, Лисимаху и Кассандру, была переведена в подчинение Рима, который был частью северной территории делимого; при этом остался только Египет, южная часть. Этот южный царь, Египет, как упоминалось, стал впоследствии подданным власти севера во времена Клеопатры, Антония и Августа Цезаря - частично по воле отца Клеопатры, который, умирая, когда его дети были юношеского возраста, оставил царство покровительству Римского Сената, а частично вследствие поражения Марка Антония. Действительно, какое-то время "южный царь", Египет, был столь же могуществен как "царь северный", Рим. Историки рассказывают, что "он был самой большой торговой державой, существовавшей тогда"; что в нем было "33 000 городов", и что годовая прибыль "составляла 14 800 талантов серебра" или около 20 000 000 долларов.
 Понимая смысл и цель пророчества, нам не следует ожидать подробных описаний личностей монархов этих царств, но под "царем северным" надо подразумевать представителя Римской империи, а под "царем южным" - представителя египетского царства. Следуя такому толкованию, мы продолжим исследование пророчества.
 Стих 25. "Потом возбудит [Рим] силы свои и дух свой с многочисленным войском против царя южного [Египта], и южный царь выступит на войну с великим и еще более сильным войском, но не устоит, потому что будет против него [предательское] коварство".
 От 30-го года до н. э., когда Август кесарь сделал Египет Римской провинцией, между двумя странами не было никаких враждебных действий - до тех пор, пока царица Зиновия, наследница Клеопатры (около 269 г. н. э.), не потребовала и не начала осуществлять власть. Ее царствование было коротким; римский император Аврелий одержал над ней победу в 272 г. н. э. Историк пишет: "Сирия, Египет и Малая Азия признавали владычество Зиновии, царицы Пальмиры. Но она вынуждена была столкнуться с предводителем века, превосходящим ее могуществом империи и военным искусством". Тем не менее, Аврелий писал о ней так: "Римский народ выражает недовольство по поводу войны, которую я веду с женщиной. Но он ничего не знает ни о характере, ни о славе Зиновии. Невозможно описать проведенные ею военные приготовления и отчаянную отвагу Зиновии". Фирм, союзник Зиновии в Египте, был в скором времени побежден и казнен, и Аврелий, овеянный славой, вернулся в Рим с несметными богатствами, как это описано в стихе 28: "И отправится он в землю свою с великим богатством и враждебным намерением против святого завета, и он исполнит его [разные подвиги] и возвратится в свою землю".
 В доказательство того, сколько богатства он накопил, предлагаем отрывок из истории Гиббона о его триумфальном шествии улицами Рима. Он пишет:
 "Богатства Азии, оружие и знамена побежденных народов, изумительной красоты посуда и одежда сирийской царицы были представлены на всеобщее обозрение, располагаясь в строгой симметричности или в искусном беспорядке... Изящная фигура Зиновии была закована в золотые цепи; раб поддерживал золотую цепь, охватившую ее шею, и сама она почти изнемогала под непосильным грузом украшений. Она шествовала перед великолепной колесницей, на которой надеялась однажды въехать в ворота Рима".
 Что касается выражения пророка, что после своего возвращения сердце его обратится против святого завета [христианства], историк Мошейм пишет:
 "Аврелий, хотя и непомерно преданный идолопоклонству и питающий большую антипатию к христианам, все же на протяжении четырех лет не пытался причинять им никакого вреда. Однако на пятом году своего царствования он - то ли по собственному предубеждению, то ли по навету других, - приготовился преследовать их. И если бы он жил дольше (а нрав его был исключительно жестоким и свирепым, и в огромной степени находился под влиянием языческих жрецов и поклонников языческих богов), то его гонения сопровождались бы даже большей жестокостью, нежели кого бы то ни было из его предшественников. Но до того как его новые указы достигли всех провинций, он был убит. Поэтому лишь некоторые христиане пострадали за свою набожность во время его правления"*.

 --------------------
 *История христианства. Том II, стр. 101.
 --------------------

 Этот дух преследования христианства проявился в нем после возвращения с победоносного похода, как это показано в пророчестве. Будучи поклонником солнца, Аврелий приписывал ему свою победу над Зиновией. Сразу после победного сражения он отправился в великолепный храм, возведенный в честь солнца, чтобы выразить свою признательность. Поскольку христиане считали солнце недостойным поклонения, предполагается, что отказ участвовать в этом празднестве воздаяния чести солнцу побудил его к внезапным и яростным гонениям.
 Стих 26. "Даже участники трапезы его погубят его, и войско его разольется, и падет много убитых". Аврелий был убит своими полководцами; его армия добилась успеха, но при этом многие были убиты.
 Стих 27 не относится к Египту и Риму, а к двум царям или властям в Римской империи - к постепенно умирающей власти империи, и к церковной власти, медленно приходящей к жизни и честолюбию. Каждая из них стремилась использовать друг друга для своих корыстных целей, одновременно отрицая подобные замыслы. Читаем: "У обоих царей сих на сердце будет коварство, и за одним столом будут говорить ложь, но успеха не будет [тогда], потому что конец еще отложен до времени". Если эту мысль представить более четко, то Богом был определен период времени в 1260 лет, как срок преследовательской власти папства; следовательно, в союзе или договоре между духовенством и светской властью "успеха еще не было" тогда, потому что 1260 лет, отсчитывая с той поры, привели бы к "концу" преждевременно. Поэтому его следовало отложить, придержать, позволяя приходить постепенно посредством упадка империи в Италии. На страницах церковной истории читаем об интригах христианских епископов с целью прийти к власти в Римской империи. Вероятнее всего, императоры также много дебатировали над тем, будет ли для них выгодно признать новую религию. По-видимому, Константин совершил только то, на что созрело время, и о чем другие как-то помышляли. Но даже Константину настроение в народе препятствовало сразу и быстро достичь желаемого союза сил церкви и государства.
 Мы считаем стихи 29 и 30 как бы вставным эпизодом, добавленным, чтобы утаить на какое-то время смысл, прервав последовательность повествования, с надеждой, что оно будет применено к еще далекому тогда столкновению между представителями Римской империи и Египта. Ни одного дополнительного конфликта между ними не должно было произойти за исключением того, которому следовало случиться именно в "назначенное время" - во время конца, в 1799 году. Поэтому оставим исследование этих стихов до тех пор, пока не рассмотрим последнюю битву между ними, детально описанную в стихах 40-45.
 Стих 31 мысленно связан с 27 стихом, и мы считаем, что он относится к более успешной из двух властей Римской империи - к папству. Проследив историю на примере известных отдельных правителей вплоть до Аврелия, и ознакомившись с двумя враждебными господствами - светским и церковным, - возникшими вскоре после них, видим, что в дальнейшем речь идет о верховенстве папства, его характере и его делах, имеющих отношение к Божьей истине и к Церкви. Здесь оно представлено как один царь или власть, невзирая на его разных и сменяющихся пап, то есть глав. Знаем, что в борьбе между светскими и церковными правителями папство одержало победу; об этом сказано в пророчестве: "И поставлена им будет часть войска [или, "сильные поднимутся от него"(Young)], которая осквернит святилище могущества и прекратит ежедневную жертву и ПОСТАВИТ мерзость запустения".
 Как понимаем, это означает, что ни церковной, ни светской власти не удалось поглотить друг друга, как одно время казалось возможным, но поднялись "сильные", которые осквернили основополагающие принципы светского правления, равно как истинной религии. "Святилище могущества", священный внешний двор гражданской власти, которую Бог на определенное время предоставил язычникам, царствам мира сего, подкапывались теми в церкви, кто жаждал данного властвования, и кто всячески старался заполучить светскую власть, чтобы этим помочь осуществить свои честолюбивые церковные замыслы. Таким образом, святилище Бога (Его священное место пребывания - Церковь) было осквернено и приведено в упадок постоянными усилиями "сильных" делить власть со светскими правителями, а также умножить численность и влияние среди народа. Таковым в зародыше было папство, замышлявшее поставить себя во власти как священническая империя.
 Нам не следует удивляться, что эти честолюбивые, "сильные", проигнорировав Божий план, предусматривающий наше нынешнее подчинение "существующим властям" (которые предопределены Богом для нашего нынешнего испытания и приготовления к будущему возвышению к власти, славе и господству над миром), и решив, при возможности, царствовать прежде установленного Богом времени, оказались столь далекими от согласия с Божьим планом, что полностью утеряли само существо и зерно истины, сохранив лишь форму и внешний вид. Наиболее откровенным шагом отступничества было "прекращение ежедневной жертвы". Этот кульминационный пункт вырождения доктрины, представленный в папистских учениях о Перевоплощении и Жертве Литургии, здесь нами только упоминается, и мы оставляем его для более полного рассмотрения в следующей главе, поскольку он связан с другим пророчеством. Со времени внесения такого рокового и хулительного заблуждения, Бог называет эту систему мерзостью, а ее последующее возвышение к власти упоминается здесь как "поставление мерзости запустения". То, насколько папство заслужило такое название, и насколько вредно было его пагубное влияние, верно засвидетельствовано историей "средних веков", краткий обзор которых представлен нами в предыдущем томе.
 Стих 32: "Поступающих нечестиво против завета он привлечет к себе лестью". Те в церкви, которые не сумели жить согласно своему завету с Богом, пали легкой добычей лести, почестей, титулов и т. п., представленных им папской иерархией, когда она начала обладать влиянием. И хотя многие поддались заблуждениям, однако это сделали не все. Поэтому читаем: "Но люди, чтящие своего Бога, усилятся, и будут действовать. И разумные из народа вразумят многих". Таким образом, показано разделение в церкви на два определенных класса, отмеченных в Дан. 8: 11-14 как святилище и воинство: один класс, испорченный соблазнительными почестями мира, попирающий свой завет с Богом, тогда как другой класс был действительно укреплен преследованиями, которым он подвергся за свою преданность Богу. В этом классе были такие, которые оценивали ситуацию и научали верных, что в Священном Писании именно так и написано, что Антихрист или Человек беззакония будет развит в результате большого отступничества в Церкви.
 В руках тех, кто оставил завет, кто присоединился к империи, находились численное большинство и власть. Немногих верных преследовали - они были гонимы, их заточали в тюрьмы, предавали мучениям, пыткам и смерти сотнями всевозможных отвратительных методов, о чем ясно свидетельствуют страницы истории, и что предсказал пророк, который поведал: "Будут несколько времени страдать от меча и огня, от плена и грабежа" [Здесь придется заключить в скобки стих 34 и часть 35 стиха] "...к последнему времени: ибо есть еще [будущее] время до срока". Как долго должно было продолжаться это преследование, здесь не сказано, за исключением того, что оно закончится, как положено, во Время Конца. Из других мест Писания мы узнаем, что это был период в 1260 лет, который закончился в 1799 г. н. э.; эта дата знаменательным образом обозначена Даниилом, Иоанном Откровителем, а также историей.
 Стихи 34 и 35. "Во время страдания своего будут иметь некоторую помощь". Полный период преследовательской (папской) власти, 1260 лет, должен был закончиться не раньше 1799 года; но перед его завершением Бог послал некоторую помощь через движение Реформации, которое, хотя вначале и усилило преследования, затем дало некоторое облегчение и защиту тем, кто обессилел, оставаясь верным Божьему Слову. Реформация стала преградой полному подавлению истины в мире. К сожалению, с этой некоторой помощью опять пришло "притворство". Как только преследования начали ослабевать, сатана прибегнул к тому же методу, каким он прежде преуспел в порче и приведении в упадок Церкви, с тем, чтобы теперь подчинить себе реформаторское движение. Короли и князья начали оказывать почести и давать титулы протестантам, а также объединяться с протестантизмом. Это привело к очень плохим последствиям и отступничеству от завета, как читаем: "Многие присоединятся к ним, но притворно. Пострадают некоторые и из разумных [предводители, реформаторы, учителя, которые были способны просветить многих относительно заблуждений папства] для испытания их [немногих верных], для очищения и для убеления к последнему времени".
 Исследуя пророчество дальше, мы видим, что как в предыдущих стихах отчетливо описаны ведущие личности, знаменательным образом связанные с переходом правления сначала к Греции, затем к Риму, а потом (обманом, постепенно, втихомолку) к папству, как власти, которая произрастала из светского Рима, так в случае, когда пророчество приходит к очень важному пункту, где папское господство было сломлено*, вполне разумно надеяться, что Наполеон, ведущее лицо, связанное с такой переменой, должен быть особо выделен - разумеется, не путем описания его внешности, а описанием его характерных черт, как это было в случае Августа и кесаря Тиберия. И, действительно, мы находим такое описание, которое полностью отвечает деятельности Наполеона Бонапарта. Стихи 31-35 описывают папство, его заблуждения и мерзости, равно как Реформацию с ее "некоторой помощью", частично потерпевшей неудачу посредством соблазнов. Эти стихи приводят нас к "Времени Конца" и показывают, что, несмотря на предоставленную небольшую помощь, некоторые будут падать от преследований до самого Времени Конца. Все так и было: во всех странах, подчиненных папству - Испании, Франции и т. д. - гонения, совершаемые жестокой инквизицией, продолжались до тех пор, пока Наполеон не положил им конец самым действенным образом.

 -------------------
 *Следовало бы сказать, что владычество папства миновало вначале нынешнего века, поскольку после Французской революции власть Рима над правителями и царствами (и даже над своей собственной территорией в Италии) была только условной, а не действительной. Следует также помнить, что до этого времени Франция была наиболее преданной и послушной папскому господству державой. Ее короли, князья, знать и народ с наибольшей готовностью повиновались повелениям папы - организовывали крестовые походы, вели войны и т.д. и т.п. на знак послушания папским указаниям, - и были преданными до такой степени, что после ужасной резни в ночь св. Варфоломея не позволили протестантам жить на их собственной земле. Поэтому никакой другой народ, кроме французского народа, не смог бы нанести папству столь ошеломляющий и разрушительный удар.
 -------------------

 Далее следуют стихи, описывающие Наполеона как орудие, использованное Провидением для сокрушения папской власти и для начала ее мучений, которые завершатся ее полным уничтожением, что произойдет несколько позже, как написано: "...Которого Господь Иисус... истребит явлением пришествия Своего" (2 Фес. 2: 8).
 Светская карьера Наполеона Бонапарта, которого даже в его время считали "человеком роковой судьбы", настолько отчетливо показана в пророческом описании, что можно достоверно узнать "определенное время". Такой метод определения даты весьма точен. И если мы сумеем показать, что упомянутые здесь в пророчестве события согласуются с карьерой Наполеона, описанной в истории, то сможем столь же уверенно определить нужную дату, как могли установить начало царствования кесаря Августа, Тиберия или Клеопатры, - о которых имеем описание в 17, 20 и 21 стихах. Карьера Наполеона, в свете пророчества, указывает на 1799 год н. э. как на окончание 1260 лет папской власти и начало периода, именуемого "Временем Конца". Пророческое описание говорит следующее:
 Стих 36: "И будет поступать царь тот по своему произволу, и вознесется и возвеличится выше всякого божества, и о Боге богов станет говорить хульное, и будет иметь успех, доколе не совершится гнев: ибо, что предопределено, то исполнится". Наполеон не был царем, однако выражение "царь" обычно применяется к могущественному правителю. Вероятно, он поступал "по своему произволу" так же, как это делал всякий другой человек, живший когда-либо; он был известен своеволием и решительностью, которыми побеждал почти непреодолимые трудности. Чтобы правильно понять вышеупомянутый стих, необходимо помнить, что выражение "бог" означает "могущественный", и что в Священном Писании оно часто относится к царям и правителям (как в этом стихе - "бог богов")*. Здесь выражение "боги" относится к властителям, царям и князьям, а выражение "бог богов", или правитель правителей, относится к папе. Большинство людей всегда признавало то или иное религиозное превосходство, но Наполеон не признавал никакого. У него была собственная воля и собственные планы превознести себя выше всякого иного правителя. Даже к "богу богов" (т. е. к правителю правителей - к папе) он обратился неслыханным образом. Он потребовал от него послушания, как от своего слуги, таким образом, что это потрясло тогдашний суеверный мир, а также достоинство папской иерархии. И, как сказано здесь, он имел успех до тех пор, пока не исполнил своей миссии наказать папство плетью и разрушить его влияние на сознание людей. В доказательство этого история** говорит:

 ---------------
 *Смотрите "Исследование Священного Писания", том II, стр. ...
 --------------
 **"Кампании Наполеона", стр. 89, 95, 96.
 --------------

 "В то время как светские князья, по заключенным с французами соглашениям, добросовестно соблюдали их условия и платили возложенную на них контрибуцию, верховный понтифик оказался виновным в самом безрассудном нарушении своих обязательств. Окруженный духовенством, которое было его единственным советником, папа обладал средствами для своих былых изощренных уловок и благочестивых интриг; прилагались всяческие усилия возжечь мысли людей против французов... Священники ссылались на то, что воспротивились сами небеса, и категорически утверждалось, что в разных церквях явлены многочисленные чудеса в защиту святой католической веры в верховенство папы, тем самым являя недовольство небес действиями французов. Бонапарт, убедившись, что двор папы в Риме настолько слепо увлечен собою, что все его мирные усилия окажутся бесполезными, предпринял незамедлительные шаги, чтобы отрезвить "Его Святейшество".
 "Он приказал генералу Виктору занять папские территории, и тот разметал папское воинство, "как прах пред лицом ветра", посеяв всеобщую панику во всех церковных землях... "Его Святейшество", видя, что в его критической ситуации св. Петр не оказал ему никакой помощи... отправил полномочных представителей к Бонапарту с мольбой о мире. Мир был заключен, но на довольно унизительных для папы условиях: Вдобавок к согласию придерживаться договора, принятого ранее и нарушенного папой, его обязали передать часть своих владений и уплатить денежную сумму где-то в тридцать миллионов французских лир (около шести миллионов долларов) - как возмещение за предыдущие разногласия".
 Эта сумма, добавленная к первоначальному налогообложению, составила, в общем, свыше десяти миллионов долларов, которые папа заплатил Франции золотом и серебром, без учета других ценностей - скульптур, картин и т.п. Римо-католический историк пишет, что "выполнение этих условий поставило папу на грань разорения". Этот договор был заключен 19 февраля 1797 года.
 Казалось бы, такое внезапное и успешное свержение папской власти будет достаточным доказательством миру, что ее притязания на божественное право руководить царями и т.п. являлись простым посягательством; но поскольку так не случилось, то в следующем году прибавились, бесспорно, кульминационные штрихи, когда французский генерал Бертье вошел в Рим, провозгласил там 15 февраля 1798 г. Республику, и через пять дней увез папу пленником во Францию, где тот умер на следующий год. С тех пор и доныне папское владычество над царствами земли было только тенью его былого величия. С тех пор оно очень редко упоминало о своем вымышленном праве постановлять и свергать царей. В самом деле, папа по имени Пий VII, избранный в 1800 году, "опубликовал обращение, в котором огласил учением Евангелия, что все должны быть послушны существующим властям", которые, разумеется, включают и его самого.
 Стих 37. "И о богах [о правителе] отцов своих он не помыслит и ни желания жен, ни даже божества [правителя] никакого не уважит; ибо возвеличит себя выше всех".
 Наполеон не только не почитал бога своих отцов, папство, но и не проявлял благосклонности к какой бы то ни было из протестантских сект, которые здесь представлены как жены*. На самом деле он руководствовался не чем иным, как только своим собственным честолюбием.

 ------------------
 *Как единственная истинная Церковь символически названа Невестой Христа, а церковь Рима за свою неверную связь с земной империей названа блудницей, так различные протестантские секты названы "женами".
 ------------------

 Стих 38. "Но богу крепостей [военной мощи] на месте его [вместо любого из этих богов] будет он воздавать честь, и этого бога, которого не знали отцы его, он будет чествовать золотом и серебром, и дорогими камнями и разными драгоценностями".
 Другие великие вожди выражали некоторое свое признание за одержанные победы определенным сверхъестественным силам. Александр Великий посещал языческие храмы, тем самым празднуя свои победы; так же поступали кесари. В последующем, под властью папства, сражающиеся стороны имели обычай взывать к Богу, к святым, к Деве Марии и папе о благословении и победе - по крайней мере для того, чтобы одержанная победа выглядела дарованной Богом. Но Наполеон ничего такого не делал: он приписывал свои успехи себе и своему гению. Его опорой были армии; он полагался на храбрых солдат, быстрые маневры и талантливых полководцев; к ним он обращал свои воззвания. Текст его присяги перед французским "Советом Старейшин" во время принятия командования армиями Франции после его возвращения из Египта показывает, что он надеялся на себя и на свои армии. Он не клялся ни Богом, ни Библией, ни папой, ни Францией, но сказал: "Клянусь! Клянусь своим собственным именем и именем своих доблестных товарищей!" Угождая своему честолюбию, он утверждал, что служит народу; и захваченные им сокровища Рима, других городов и стран были отданы народу Франции, частью которой был он сам и его солдаты.
 Стих 39. "И устроит твердую крепость с чужим [новым] богом: которые признают его, тем увеличит почести и даст власть над многими, и землю раздаст в награду".
 Наполеон поставил у власти своих друзей и доверенных генералов во всех побежденных странах Европы. Эти должности являлись его подарками, однако удерживались на условии верноподданства. Они давались "даром", одновременно составляя цену их верности. Вот что говорит об этом история*:
 "Честолюбивые намерения Наполеона становились все более очевидными. Королем Голландии, которая год до того стала королевством, был поставлен его брат Луи Бонапарт. Неаполь был дан Джозефу Бонапарту, старшему брату, который был также наделен титулом короля обеих Сицилий. Несколько провинций были преобразованы в герцогства и громадные феодальные поместья, и переданы родственникам и приближенным императора. Его сестра Паулина стала принцессой Гасталии; шурин Мюрат стал великим герцогом Берга и Клевис, а Ежен Богарне, сын его первой жены императрицы Жозефины, был послан вице-королем в Италию. Из четырнадцати провинций юга и запада Германии была сформирована Рейнская Конфедерация. Они были отделены от Германии, и признали Наполеона своим главой с титулом Протектора... Швейцария также перешла во владение Франции, а Наполеон назвался ее "Посредником".
 Политика Наполеона также склонила его к учреждению различных почетных наград и орденов для офицеров и солдат, как, например, "Легион Чести", "Орден Железной Короны" и т.д. и т.п.
 Предоставив, таким образом, почву для установления тождества этой личности (Наполеона), дела которого определяют начало "Времени Конца", пророчество в дальнейшем показывает, какое именно особое событие того времени следует считать обозначением точной даты начала "Времени Конца". Этим событием, как видим, было вторжение Наполеона в Египет, которое заняло период около одного года и еще пяти месяцев. Он отплыл в мае 1798 года, и, по возвращении, высадился на берег Франции 9 октября 1799 года. Этот поход наглядно описан несколькими словами в стихах 40-44.
 Стих 40. "Под конец же [установленного] времени сразится с ним царь южный [Египет], и царь северный [Англия] устремится как буря на него с колесницами, всадниками [египетскими мамелюками и т.д.] и многочисленными кораблями [силы англичан состояли из флота под командованием адмирала Нельсона], и нападет [Наполеон] на области, наводнит их и пройдет [победоносно] через них".
 История рассказывает, что египетская армия под командованием Мурат-Бея "после невероятно упорного сражения была разгромлена... победа французов вселила ужас везде в Азии и Африке; окрестные племена покорились победителю... Однако судьба готовила ему ужасную превратность. Его флот, состоявший, кроме фрегатов, из тринадцати [боевых] кораблей, развернутых в линию, был обнаружен английским адмиралом Нельсоном в заливе Абукер. После долгого преследования он был атакован вечером 1 августа 1798 г с такой силой и напористостью ["как буря"], какой еще не случалось в морском сражении".
 Стихи 41-43. "И войдет он в прекраснейшую из земель [Палестину], и многие области пострадают, и спасутся от его руки только Едом, Моав и большая часть сынов Аммоновых [Наполеон держался берега, и, не войдя в эти земли, миновал их]. И прострет руку свою на разные страны; не спасется и земля Египетская. И завладеет он сокровищами золота и серебра и разными драгоценностями Египта; Ливийцы и Ефиопляне последуют за ним".
 Стихи 44-45. "И раскинет он царские [дворцовые] шатры свои между морем и горою преславного святилища". Это выражение может иметь отношение к одной из гор - Фавор или Синай, - каждая из которых может быть названа преславной и святой. На горе Фавор, преславной и святой, бывшей местом преображения нашего Господа, и названной апостолом Петром "святой горой", располагались шатры Наполеона, и там же произошло одно из важнейших сражений. Гору Синай, преславную и святую, как место утверждения Завета Закона между Богом и Израилем, посещал Наполеон, его "ученый корпус", а также избранная охрана.
 "Но слухи с востока и севера встревожат его; и выйдет он в величайшей ярости, чтоб истреблять и губить многих [народы]... но придет к своему концу, и никто не поможет ему".
 Будучи в Египте, Наполеон получил известия о новой коалиции против Франции и сразу же отправился во Францию. Относительно этого история* говорит: "Полученные из Европы вести склонили его покинуть Египет; оставив армию под командованием Клебера, он тайно и поспешно возвратился во Францию... Судьба отвернулась от Франции; против нее образовалась новая коалиция, состоящая из Англии, России, Неаполя, Оттоманской Порты и Австрии". Сравните этот отрывок из истории с текстом пророчества: "Но слухи с востока и севера встревожат его, и выйдет он в величайшей ярости, чтоб истреблять и губить многих [народы]". Большая ярость Наполеона и его стремление разорить все народы Европы слишком хорошо известны, чтобы нуждаться в повторении. Ему почти удалось осуществить свои честолюбивые замыслы, однако, как было предсказано пророком, спустя несколько лет этот самый известный в свое время человек умер в изгнании, оставленный всеми.

 -----------------
 *"Willard's Universal History", стр. 452.
 -----------------

 Стих 40 говорит о том, что завоевание Египта будет во "Время Конца", или (как воспроизводит его перевод Douay) в "определенное время"; о том же говорят 29 и 30 стихи, которые относятся к тому же событию и ранее были представлены в качестве вставного предложения. Следует помнить, что стихи 25-28, как отмечено ранее, имеют отношение к предыдущему покорению Египта; а в 29 и 30 стихах имеется ссылка, что следующее большое завоевание Египта произойдет в "определенное время", т.е. во "Время Конца", как показано в стихах 40-45.
 "В назначенное время опять пойдет он на юг; но последний поход не такой будет, как прежний". Последствия вторжения Наполеона в Египет не были ни такими, как во времена Клеопатры, ни как при царствовании ее наследницы, царицы Зиновии. Наполеон, несмотря на свой успех, как полководца, в Египте, не достиг таких побед, как его предшественники. Причина этого описана в следующем стихе: "Ибо в одно время придут корабли Киттимские ["Римлян" - Douay]". Английский флот извел Наполеона и помешал достижению им победы. Поскольку Англия, как и Франция, были частью древней Римской империи, и поскольку Франция находилась в состоянии войны с оставшейся империей, стремясь ее завоевать, то мы видим уместность того, чтобы называть эти корабли римскими. "И он [Наполеон] упадет духом и возвратится, и озлобится на святой завет и исполнит свое намерение".
 После возвращения из Египта Наполеон отказался от своей прежней политики насильственного сопротивления паству и подписал Конкордат, то есть договор с папой, обуславливающий восстановление римо-католической религии во Франции. Это был шаг вопреки истине; но он, видимо, считал, что такой политикой ему будет намного легче расправиться с Республикой и поставить себя у власти как императора. Он действительно "исполнил свое намерение". Однако после обретения императорской власти такая политика продолжалась недолго: вскоре он снова начал действовать против системы, именуемой "Человеком беззакония", что пророчество описывает такими словами: "...И [Наполеон] опять обретет здравый смысл [изменит свои действия] в отношении тех, кто покинул святой завет" (Rotherham), то есть он снова начал противодействовать отступнической церкви Рима. В этом он также имел успех.
 Вот так в XI главе Даниила выразительно прослежена мировая история в ее наиболее примечательных фигурах - от царства Персии до свержения господства папы. Даже охватывая долгий период времени длиной в две тысячи четыреста лет, она выполняет свою задачу, четко обозначая год начала Времени Конца, т.е. 1799 год. С этим годом закончился срок 1260 лет преследовательской власти папства, и началось Время Конца. Не следует терять из виду, что это был также последний год "тысячелетия" папства, то есть тысячи лет царствования, которое началось, как показано в предыдущем томе, в 800 году. Но 1799 год был только началом периода, известного как "Время Конца", в пределах которого исчезнет всякий след этой системы.
 Заметьте, как в нескольких словах 34 и 35 стихов показан закат Реформации и описаны его причины. Любовь к миру, желание власти, влияния и удобств стали сетью, которая опутала церковь, тем самым порождая папство; те же устремления и похоти воспрепятствовали Реформации. Лютер и его соратники вначале отважно разоблачили, как одно из папских заблуждений, единение церкви и государства; однако, когда после нескольких лет смелого противостояния сильной оппозиции, Реформация возымела некоторое влияние благодаря численности своих сторонников, когда цари и князья начали льстить реформаторам, когда перед ними открылись пути к общественному и политическому возвышению, пороки, исходящие от единения церкви и государства, которые они видели в папстве и с которыми боролись, теперь потерялись из виду. Реформированные церкви Германии, Швейцарии и др. пошли по стопам Рима и были готовы оказать поддержку и объединиться с любой политической партией, правителем или властью, желающей принять и признать их. Таким образом, частично утратив понимание, они, вместо того, чтобы стоять во главе реформы, сделались поводырями к искушению. Вот так движение Реформации, хорошо начавшись, оказалось, по большей части, приостановленным.
 Но все это не могло расстроить Божьего плана. Его мудрость обратила это во благо. Оно послужило, как и заблуждения папства, дальнейшему испытанию истинных святых, чтобы доказать, чьими последователями они действительно были - людей или Бога. Той же цели оно служит все время, с тех пор и поныне, - "для испытания их, очищения и для убеления".
 Если мы точны в определении начала Времени Конца, приходящегося на 1799 год, то следует ожидать, что подверженность заблуждению насчет союза церкви и государства будет постепенно ослабевать, хотя могут потребоваться долгие годы для полного исцеления от этой западни сатаны. Обращаясь к прошлому, мы видим, что факты дают тому тщательное подтверждение. С той поры происходили разделения между империями и церквями, но не было никаких новых союзов. Фактически, эта дата обозначает новую реформацию на более прочном основании. Перед этим влияние папства на царства Европы было столь велико, что народы ужасались его проклятий как губительной напасти, и желали его благословений для своего благополучия. Когда протестанты отделились от папства, мир принял их как менее испорченную замену папства; поэтому часто имело место довольно похожее стремление заполучить их благосклонность, совет или поддержку. Но когда Наполеон смело проигнорировал благословения и проклятия папства, и при этом имел феноменальный успех, его поведение не только сильно ослабило влияние папства на светские власти, но также ослабило влияние различных протестантских систем в общественных и политических сферах - влияние, которое сильно возросло на протяжении двух с половиной столетий.
 Новая Реформация, датируемая от дней Наполеона, была не менее основательной, чем реформация, осуществленная Лютером и его сподвижниками, хотя при этом она не была религиозным движением и никоим образом не была воодушевлена религиозной ревностью. Также ее действующие лица не осознавали факта, что они совершают дело, намеченное для них пророчеством столетиями раньше. Наполеон и его сподвижники были людьми безбожными, вдохновленными собственной самолюбивой жаждой власти; однако Бог, неведомый для них, руководил их действиями, заставляя осуществлять Свои собственные замыслы, что они и делали самым успешным образом. Если бы Реформация, которую Бог начал в Церкви, продолжалась дальше, а реформаторы вместе с последователями верно держались истины, то Его великие замыслы могли бы осуществиться посредством их достойного содействия. Но когда они поддались лести мира, Бог показал, что у Него есть иные пути и средства для осуществления Своих замыслов.
 Деятельность Наполеона, вместе с Французской революцией, прервала приступ религиозного суеверия, смирила спесь самовозвеличенных религиозных властителей, пробудила мир к более полному осознанию возможностей и привилегий человеческого бытия, и сломала папскую власть, которой религиозная реформация до этого нанесла смертельную рану, но затем своей деятельностью излечила ее (Отк. 13: 3). Эра, закончившаяся в 1799 году н. э. и отмеченная египетской кампанией Наполеона, запечатала и определила границу господства папства над народами. Здесь истекло назначенное время (1260 лет власти), здесь также начался завещанный суд над этой системой, который окончательно должен "губить и истреблять до конца" (Дан. 7: 26).
 Эта дата также четко обозначает начало новой эры свободомыслия и осознания личных прав и привилегий, и уже отмечена своими стремительными шагами прогресса к полному свершению дела, запланированного на это Время Конца. В качестве отдельной иллюстрации обратите внимание на возникновение и деятельность различных Библейских Обществ - "опасных Библейских Обществ", как называет их Рим, хотя он не способен им ныне воспрепятствовать. Священная книга, одно время закованная им в цепи, удерживаемая сокрытой в мертвых языках, запрещенная для чтения его обманутыми подданными, ныне распространяется миллионами экземпляров в каждом народе и языке. Британское и Заграничное Библейское Общество было основано в 1803 г.; Нью-йоркское Библейское Общество - в 1804 г.; Берлинско-Прусское Библейское Общество - в 1805 г., Филадельфийское Библейское Общество - в 1808 г. и Американское Библейское Общество - в 1817 г. Объем работы, проведенный этими Обществами на протяжении этого столетия, вызывает восторг. Ежегодно издаются и продаются по низким ценам миллионы Библий, а тысячи из них - раздаются бедным. Даже трудно оценить, насколько широко влияние этого дела. Хотя многое, без сомнения, утеряно, однако в результате всего этого должны быть разрушены узы рабства и суеверия - как политического, так и религиозного. Ее мирное учение - что папы, священники и прихожане, а также короли, генералы и нищие должны дать отчет одному Господу, - является наибольшим из всех уравнителей и балансиров.
 Хотя движение религиозной реформации во всей Европе сильно подорвало влияние папства, однако реформированные церкви настолько тесно следовали политике искусного управления государством, единения с земными империями и притязаниям, что духовенству принадлежит право властвовать над людьми (что "духовенство" составляет особую, божественно назначенную власть в мире), что первичное воздействие Реформации претерпело значительные изменения, оставив народ и светских правителей преимущественно в суеверном благоговении и рабском служении всему, что именуется церковной властью. Реформа распределила между несколькими сектами большую часть предрассудков и вредоносного поклонения, прежде воздаваемого только папству. Однако политическая реформа, засвидетельствованная в девятнадцатом веке, датированная, прежде всего, от 1799 года, со "Времени Конца", хотя несколько отличалась от предыдущей реформы, тем не менее, была реформацией. Революция и провозглашение независимости американских колоний - успешное установление процветающей Республики, правительства из числа народа и для народа, без вмешательства духовенства и королей - предоставили новый урок только что пробудившимся народам, которые на протяжении стольких веков дремали в неведении о своих, данных Богом, правах, полагая, что Бог назначил церковь наивысшим правителем земли, и что они обязаны повиноваться королям и императорам, одобренным церковью, какими бы несправедливыми не были их требования, и только потому, что она огласила их назначенными Богом - через нее.
 Для веками притесняемого человечества, над которым господствовало всевластие духовенства, Америка стала предметом удивления. Это действительно был "Светоч Свободы миру". В конце концов, народ Франции, угнетенный честолюбием священников, произволом королей и т.п., доведенный до отчаяния постоянными неурожаями, которые истощили и почти извели его голодом, восстал в безумстве и совершил ту ужаснейшую революцию, которая продолжалась четырнадцать лет, с 1789 по 1804 год.
 Страшные сцены анархии и насилия предстали всего лишь закономерным плодом, обратным следствием пробуждения долго угнетаемого народа к осознанию своего позора и деградации. Это была жатва бури светскими и религиозными властями, которые во имя Бога и истины ослепляли и ограничивали, ради собственного возвеличивания, людей, за которых умер Христос.
 Разумеется, такая реакция на содеянное обязана была подтолкнуть к неверию. Франция внезапно превратилась в страну полного неверия, попав под влияние Вольтера и его единомышленников, которые наполнили страну своими сочинениями, осыпая оскорблениями и насмешками христианство, а точнее отступническую церковь Рима - единственное христианство, с каким был знаком французский народ. Они обличали ее фальшь, ее нелепости, ее притворство, ее распущенность, ее жестокости и всю ее испорченность до тех пор, пока французский народ не воспламенился в своем рвении испепелить католицизм и всякую религию - как прежде с усердием поддерживал их. Бедная, обманутая Франция, тысячу лет находившаяся под полным влиянием папства, считая, что действительный Христос, а не антихрист, был ее презренным учителем, воскликнула словами Вольтера "Долой негодника!". Ее усилия покончить с ненавистным антихристом выплеснулись всеми ужасами Французской революции - яркой иллюстрации справедливого возмездия, если сравнивать со страшной резней Варфоломеевской ночи и иными подобными событиями, к которым подстрекало и которыми тешилось папство.
 Безбожная Франция вдруг восстала в своем могуществе, разрушила Бастилию, провозгласила свою декларацию прав человека, казнила короля и королеву и объявила войну всем королям и солидарность - всем революционерам, где бы они ни были. В то же время правители мира, затаив дыхание, страшились, не распространится ли эта революционная зараза и среди их подданных. Поэтому, из боязни всемирной анархии, они создали коалиции для взаимной защиты от собственных подданных, которых действительно трудно было обуздать. Французы отвергли христианство, отняли все обширные поместья и доходы римо-католической церкви, а также поместья короля и знати. Улицами Парижа опять текла кровь, но это была кровь священников, знати, их сторонников - вместо крови протестантов. Количество казненных насчитывало 1022000 человек. По этому случаю придумано сотни видов казни. Охота и резня сопровождалась высмеиванием священников и напоминанием им о подобном отношении папистов к протестантам, а также об их собственном учении, что "цель оправдывает средства". Революционеры убеждали, что искомой целью является политическая и религиозная свобода, и что смерть ее противников необходима как единственно верное средство.
 Как и все подобного рода, Французская революция оказалась большим злом и принесла много бедствий миллионам людей. Однако наподобие других, она была частичным возмещением огромной несправедливости, и, как некоторые другие, была обращена Богом во благо и для умножения познания и продвижения Его замыслов, как на это указывает пророчество. Хотим здесь заметить, что Французская революция знаменательным образом обозначена в Книге Откровения, которая ясно показывает, что заключительная скорбь всех народов христианства проиллюстрирована в таком вот господстве террора. Эпидемия безбожия и анархизма, распространившаяся от Франции по всему миру, была вскормлена и пресытилась на фальшивых, не сходных с Писанием, учениях и обычаях "христианства", представленных не только в папстве, но и в "ортодоксии" в целом. Христианство с имени не излечило этой болезни и неспособно предотвратить дальнейшее ее распространение, предсказанное в Священном Писании как наибольшая скорбь, когда-либо известная земле.
 Влияние французского неверия было распространено по Европе армиями Наполеона и в огромной мере ослабило власть королей и священников. Однако грубое обращение с папством Наполеона, действовавшего как глава и представитель неверующей Франции, перешло все границы и больше другого помогло разрушить узы суеверного поклонения, с помощью которого класс "духовенства" так долго удерживал "простолюдинов" в повиновении. А когда неустрашимый Наполеон не только пренебрег анафемами папы Пия VI, но и наложил на него взыскания за нарушение его (Наполеона) приказов, и, наконец, заставил его отдать Франции обратно папские территории, дарованные тысячу лет назад Карлом Великим (чьим наследником считал себя Наполеон), это открыло глаза людям, а также монархам Европы на фальшивость папских притязаний на власть. Об огромной тогдашней революции в общественном сознании относительно авторитета папства можно судить хотя бы из факта, что Наполеон, принимая титул и провозглашая себя римским императором - наследником Карла Великого*, - не отправился в Рим, чтобы быть коронованным папой, как это делал Карл Великий и другие, а приказал папе приехать во Францию для участия в своей коронации. И даже тогда преуспевающий правитель, не раз грабивший, приводивший до обнищания и унижавший папство, не собирался быть коронованным папой и принять императорский титул, признавая авторитет папы, а лишь позволил папе (Пию VII) присутствовать, чтобы одобрить и признать церемонию, а также освятить корону, которую Наполеон затем взял с алтаря и возложил на свою голову. Историк говорит: "Потом он возложил диадему на голову императрицы, как бы желая показать, что его власть является детищем его собственных деяний" - результатом его светских и военных успехов. С той поры к папе уже не обращались с просьбой возложить корону Римской империи. Римо-католический писатель** так говорит об этой коронации:

 -----------------------
 *Великие войны Наполеона в Европе были всего лишь его стараниями воссоединить империю в таком виде, в каком она существовала при Карле Великом.
 -----------------------
 "Поступая иначе, нежели Карл Великий и другие монархи, которые в подобных случаях отправлялись в Рим, он [Наполеон] настоятельно потребовал в своем высокомерии, чтобы святой отец непременно прибыл в Париж короновать его. Папа чувствовал крайнее нежелание отступать, таким образом, от древнего обычая. В сущности, он счел это унизительным для своего высокого положения".
 -----------------------
 **"Престол Св. Петра", стр. 433.
 -----------------------

 Относительно оскорблений, нанесенных папству Наполеоном, история*** говорит:

 -----------------------
 ***"Кампании Наполеона", стр. 89, 90.
 -----------------------

 "Договор о прекращении военных действий был заключен [23 июня 1796 г.] с папой [Пием VI] на условиях, довольно унизительных для главы церкви, в свое время наиболее могущественного монарха в Европе. Понтифик, когда-то топтавшийся по согбенным шеям королей, возводивший на престол и свергавший с него монархов, распоряжавшийся державами и царствами, и, как великий первосвященник и наместник Всемогущего на земле, утверждавший во власти как верховный властитель, господствовавший над главами других государств, вынужден был испить до самого дна чашу унижения. И если это питье было горьким, то оно было тем же, каким его предшественники в избытке поили других. Он был вынужден открыть свои порты для французских кораблей и удалить флаги всех народов, воюющих с Республикой; позволить французской армии дальше занимать его резиденции в Болонье и Ферраре; сдать крепость Анкона; вынужден был отдать французам отобранные комиссией, присланной из Парижа в Рим, 100 картин, люстр, ваз, статуй, а также 500 (древних и ценных) манускриптов, подобным образом отобранных комиссией; а ко всему этому его святейшество должен был заплатить Республике 21 000 000 французских ливров, большая часть из которых должна была быть в звонкой монете или в золотых и серебряных слитках".
 За несвоевременное выполнение этого распоряжения денежное наказание было увеличено до 50 000 000 ливров, а некоторые папские территории были насильно присоединены к Франции. Впоследствии и сам папа был арестован и увезен во Францию, где он умер.
 Даже Пий VII, который был восстановлен в почестях понтифика и в 1804 году участвовал в коронации Наполеона, был впоследствии лишен декретом Наполеона (1808-1809 гг.) всех остатков светской власти, а статуи и произведения искусств Рима перешли под опеку Франции. По словам Наполеона "подаренные нашим знаменитым предшественником Карлом Великим Святому Престолу земли... Урбино, Анкона, Масерата навсегда присоединены к Италии".
 Вот как определил важность этого римо-католический историк*:
 "К этому было добавлено, что папе следует оставаться епископом Рима, исполняющим свои духовные функции, как это делали его предшественники в ранние века вплоть до правления Карла Великого. В следующем году ободренный успехами своего оружия император принял решение, что папу следует лишить его условного на то время суверенитета - самой тени его светской власти, все еще принадлежавшей ему в его столице и прилегающих к ней окрестностях. [Папство удерживало их задолго до получения в виде подарка от Карла Великого - с 539 г. н. э.] Соответственно им был издан новый указ из дворца австрийских кесарей о том, что Рим должен быть свободной столицей империи; что его гражданское администрирование должно осуществляться советом, назначенным императором; что его монументы и произведения искусств должны быть взяты под опеку Франции; и что поскольку папа перестал царствовать, то следует предоставить его святейшеству определенный денежный доход".
 В ответ на это Пий VII издал буллу, отлучающую Наполеона от церкви, но был взят пленником во Францию, где, в конце концов, подписал Конкордат в Фонтенбло, датированный 25 января 1813 года, согласно которому он передал Наполеону право назначать епископов и митрополитов и, по существу, отменил свое собственное право вето на такие назначения. Вот так, в сущности, он отдал Наполеону полномочия папы, которые явились тем, чего так долго жаждал Наполеон.
 Даже римо-католики не преминули заметить важности событий, предварявших нынешнее столетие. Они не только признают понесенные утраты и унижения, о чем упоминалось выше, но утверждают также, что Тысячелетнее царствование папства (тысяча лет со времени дарования папству Карлом Великим перечисленных ранее провинций - в 800 г. н. э.) закончилось отнятием его владений Наполеоном; и с тех пор оно никогда не было более чем тенью власти. Папство утверждает, что как Царство Христа оно свершило предсказанное царствование над народами, упомянутое в Отк. 20: 1-4, и что нынешний период скорби для этой системы является тем "малым временем", когда отпущен сатана, о чем упоминают стихи 7 и 9. Сполна осознать это могут только те, которые видят в папстве подражание сатаны истинному Христу, и которые способны распознать истинную Церковь и истинное царствование.
 Мы, кажется, привели достаточно цитат, чтобы убедить читателя, что период Французской революции и власти Наполеона был весьма знаменательным периодом в истории папства; и что влияние папства, сломленное тогда, никогда более не было восстановлено. Хотя ему иногда предоставлялись кое-какие милости, длились они недолго, после чего следовали новые унижения, пока в 1870 году вся светская власть пап снова не прервалась, и, верим, никогда более не возродится. Помните также, что именно солдаты Наполеона прекратили инквизиции и положили конец публичным истязаниям и смертным казням за религиозные убеждения.
 Хотя результат частичного падения духовенства и предрассудков привел к более открытому неверию, он побудил также, разрушая суеверное благоговение перед людьми, более возвышенное мышление посвященного Божьего народа, многим из которого до того не хватало смелости ни мыслить, ни исследовать самим Священные Писания. Таким образом, эта революция способствовала развитию истины, а также истинного христианства путем побуждения к исследованию Библии. По существу она продвинула доброе дело, начатое Реформацией в дни Лютера, которое замедлилось вследствие невежества и раболепия масс, а также из-за любви "духовенства" к власти, титулам, авторитету и жизненным благам.
 Таким образом, мы показали, что 1799 год положил начало периоду, именуемому "Временем Конца": что в это время папство должно быть поглощено по частям, что Наполеон отнял у папства не только дарованные ему Карлом Великим территории (спустя тысячу лет после получения их), но впоследствии отнял также гражданские полномочия папства над городом Римом, которые номинально признавались со времени обнародования декрета Юстиниана в 533 году н. э., и действительно - от свержения монархии остроготов в 539 году н. э.,* ровно за 1260 лет до 1799 года. Это был неоднократно очерченный в пророчестве точный рубеж времени, времен и половины времени его власти. И хотя с тех пор папство в той или иной мере выдвигало свои притязания, однако сегодня у него не осталось даже следа светской, то есть гражданской власти, поскольку она была окончательно "убита". Тем не менее, "Человек греха", лишенный гражданской власти, по-прежнему позирует и хвастается; однако без гражданской силы его в ближайшем будущем ожидает полное уничтожения от рук разъяренных масс (невольных орудий Бога), о чем ясно показано в Откровении.

 -------------------------
 *Гиббон, "Закат и падение Римской империи", том 3, стр. 536 (включая сноски) и 537.
 -------------------------

 Это Время Конца или День Приготовления Иеговы, начинающийся в 1799 г. н. э. и заканчивающийся в 1914 г. н. э.,* хотя и характеризуется большим умножением знаний, превышающим все прошлые века, должен найти свое завершение в наибольшем времени скорби, когда-либо известном миру; тем не менее, он служит приготовлением и ведет к долго обещанному благословенному времени, когда истинное Царство Бога под контролем истинного Христа полностью установит порядок правления, нацело отличающийся от правления антихриста. Поскольку этот период служит приготовлением и ведет к Царству, то одновременно он ведет также к большому конфликту между старым и новым порядком вещей, посредством которого последний будет введен. И хотя старый порядок вещей должен миновать, неизбежно уступая место новому порядку, однако, подобной замене будут насильственным образом противодействовать те, кому выгоден нынешний порядок. Как следствие, наступит всемирная революция, завершающаяся окончательным и полным разрушением старого порядка, а также введением и установлением нового.

 -----------------------
 *Смотри "Предисловие автора" (1916 г.), стр. i.
 -----------------------

 Все открытия, изобретения и преимущества, которые возносят наши дни над всеми другими, являются всего лишь многочисленными элементами, содействующими вместе в этом Дне Приготовления для приходящего Тысячелетнего века, когда настоящая, здравая реформа, а также действительный и стремительный прогресс в каждом направлении, станет правилом для всех и для каждого.

Дни ожидания Царства, Даниила 12

Глава 3

Дело Царства, изложенное вкратце - Период ожидания, обозначенный большим умножением знаний и путешествий - Предсказания Исаака Ньютона о путешествии железной дорогой - 1260 Дней - Река из уст дракона - 1290 Дней обозначают распространение частично правильного понимания Видения - Разочарование, испытание и последствия - 1335 Дней - Благословение для верных "ожидающих" - Упоминание Господом этих дней ожидания в притче о десяти девах

 Как одиннадцатая глава пророчества Даниила указала на "Время Конца", так двенадцатая глава этого пророчества указывает на само Царство и говорит об ожидании и т.п. в преддверии его установления, во "Время Конца". Первые три стиха излагают в нескольких словах величественный исход Божьего Плана.
 "И восстанет в то время Михаил, Князь великий, стоящий за сынов народа твоего; и наступит время тяжкое, какого не было с тех пор, как существуют люди, до сего времени; но спасутся в это время из народа твоего все, которые найдены будут записанными в книге. И многие из спящих в прахе земли пробудятся, одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и посрамление. И разумные будут сиять, как светила на тверди [как солнце (Мат. 13: 43)], и обратившие многих к правде - как звезды, во веки, навсегда".
 Если изложение 2300 лет мировой истории в одиннадцатой главе было кратким и подчеркнутым, но понятным, то еще более таковым является изложение (в трех стихах) Тысячелетнего царствования Мессии. Однако и здесь находится все. Михаил (что означает "Кто как Бог", представляющий Бога) - это имя, примененное здесь к нашему великому Искупителю, воистину великому Князю, определенному Богом восстать и освободить народ Даниила, Божий народ - всех любящих Бога в истине и искренности, подлинных израильтян (Рим. 9: 6, 25, 26; Гал. 6: 16). Он избавит их от греха, невежества, страданий и смерти, от всех преследований и нападок со стороны ослепленных слуг сатаны, которые в прошлом почти их одолели. Все найденные записанными в Книге Агнца будут навсегда избавлены от всех неприятелей. Это те, которые удостоились быть записанными в Иудейском веке, в веке Патриархов, которые записаны в Евангельском веке, и те, которые будут записаны в веке Тысячелетия. Хотя будет освобожден весь Божий народ (все те, которые, придя к Его познанию, будут любить Его и слушаться), однако особо отмечены те степени почета, какие будут предоставлены лишь некоторым - победителям. Также очевидно, что некоторые из великих людей прошлого - Александр, Нерон, Наполеон, императоры, папы и др., чьи качества ложно использовались и пришли в негодность, тогда как они сами блистали пред миром, - предстанут в своем истинном облике и будут постыжены и обесславлены в период Тысячелетнего века. Этот краткий обзор царствования Христа не оставил также без внимания великое время скорби, которым оно будет введено - время скорби, с каким не может сравниться ни одна революция прошлого; скорбь, по сравнению с которой даже Французская революция покажется незначительной; время скорби, какого не было с тех пор как существуют люди, и больше не будет. Этот великий Князь Михаил не только покорит весь мир, но Его царствование должно быть вечным царствованием. Основанием Его престола есть Справедливость, и когда человечество однажды вкусит его благ, то огромное большинство уже никогда не согласится на что-то другое, потому что это Царство станет "желанием всех народов".
 В этом месте основная нить пророчества, пройдя свой путь, прерывается, и остальные стихи главы имеют целью предоставить (не Даниилу и его сподвижникам тех дней, а Божьим детям, сподвижникам Даниила, живущим во "Время Конца") определенные периоды времени - соответственно 1260, 1290 и 1335 символических дней, - чтобы в свое время с их помощью мы смогли удостовериться, что время, в котором мы живем, это действительно время Жатвы, то есть "Конец" Евангельского века.
 Даниил, услышавший длинный рассказ о раздорах между царствами сего мира и, наконец, о торжестве Божьего Царства под руководством Михаила, великого Князя, жаждал узнать, когда оно освободит Господний народ. Однако ему было сказано (стих 4): "А ты, Даниил, сокрой слова сии и запечатай книгу сию до времени конца; [тогда] многие будут бегать туда-сюда и знание умножится" (Rotherham).
 Правдивость учения XI главы Даниила о том, что Время Конца началось в 1799 году, подтверждается не только повсеместным общим умножением знаний, но и предсказанным беганием туда-сюда - массовым и быстрым путешествием. Все это принадлежит Времени Конца. Первый пароход был запущен в 1807 году; первый паровоз - в 1831 году; первый телеграф - в 1844 году. И сегодня тысячи больших пароходов и поездов перевозят толпы людей туда и обратно - "туда-сюда".
 Сэр Исаак Ньютон, известный астроном семнадцатого века, весьма заинтересовался этим утверждением пророка Даниила и выразил свое убеждение, что вследствие выполнения этого человеческие знания умножатся настолько, что люди, возможно, смогут путешествовать со скоростью пятьдесят миль в час.
 Вольтер, известный французский атеист, подхватил это высказывание и насмешливо заметил:
 "Теперь посмотрите на могущественный ум Ньютона, великого философа, открывшего закон гравитации; состарившись, он впал в детство и начал изучать книгу, называемую Библией. Желая придать доверие ее неправдоподобной бессмыслице, он стремится убедить нас, что знание человечества возрастет настолько, что со временем мы сможем путешествовать со скоростью пятьдесят миль в час! Бедный, выживший из ума старик!"
 Двое этих людей умерли задолго до того, как Время Конца принесло с собой чудесное умножение знаний, более чем исполняющее предсказание этого христианского философа, основанное на божественном откровении.
 Разговор и т.п., записанный в стихах 5-7, был предназначен не для Даниила, а для Божьих детей, живущих во Время Конца: "Тогда я, Даниил, посмотрел и вот, стоят двое других, один на этом берегу реки [разлива вод - Young], другой на том берегу реки. И один сказал мужу в льняной одежде, который стоял над водами реки: "Когда будет конец этих чудных происшествий?" И слышал я, как муж в льняной одежде, находившийся над водами реки, подняв правую и левую руку к небу, клялся Живущим вовеки, что к концу времени и времен и полувремени и по совершенном низложении силы народа святого все это совершится".
 Предметом особого интереса была "мерзость запустения" (глава 11: 31-33), которую Даниил справедливо связал с ужасным явлением из предыдущих видений, которые описаны в главах 7: 8-11, 21, 24-26 и 8: 10-12, 24-26.
 Время, времена и полувремя, то есть три с половиной времени или года (360 х 3,5 = 1260 дней, символическое время - 1260 буквальных лет), упомянутые здесь, показаны в другом месте как период папской власти. Сравни Дан. 7: 25; 12: 7 и Отк. 12: 14 с Отк. 12: 6; 13: 5. "Река", в которой или на протяжении которой эти 1260 лет папского царствования закончились (как это было сказано ангелом, стоящим над этой рекой и говорящем о рубеже времен), символизирует состояние вещей во время уже упомянутой Французской революции. Это та самая "река", о которой идет речь в Отк. 12: 15, 16, где она показана более полным образом, как выходящая из пасти змия или дракона, и где ее действительной целью, с точки зрения сатаны, было залить "жену" (протестующую Божью Церковь), когда три с половиной времени (1260 лет) ее укрывания в пустыне были близки к завершению, и она должна была занять видное положение, "восходя от пустыни и опираясь на [плечо] своего возлюбленного", на Божье Слово (Песн. 8: 5).
 На символическом языке вода, как правило, означает истину, и символ сохраняет свое значение, даже если сказано, что вода исходит из уст дракона или змия. В этом символе выражена мысль, что истина будет исходить посредством злых орудий и со злыми намерениями. Именно это ми и находим: сила Французской революции заключается в факте, что ее побудили многочисленные мрачные реалии, касающиеся интриг духовенства и королевских чинов, а также личных прав и свобод всех. "ПРАВА ЧЕЛОВЕКА" действительно стали призывом к восстанию против светских и церковных притеснений. Правды о человеческих правах были явлены и высказаны таким образом, что мы диву даемся, когда вспоминаем невежество, суеверие и раболепие тех дней, во власти которых так долго пребывали массы людей. Многие истины, которые разлились в то время подобно "реке" по всей Франции, наводняя ее кровью, сегодня весьма широко восприняты всеми цивилизованными народами. Однако в то время они были слишком вескими и слишком внезапными.
 В самом деле, пророчество ясно показывает, что змий - сатана - даже не предполагал того, что случилось под Божьим провидением, скорее наоборот. Здесь он просчитался, как уже не раз бывало. Сатана никогда не будет посылать потоки истины, чтобы благословить, подкреплять и избавлять от рабства. Наоборот, все его усилия всегда были направлены на то, чтобы ослеплять и надежно связывать человечество невежеством и предрассудками. Посему это внезапное половодье (истины) имело целью подействовать как рвотное средство, чтобы заставить извергнуть пищу свободы, уже принятую из Библии (в результате Реформации), и тем самым вынудить правителей и прочих влиятельных личностей воспротивиться истине из боязни анархии.
 Провоцируя Французскую революцию, сатана намеревался вызвать во всей Европе смятение (особенно среди влиятельного класса), губительное для свободы, на примере иллюстрируя Франции теорию, что если разрушить предрассудки Рима и позволить полную свободу, то вскоре исчезнет всякая законность и порядок. Это был ловкий ход стратегии, достойный ее автора, задуманный, как показывает пророк, чтобы поглотить "жену" (реформированную Церковь) и привести всех консервативно настроенных и стремящихся к миру (правителей и подданных) обратно к единству и согласию с папством. Неудача этого замысла не исходила от недостатка хитрости ее автора, а от всевластия Бога, посредством которого Он может все обращать во благо.
 В этом случае можно четко проследить Божий План защиты "жены" (Церкви) от уловок сатаны, а также, чтобы спланированное зло принесло добро, - как точное исполнение предсказания, сделанного семнадцать столетий тому назад: "Но земля помогла жене и разверзла уста свои и поглотила реку, которую пустил дракон из пасти своей". "Земля", как уже объяснялось, символизирует общество - людей, любящих порядок. Исторический факт таков, что вода истины, которая половодьем охватила Францию (обличая папство, его крючковатых священников, монархию и паразитирующую аристократию, как виновников большей части невежества, убожества и суеверия народа), была поглощена, впитана всей общественностью Европы (Римской "землей"). Все сказанное до такой степени было правдой, что хотя папство и королевская аристократия были совершенно напуганы, они были также полностью разобщены - падением влияния папства, а также армиями Наполеона. И когда "человек судьбы" был окончательно побежден, а правители Европы образовали то, что именовалось "Священным Союзом", чтобы пресечь свободы народа и увековечить собственные престолы, было уже слишком поздно сковывать людей, так как поглотив разлившиеся воды, они не желали подчиняться. Было также слишком поздно думать о восстановлении папства, столь жестоко униженного, чьи анафемы против свободы и Франции обратились против него самого. Папа даже не был приглашен к участию в "Священном Союзе", главою которого был бы признан раньше. Таким образом, "жена", реформированная и развивающаяся Божья Церковь, получила помощь, избежала того, чтобы быть поглощенной, а истина и свобода нашли признание в глазах людей. С той поры дух свободы и Божье Слово вели всех желавших следовать за ними к большему свету и истине.
 Это была "река", которая обозначила одинаково конец папской власти и начало Господнего "Дня Приготовления" или "Времени Конца". Именно над этой рекой был пророчески виден стоящим посланник Господень, провозглашающий окончание времени, времен и полувремени. Это оглашение прозвучало в ответ на вопрос: "Когда будет конец этих странных вещей?" Под "странными вещами" или "чудными происшествиями" не подразумевались события из главы 12: 1-3, имеющие отношение к Божьему Царству. Они не были странными, их ждали. "Странными вещами" были имевшие место трудности, преследования, а также испытания святого Божьего народа - особенно во время и в результате верховенства особой власти, то есть "рога", папства, о котором прежде особо расспрашивал Даниил (Дан. 7: 19-22). Вопрос был, сколько еще Бог будет позволять это поразительное извращение истины, это изумляющее введение в заблуждение Своих детей и народов? Полученный ответ указывает на продолжительность папской власти, предоставляя точное время ее завершения, добавляя при этом: "По совершенном низложении [таким образом] силы народа святого все это совершится [эти необыкновенные вещи]".
 В 5-стихе говорится о том, как Даниил увидел мужей по обе стороны "реки", вопрошающих сообща, когда закончатся эти чудные происшествия. Это, вероятно, указывает, что даже после окончания папской власти люди как прежде будут в сомнении - действительно ли пришел конец ее преследовательской и сокрушающей силе? Это не удивительно, если вспомним, что даже после сокрушения власти этого "рога", после того, как его "власть была отнята", и даже во время ее поглощения, он, не далее чем в 1870 году, изрек высокомерные слова о своей непогрешимости. Даниил, символизирующий святых, говорит (Дан. 7: 11): "Видел я тогда [когда его власть миновала, и он сделался бессильным истреблять истину, силу святого народа], что за изречение высокомерных слов, какие говорил рог [уже не имея власти над святым народом и над истиной, а действуя совершенно по-другому], зверь был убит в глазах моих, и тело его сокрушено и предано на сожжение огню" - всеобщей анархии. Таким образом, здесь показано уничтожение остатка правительств старой Римской империи - вследствие обманчивого влияния напыщенных постоянных высказываний папства, даже после потери им господства.
 Поскольку завершение времен папской власти четко определено не только произошедшим в период Французской революции, но и событиями главы 11: 40-44, которые указывают именно на 1799 год, мы можем вполне свободно отмерить обратно 1260 лет, чтобы убедиться, действительно ли папская власть берет там свое начало. Если мы увидим, что это действительно так, тогда наше доказательство будет таким отчетливым и веским, какое может потребовать вера. Давайте проверим это.
 Отмерив 1260 лет назад от 1799 года, мы получаем 539 год н. э., в котором, как покажем в дальнейшем, началось папское владычество. Однако папская система была такой смесью хитрой государственной политики и козней духовенства - имея при этом негромкое и постепенное начало, а также постепенный конец, - что вполне понятно и приемлемо разнообразие мнений о ее начале и завершении, во всяком случае до тех пор, пока мы не получим назначенных Богом дат ее возвышения и падения, и не увидим, насколько они правильны. Папство заявляло о своем верховенстве в церковных и общественных делах, одновременно вмешиваясь в политику, еще до того, как оно было признано своими противниками. Точно так же оно пыталось осуществлять светскую власть и провозгласило непогрешимость своего главы с тех пор, как начался срок, в котором, как показывает пророчество, его власть была сломана, и началось его искоренение. Однако с тех пор, как во время Французской революции была сломлена чарующая сила невежества и суеверного поклонения, население итальянской провинции Романия перестало признавать папство. Хотя временами, между революциями, папа восседал как условный правитель папских провинций, тем не менее, он считался только иностранным оккупантом, представителем Австрии или Франции, войска которых по очереди защищали его должность.
 Теперь, зная, что 1260 лет начались в 539 году н. э., мы можем найти то, что раньше не могло быть известно. Сами паписты более склонны определять начало своей власти или от обращения Константина и мнимой христианизации Римской империи в 328 году н. э., или от дарования церкви папских провинций Карлом Великим в 800 году н. э. Но дело в том, что Константин никоим образом не считал светскую власть привилегией или принадлежностью церкви. Наоборот, хотя он и благоприятствовал христианству, то это, скорее всего, церковь сделала императора как минимум совместным главою, так что император сзывал церковные соборы и вмешивался в церковные дела, тогда как церковь не имела права вмешиваться в светские дела. Дата 539 г. н. э., явленная пророческой измерительной рейкой длиной в 1260 лет, - это почти полпути между союзом церкви с империей в 328 году н. э., и его полным, окончательным признанием Карлом Великим в 800 г. н. э., всевластным главой и распорядителем светской, а также церковной власти.
 Со времен Константина епископы Рима занимали наиболее видное положение в мире, начав с тех пор требовать власти над всеми другими (в церкви и в мире), добиваясь, чтобы кто-то один был признан владыкой или главой церкви, и чтобы этим главой был непременно римский епископ. Они утверждали, что апостолы Петр и Павел какое-то время жили в Риме, и что таким образом Рим был учрежден как престол апостольской власти, а поскольку он долгое время был столицей императоров и гражданских правительств, то в сознании людей утвердился как место власти.
 Однако эти притязания на главенство воспринимались неохотно. Дух соперничества распространился настолько широко, что епископы других больших городов также стали претендовать на главенство, кто на одном, а кто на другом основании. И лишь в 533 году н. э. епископ Рима был признан императором Юстинианом I. Связано это было с довольно жаркой религиозной дискуссией, в которой император занял сторону епископа Рима, признавая Деву Марию достойной поклонения, и споря с Евтихианом и Несторианом о различиях и смешении природы в нашем Господе Иисусе. Император опасался, что дискуссия может разделить церковь и тем самым разделить империю, к большему единству которой он так настойчиво стремился, поскольку даже в те ранние времена номинальная церковь и империя были одним и тем же - "христианством". Желая иметь определенный вес, как основание, чтобы уладить диспут и указать народу, во что верить и во что не верить, и взвесив, что епископ Рима уже самый популярный из числа претендентов на сан архиепископа (папы или главы), а также наиболее "ортодоксальный" - самый близкий взглядами по этим вопросам с императором, - Юстиниан своими посланиями не только осудил взгляды Евтихиана и Несториана, но также обратился к епископу Рима как к главе всех святых церквей и всех святых священников Бога, тем самым признавая его и желая помочь папе в подавлении ереси и установлении единства церкви.
 Вместе с этим эдиктом, император так обратился к папе Иоанну, патриарху Рима*:
 "Непобедимый, благочестивый, удачливый, славный, торжествующий, августейший Юстиниан Иоанну, святейшему архиепископу достославного города Рима и патриарху. Воздавая честь апостольскому престолу и Вашему Святейшеству (как это всегда было и остается нашим желанием), а также почтение Вашему Преподобию, как и приличествует отцу, спешим донести к сведению Вашего Святейшества все, что касается состояния церквей, поскольку мы всегда с большим усердием стремились оберегать единство Вашего Апостольского престола и благосостояние святых Божьих церквей, отстаивающих себя и пребывающих непоколебимо, потому как ничто не может их одолеть. Спешим также подчинить престолу Вашего Святейшества и воссоединить с ним всех священников всех Восточных земель. В настоящее время считаем необходимым обратить внимание Вашего Святейшества на некоторые вопросы, вызывающие беспокойство, какими бы ясными и определенными они не были, и как бы твердо их всегда не отстаивали и не признавали все священники согласно учению Вашего Апостольского престола. Поэтому мы не позволяем, чтобы возник малейший вопрос, затрагивающий положение церквей - каким бы понятным и недвусмысленным он не был, - не доведенный до сведения Вашего Святейшества, Главы всех святых церквей. Ибо во всех делах (как уже было сказано) мы полны старания придать чести и авторитета Вашему Престолу".

 --------------------
 *"Victor Justinianus, pius, felix, inclytus, triumphator, semper Augustus, Joanni sanctissimo Archiepiscopo almae Urbis Romae et Patriarchae".
 "Reddentes honorem apostolicae sedi, et vestrae sanctitati (quod semper nobis in voto et fuit et est), et ut decet patrem honorantes vestram beatitudinem, omnia quae ad ecclesiarum statum pertinent festinavimus ad notitiam deferre vestrae sanctitatis; quoniam semper nobis fuit magnum studium, unitatem vestrae apostolicae sedis, et statum sanctarum Dei ecclesiarum custodire, qui hactenus obtinet, et in commote permanet, nulla intercedente contrarietate Ideoque omnes sacerdotes universi Orientalis tractus et subjicere et unire sedi vestrae sanctitatis properavimus. In praesenti ergo quae commota sunt (quamvis manifesta et indubitata sint et secundum apostolicae vestrae sedis doctrinam ab omnibus semper sacertotibus firme custodita et praedicata) necessrium duximus, ut ad notitiam vestrae sanctitatis perveniant. Hec enim patimur quicquam, quod ad ecclesiarum statum pertinet,quamvis manifestum et indubitatum sit, quod movetur, ut non etiam vestrae innotescat sanctitati quae caput est omnium sanctarum ecclesiarum. Per omnia enim (ut distum est) properamus honorem et auctoritatem crescere vestrae sedis".
 -------------------
 Далее в письме упоминается о некоторых взглядах, именуемых еретическими, которые причиняли беспокойство, давая тем самым представление об исповедуемой императором вере, тождественной вере церкви Рима. В завершение сказано*:
 "Сегодня мы признаем [имеющими законную силу] четыре святых собора, то есть постановления 318 святых отцов, собранных в городе Ницца [Собор в Ницце], 140 святых отцов, собранных в этом царственном городе [Константинопольский собор], равно как святых отцов, впервые собравшихся в Ефесе [Ефесский собор] и святых отцов, созванных в Халцедоне [Халцедонский собор], как учит и подтверждает Ваш Апостольский Престол. Посему все священники, следуя учению Вашего Апостольского Престола, именно так веруют, исповедуют и подтверждают. Следуя этому, мы спешим довести до сведения Вашего Святейшества посредством достославных епископов Ипатия и Деметрия, что не может быть сокрыто от Вашего Святейшества то (учения), что нечестиво отрицают некоторые монахи, сторонники иудейского исповедания, следуя Несторианской ереси. Поэтому мы нуждаемся в вашей отцовской заботе [молитвах], чтобы посланием, адресованным нам и пресвятым епископам этого прекрасного города, а также Патриарху, вашему брату (о чем он сам писал Вашему Святейшеству, спеша во всем следовать Апостольскому Престолу Вашего Преподобия), явить нам, что Ваше Святейшество признает всех, кто должным образом исповедует то, что было предрешено, и осуждает ересь тех, кто, следуя иудейскому исповеданию, осмеливается противиться истинной вере. Таким образом, всеобщая любовь к вам и авторитет Вашего Престола будут постоянно возрастать, а единство святых церквей, которое было нарушено, будет Вам сохранено, поскольку через Вас все пресвятые епископы познают истинное учение Вашего Святейшества относительно тех пунктов, о которых мы Вам упоминали. Теперь просим Ваше Преподобие молиться за нас и заручиться для нас покровительством небес".
 -------------------
 *"Suscipimus autem sancta quatuor concilia: id est, trecentorum decem et octo sanctorum patrum qui in Nicaena urbe congregati sunt: et centum quinquaginta sanctorum patrum qui in hac regia urbe convenerunt: et sanctorum patrum qui in Epheso primo congregati sunt: et sanctorum patrum in Chalcedone convenerunt: sicut vestra apostolica sedis docet atque praedicat. Omnes ergo sacerdotes sequentes doctrinam apostolicae sedis vestrae ita credunt et praedicant."
 "Unde properavimus hoc ad notitiam deferre vestrae sanctitatis per Hypatium et Demetrium, beatissimos episcopos, ut nec vestram sanctitatem lateat, quae et a quibusdam paucis monachis male et Judaice secundum Nestorii perfidiam denegata sunt. Petimus ergo vestrum paternum afectum; ut vestris ad nos destinatis literis, et ad sanctissimum episcopum hujus almae urbis, et patriarcham vestrum fratrem (quoniam et ipse per eosdem scripsit ad vestram sanctitatem, festinans in omnibus sedem sequi apostolicam beatitudinis vestrae), manifestum nobis faciatis, quod omnes qui praedicta recte confitentur, suscipit vestra sanctitas, et eorum qui Judaice aussi sint rectam denegare fidem, condemnat perfidiam. Plus enim ita circa vos omnium amor, et vestrae sedis crescet auctoritas; et quae ad vos est unitas sanctarum ecclesiarum inturbata servabitur, quando per vos didicerint omnes beatissimi episcopi eorum, quae ad vos relata sunt, sinceram vestrae sanctitatis doctrinam. Petimus autem vestram beautitudinem orare pro nobis, et Dei nobis adquirere providentiam."
 -----------------------
 На вышеприведенное письмо папа Иоанн дал ответ, датированный 24 марта 534 года н. э.*
 ---------------------
 *Цитируем из оригинала:
 "Gloriosissimo et clementissimo filio Justiniano Augusto,
 Johannes Episcopus Urbis Romae."
 "Inter claras saptentiae ac mansuetudinis vestrae laudes, Christianissime principum, puriore luce tanquam aliquod sydus irradiat, quod amore fidei, quod charitatis studio edocti ecclesiasticis disiplinis, Romanae sedis reverentiam conservatis, et ei cuncta subjicitis, et ad ejus deducitis unitatem, ad cujus auctorem, hoc est apostolorum primum, Domino loquente praeceptum est, Pasce oves meas: Quam esse omnium vere ecclesiarum caput, et patrum regulae et principum statuta declarant, et pietatis vestrae reverendissimi testantur affatus. ***Proinde serenitatis vestrae apices, per Hypatium atque Demetrium, sanctissimos viros, fratres et coepiscopos meos, reverentia consueta sescepimus: quorum etiam relatione comperimus, quod fidelibus populis proposuistis edictum amore fidei pro submovenda haereticorum intentione, secundum apostolicam doctrinam, fratum et coepiscoporum nostrorum interveniente consemsu. Quod, quia apostolicae doctrinae convenit, nostra auctoritate confirmamus."
 ---------------------
 По этому же поводу император писал к патриарху Константинополя. Первый абзац его письма мы цитируем в переводе*:
 "Епифану, пресвятому, преподобному Архиепископу этого царственного города и Вселенскому Патриарху:
 Желая довести до сведения Вашего Святейшества обо всем, что имеет отношение к состоянию церкви, мы посчитали нужным обратиться к церковным предписаниям, чтобы посредством их показать, какие смуты имеют место, хотя мы убеждены, что Вам о них уже известно. С тех пор как мы удостоверились, что некоторые, чуждающиеся Святой Католической и Апостольской Церкви, придерживаются ереси притворщиков Нестора и Евтихия, мы обнародовали церковный эдикт (как это известно Вашему Святейшеству), в котором осудили безумие еретиков. Мы никоим образом не изменили и не изменим, то есть (как ваше Святейшество знает) не преступим тех суждений церкви, которые доселе хранились милостью Божьей. Во всех отношениях удалось сохранить единство пресвятых церквей и Его ПРЕОСВЯЩЕНСТВА, ПАПЫ ДРЕВНЕГО РИМА (которому мы писали подобным образом). Ибо мы не позволим, чтобы любой из этих вопросов, относящихся к состоянию дел в церкви, не был бы представлен в равной степени к ЕГО ПРЕОСВЯЩЕНСТВУ, учитывая, что он является главой всех пресвятых церквей Бога, и, прежде всего, по той причине, что еретики, появляющиеся тут и там, были сразу приведены к смирению (дословно были отсечены как ветви дерева) мудростью и справедливыми решениями преподобного Престола".
 -------------------------
 *"Epiphanio sanctissimo et beatissimo Archiepiscopo Regiae hujus Urbis et Ecumenico Patriarchae".
 "Cognoscere volentes tuam sanctitatem ea omnia quae ad ecclesisticum spectant statum: necessarium duximus, hisce ad eam uti divinis compendiis, ac per ea manifesta eidem facere, quae jam moveri coepta sunt, quamquam et illa eandem cognoscere sumus persuasi. Cum itaque comperissemus quosdam alienos a sancta, catholica, et apostolica ecclesia, impiorum Nestorii et Eutychetis sequutos deceptionem, divinum antehac promulgavimus edictum (quod et tua novit sanctitas) per quod haereticorum furores reprehendimus, ita ut nullo quovis omnino modo immutaverimus, immutemus aut praetergressi simus eum, qui nunc usque, coadjuvante Deo, servatus est, ecclesiasticum statum (quemadmodum et tua novit sanctitas) sed in omnibus servato statu unitaris sanctissimarum ecclesiarum cum ipso S. S. Papa veteris Romae, ad quem similia hisce perscripsimus. Nec enim patimur ut quicquam eorum, quae ad ecclesiasticum spectant statum, non etiam ac ejusdem referatur beatitudinem: quum ea sit caput omnium sanctissimorum Dei sacertotum; vel eo maxime quod, quoties in eis locis haeretici pollularunt, et sententia et recto judicio illius venerabilis sedis coerciti sunt."
 -----------------------
 Письма, из которых даны вышеприведенные изложения, могут быть представлены полностью, вместе с упомянутым Эдиктом Юстиниана*, в "Своде Гражданского права" (Библиотека Codices, I tit. i.).
 Это первое официальное признание притязаний папства затем все более и более подчеркнуто признавалось императором Фокусом и другими императорами.
 -------------------------
 *Выдержка из этого эдикта гласит следующее:
 "Imp. Justinian. A. Constantinopolitis.
 Cum Salvatorem et Dominum omnium Jesum Christum verum Deum nostrum colamus per omnia, studemus etiam (quatenus datum est humanae menti assequi) imitari ejus condescensionem seu demissionem. Etenim cum quosdam invenerimus morbo atque insania detentos impiorum Nestorii et Eutychetis. Dei et sanctae catholicae et apostolicae ecclesiae hostium, nempe qui detrctabant sanctam glorisam semper virginem Mariam Theotocon sive Deiparam appellare proprie et secundum veritatem: illos festinavimus quae sit recta Christianorum fides edocere. Nam hi incurabiles cum sint, celantes errorem suum passim circumeunt (sicut didicimus) et simpliciorium animos exturbant et scandalizant, ea astruentes quae sunt sanctae catholicae ecclesiae contraria. Necessarium igitur esse putavimus, tam haereticorum vaniloquia et mendacia dissipare, quam omnibus insinuare, quomodo aut sentiat sancta Dei et catholica et apostolica ecclesia, aut praedicent sanctissimi ejus sacerdotes; quos et nos sequuti, manifesta constituimus ea quae fidei nostrae sunt; non quidem innovantes fidem (quod absit) sed coarguantes eorum insaniam qui eadem cum impiis haereticis sentiunt. Quod quidem et nos in nostri imperii primordiis pridem satagentes cuntis fecimus manifestum."
 -------------------------
 Однако даже после признания папы правителем, священническим императором, это какое-то время не приносило особой пользы папству, за исключением пустозвонного титула, поскольку Юстиниан находился далеко от Рима, имея своей столицей Константинополь. Рим, а также вся Италия, находились во власти другого царства - во власти остроготов, не признающих римского епископа наивысшим понтификом, поскольку они в основном были арианами по вере. Следовательно, папство было возвышено и находилось в привилегированном положении только номинально, по одобрению императора; и только после падения монархии остроготов его возвышение стало реальным фактом. Действительно, словно по условленному заранее договору, император немедленно (в 534 году н. э.) послал в Италию Велизария и армию, и через шесть лет после того, как император признал папу, власть остроготов была покорена, а их король Витигес и лучшая часть его армии оказались, вместе с другой добычей, у ног Юстиниана. Это случилось в 539 году н. э.1, который, тем самым, является пунктом времени, от которого нам следует отсчитывать "установление мерзости запустения". Здесь папство имело свое малое начало. Здесь малый, необычный "рог", упомянутый в пророчестве Даниила (Дан. 7: 8, 11, 20-22, 25), только начал выдвигать себя на римском звере. Формироваться, пускать корни он начал два столетия раньше, и спустя два столетия после своего скромного появления он "по виду стал больше прочих" - иных рогов, правлений или властей на территории древней империи, - и тогда начали развиваться его глаза и его уста, говорящие высокомерные слова, и он помыкал другими рогами, предъявляя для этого якобы божественное полномочие.
 -------------------
 1Гиббон, "Закат и падение Римской империи", том 3, стр. 536 (включая ссылки) и 537.
 -------------------

 Пророк сказал, что три рога будут вырваны, искоренены, чтобы освободить место, то есть приготовить путь для этой необычной власти или "рога". Так мы и находим: Константин построил Константинополь и перенес туда свою столицу. Хотя это содействовало утверждению папства на престоле кесарей, однако явилось несподручным для империи. Вскоре оказалось целесообразным разделить империю, и с тех пор Италия стала известной как Западная Империя с престолом или столицей в Равенне. Это был один из "рогов": он потерпел крах в 476 году н. э. от рук герулов, другого из рогов, который утвердил себя на его руинах. Затем пришло королевство остроготов - еще один "рог", - которое победило герулов и установило себя правителем Италии в 489 году н. э. И как было нами подмечено, именно во время правления этого "рога" (третьего, который следовало исторгнуть, чтобы освободить путь папскому рогу) император Юстиниан признал папское верховенство; по его распоряжению и при помощи его армии и его генерала "рог" был искоренен. Как видим, его искоренение было необходимым для продвижения к власти папства, являвшегося особым смешением политической и религиозной силы - особым "рогом", отличавшимся от прочих. Естественно нетрудно догадаться, что папство тайно содействовало падению каждого из этих "рогов" или правлений, надеясь таким способом открыть путь для собственного возвышения, что окончательно и было достигнуто.
 Свергнув остроготов, римский император на какое-то время был признан правителем Италии, будучи представлен экзархами; но поскольку их столицей была Равенна, а не Рим, и поскольку им пришлось признать папство вышеупомянутым способом, из этого следует, что с 539 года н. э. папство было признано как наивысшая власть города Рима. С той поры (от его "установления") оно начало расти и преуспевать как "рог" или власть между иными "рогами" или властями, представляющими когда-то объединенную власть Рима. Факт, что в то время в Италии, и особенно в Риме, было весьма неспокойно, поскольку они подвергались грабежам завоевателей с Севера, а также крайне обременительным налогам, взыскаемым тем или иным ближайшим властителем, способствовал ослаблению политической лояльности к императорской власти Константинополя. В результате, церковные правители, завсегда бывшие с народом, разговаривавшие тем самым языком и разделявшие с ним хорошее и плохое, охотно принимались людьми за советчиков, защитников и правителей города Рима и его окрестностей.
 Не подлежит сомнению, что император Юстиниан, признавая притязания епископа Рима на верховенство над остальными, имел целью частично заполучить его поддержку в войне, которую намеревался вскоре вести с остроготами, чтобы отвоевать Италию как часть Восточной Римской империи. Даже тогда влияние папы и церкви было не менее существенным, поэтому привлечь их на свою сторону в войне, значило иметь ее наполовину выигранной с самого начала.
 Хотя готы взбунтовались против империи и разграбили город Рим, им не удалось восстановить свое правление, и единственным правлением оставалось правление церкви. И хотя вскоре к власти пришло королевство ломбардов и установило свое правление почти над всей Италией, при этом упразднив даже правление Восточной империи, установленное Юстинианом и отданное в руки экзархов, однако стоит особо обратить внимание, что ломбарды признавали авторитет папы в Риме. И только ближе к концу этого королевства, в восьмом столетии, были сделаны серьезные попытки выступить против папской власти, хроника которых служит только утверждением факта, что папы, сменяя друг друга, были действительными правителями Рима, так называемыми "наследниками кесарей", "духовными кесарями" - хотя они и требовали покровительства правительства Константинополя до тех пор, пока это было им выгодно. Когда ломбарды, в конечном счете, попытались захватить Рим, папа обратился к французскому королю с призывом защитить церковь (папство) и сохранить для нее давно устоявшуюся власть над так называемым "Наследием св. Петра", переданным, по ее словам*, церкви Константином.

 ----------------
 *То, что эти притязания были безосновательными и опирались на поддельных документах - "Фальшивых Декреталиях" - сегодня открыто признают даже римо-католики. Константин вовсе не делал такого подарка; папство поднялось к власти и контролю над Римом так, как это было нами описано.
 ----------------

 Французские короли Пепин и Карл Великий посылали по очереди свои армии для охраны папских владений и одолевали ломбардов. Последний из них в 800 году н. э. официально пожаловал папе несколько провинций, упомянутых нами ранее и известных как "папские провинции" - вдобавок к городу Риму и его окрестностям, которыми папство фактически владело от 539 года н. э. Следовательно, королевство Ломбардия или "рог" вовсе не был препятствием и не занимал, как считали некоторые, места папского рога, хотя иногда и пытался это делать.
 О нашествии ломбардов на Рим историк Гиббон пишет:
 "Памятный пример покаяния и набожности был явлен Лютипрандом, королем ломбардов. Во всеоружии, стоящий у ворот Ватикана, завоеватель внял словам Григория I, повернул обратно свои войска, отказался от своего завоевания, почтительно посетил церковь Св. Петра и после исполнения религиозных обрядов возложил свой меч и кинжал, свой панцирь и накидку, серебряный крест и корону из золота на гроб апостола". А вот "его приемник Астолфус огласил себя врагом императора и врагом папы... Риму было предложено признать этого победоносного ломбарда своим законным правителем. Римляне медлили, упрашивали, жаловались; грозных варваров сдерживали силой и переговорами до тех пор, пока папы не заручились дружественной поддержкой союзника и мстителя по ту сторону Альп".
 Папа (Стефан III) посетил Францию, где ему удалось найти необходимую помощь; затем, по словам Гиббона, он возвратился как победитель во главе французской армии, которую вел сам король (Пепин). После слабого сопротивления ломбарды приняли унизительные условия мира, обязались восстановить владения и уважать святость Римской церкви.
 Как иллюстрация притязаний пап и характера затребованной и удерживаемой ими власти, может послужить цитируемое Гиббоном письмо папы Стефана III, посланное в то время королю Франции. Незадолго после ухода французской армии ломбарды снова атаковали Рим, и папа попросил новой помощи. Письмо написано от имени апостола Петра:
 "Апостол уверяет своих усыновленных детей, короля, духовенство и дворянство Франции, что хотя он мертв телом, однако все еще жив духом; что они сейчас слышат и должны повиноваться голосу основателя и опекуна Римской церкви; что святая Дева, ангелы, святые, мученики и все силы небесные единодушно настаивают, требуют и обязывают; что богатство, победа и рай увенчают их благочестивые старания, и что вечное осуждение будет наказанием за их нерадивость, если они позволят, чтобы его гроб, его святилище и его народ попали в руки вероломных ломбардов". Историк Гиббон дополняет: "Второй поход Пепина был не менее скор и удачен, нежели первый: Св. Петр остался доволен; Рим и на сей раз уцелел".
 Поскольку такое начало папской власти было малозаметным, однако важным, чтобы распознать его отчетливо, нам показалось нужным отметить его самым внимательным образом, что мы и сделали. В подтверждение доказательства, что 539 год н. э. был пророчески обозначенной датой, мы цитируем удостоверяющее свидетельство из римо-католических писаний:
 "После падения Западной Римской Империи политическое влияние пап в Италии стало еще более существенным, что следовало из факта, что папы обязаны были взять под свою опеку несчастный край и прежде всего Рим с его окрестностями, которые столь часто меняли своих господ и постоянно подвергались нападениям грубых и жестоких завоевателей. В то время как преемники св. Петра были так сильно заинтересованы благосостоянием жителей Италии, последних полностью игнорировали императоры Восточной Империи, которые все еще предъявляли претензии на право руководить этой землей. Даже когда Юстиниан I отвоевал часть Италии (в 539 г. н. э.) и превратил ее в греческую провинцию, судьба жителей не изменилась к лучшему, потому что византийские императоры только истощали налогами подданных экзархата Равенны, но никоим образом не могли дать им необходимой защиты".
 "В этих условиях случилось так, что... императоры... потеряли всю реальную власть, оставаясь главами правительств только номинально, папы же, в силу возникшей необходимости, практически вошли в обладание верховной властью над римскими территориями... Это самопроизвольное последствие проявления великодушия было затем удостоверено (Пепином и Карлом Великим) как законное приобретение... Пепин, по словам историка того времени, "возвратил" захваченную территорию Апостольскому престолу. Это возвращение или дар, преподнесенный Пепином, был позднее подтвержден и приумножен его сыном, Карлом Великим, который в 774 году н. э. положил конец господству ломбардов в Италии. Таким образом, по божественному провидению постепенно была установлена, легальным путем, СВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ И СУВЕРЕННОСТЬ ПАП".
 Вышеприведенные отрывки взяты из "Истории Католической Церкви" доктора богословия Г. Брука, том. 1, стр. 250, 251. Поскольку для римо-католиков этот труд является общепринятым, используемым в колледжах и семинариях и одобренным папскими сановниками, его свидетельство имеет вес, затрагивая постепенное увеличение светской власти папства, а также время, в котором обстоятельства благоприятствовали ее возникновению. Он подтверждает, что падение королевства остроготов в 539 году н. э. было, как ясно передано пророческим исчислением (1260 лет), именно тем моментом, в котором была "установлена" губительная, а в глазах Бога также омерзительная, система.
 В мысль предыдущим рассуждениям и с намерением отчетливо установить факт, что папское влияние началось до времени Карла Великого, другой католический историк в труде под названием "Престол Святого Петра" в главе "Возрастание светской власти" (стр. 173) пишет: "Римом условно правили только патриции, назначенные императором, однако в действительности, силой обстоятельств, настоящими держателями власти в городе сделались папы". И в доказательство этого авторитета и господства автор продолжает перечислять исторические доказательства власти пап и бессилия номинальных правителей. Он упоминает папу Григория Великого (в 590 году н. э. - спустя лишь пятьдесят лет после "установления" папства), в качестве иллюстрации власти, уже находящейся в руках пап, говоря:
 "Мы видим, как он посылает Леонтиса управителем в Непу, Этрурия, и обязывает жителей быть послушными ему, как они слушались бы его самого. Затем он назначает Констанция на важный пост правителя Неаполя. После этого он пишет епископам о необходимости укрепления и обеспечения провиантом их городов; он издает распоряжения военным начальникам... Словом, он становится действительным владыкой и покровителем Италии, и при этом совершенно прав, говоря: "Каждый, занимающий мое место пастыря, тягостно обременен внешними заботами и довольно часто оказывается в нерешительности, то ли он исполняет обязанности пастыря, то ли светского князя".
 Вот каким стремительным был рост светской власти за столь короткий пятидесятилетний срок от ее скромного начала в 539 году н. э. Поэтому можем быть уверены, что 1260 лет или три с половиной времени папского владычества вполне правильны и ясно обозначены с обеих сторон.
 Даниил, слышавший о черте, установленной для власти мерзости опустошать Церковь, сокрушать истину и силу Господнего народа, увидел, что это еще не огласит прихода царства Михаила (Христа) и возвышения святых к власти, а только предоставит им избавление от их угнетателя. Поэтому услышанное еще не было тем объяснением, которого хотел Даниил: "Я слышал это, но [еще] не понял и потому сказал: "Господин мой! Что же после этого будет?" И отвечал он: "Иди, Даниил [тебе бесполезно пытаться понять это], ибо сокрыты и запечатаны слова сии до последнего времени [Времени Конца]. Со времени прекращения ежедневной жертвы и поставления [в 539 г. н. э.] мерзости запустения пройдет тысяча двести девяносто дней [лет]. Многие [тогда] очистятся [отделятся], убелятся и переплавлены будут; нечестивые же будут поступать нечестиво, и не уразумеет сего никто из нечестивых, а мудрые уразумеют [тогда]. Блажен, кто ожидает и достигнет тысячи трех сот тридцати пяти [1335] дней [лет]. А ты иди [своим путем] к твоему концу, и упокоишься и восстанешь для получения твоего жребия [удела, награды] в конце дней" (Дан. 12: 8-13).
 Внимательный исследователь заметит, что эти 1290 и 1335 пророческих дней, буквальных лет, имеют ту же точку отсчета, что и 1260 лет опустошительной папской власти, т. е. со времени "поставления" мерзости запустения - 539 г. н. э. Если упоминаются два события, произошедшие в разное время, как в этом случае, - отнятие "ежедневной" (или более правильно постоянной) жертвы и поставление мерзости, - мы всегда должны вести отсчет со времени, верного для обоих. Отнятие "постоянной жертвы", как будет нами показано в следующей главе, произошло несколько лет перед поставлением мерзости в 539 году и явилось важным пунктом, приведшим к тому, чтобы назвать его "мерзостью". Поэтому мы должны вести и ведем исчисление "поставления" мерзости от последнего из этих двух событий.
 Отметьте затем, что оба эти исчисления даны в ответ на вопрос Даниила о том, что же случится с Божьими святыми после того, как их сила (истина) будет избавлена от губительного влияния папства (т. е. после 1799 года), и перед установлением Царства Мессии - Михаила. Ответ, по сути, состоял в том, что Даниилу не следует надеяться понять больше, и что через тридцать лет после начала Времени Конца (1260 + 30 = 1290) среди святого народа должно начаться дело очищения и перетопления, в связи с которым мудрым из этого испытанного, очищенного, отделенного класса будет предоставлено познание упомянутого пророчества. Однако это знание будет передано таким образом, что нечестивые и неочищенные не примут его, т.е. в него не поверят. Также было показано, что правильное понимание видения будет далеко не полным и не окончательным; что на самом деле ему будет недоставать некоторых главных звеньев - пока не минует 45 лет (1290 + 45 = 1335), или 75 лет после начала Времени Конца, 1799 года н. э. (1260 + 75 = 1335). Это ясно высказано в еврейском тексте, который представляет дело таким образом, словно наблюдатели, уже видевшие кое-что и ожидающие терпеливо, вдруг (когда минует "1335 дней") обретут ясное и полное представление, превосходящее их ожидания. "О! Блажен тот!"
 Считая от 539 года н. э., 1290 символических дней заканчиваются в 1829 году, а 1335 дней - в конце 1874 года. Пусть читатель внимательно рассудит, насколько точно эти даты обозначают уяснение видения и всех пророчеств, связанных со Временем Конца, с отделением, очищением и перетоплением как бы огнем, чтобы привести Божьих детей к покорному, по-детски чистому, доверчивому состоянию ума и сердца, необходимому, чтобы они были готовы принять и оценить Божье дело Божьим путем и в Божье время.
 В 1844 году достигло апогея религиозное движение, участники которого в то время и с тех пор были широко известны как "Вторые Адвентисты" или "Миллеристы", поскольку именно в то время они ожидали второго пришествия Господа, а м-р Вильям Миллер был предводителем и главным его инициатором. Движение началось около 1829 года и перед 1844 годом (когда они ожидали возвращения Господа) привлекло к себе внимание всех классов христиан, особенно в восточных и центральных штатах, где привело к большому возбуждению. Еще задолго до этого проф. Бенгель из Тубингена, Германия, начал привлекать внимание к пророчествам и к приходящему Царству Мессии, в то время как известный миссионер Вольф делал то же самое в Азии. Но все же центром движения была Америка, где общественные, политические и религиозные условия благоприятствовали, более чем в любой другой стране, независимости в исследовании Библии, а также в других делах - подобно как движение первого пришествия ограничивалось Иудеей, хотя все набожные израильтяне слышали более или менее об этом везде (Деян. 2: 5).
 Всем, так или иначе, известны безуспешные ожидания брата Миллера. Господь не пришел в 1844 году, и мир не был сожжен огнем, как он того надеялся сам и учил надеяться других. Это стало большим разочарованием для тех из "святого народа", кто доверчиво высматривал Христа ("Михаила"), Который должен был тогда явиться и возвысить их вместе с Собой в силе и славе. Но, помимо разочарования, движение имело свои предусмотренные последствия: оно пробудило интерес к предмету Господнего пришествия и бросило тень на этот предмет из-за ошибочных ожиданий. Мы говорим о предусмотренных последствиях, поскольку во всем этом была, без сомнения, рука Господа. Оно не только совершило дело, аналогичное делу движения первого пришествия, когда родился наш Господь, когда пришли мудрецы с Востока и "народ был в ожидании" Его (Мат. 2: 1, 2; Лук. 3: 15), но и соответствовало ему по времени, произойдя именно за тридцать лет до помазания нашего Господа в тридцатилетнем возрасте, в начале Его деятельности как Мессии. Это "движение Миллера", как его зовут с пренебрежением, принесло также особое благословение "святому народу", принимавшему в нем участие: оно вело к внимательному исследованию Священного Писания и к большему доверию к Божьему Слову, чем к человеческим традициям. Оно согревало, питало и соединяло сердца Божьих детей в общности, лишенной сектантства, поскольку интересующиеся исходили из всех вероисповеданий, и, прежде всего, из баптистов. Лишь после завершения этого движения некоторые из них организовали, то есть связали себя в новые секты, тем самым становясь слепыми к некоторым благословениям, приходящимся на время "жатвы".
 Хотя, как заметит читатель, мы почти в каждом пункте не согласны с интерпретацией и выводами м-ра Миллера - видя в совершенно ином свете цель, способ и время пришествия нашего Господа, - все же мы признаем это движение как предопределенное Богом и совершившее очень важное дело отделения, очищения и перетопления, а, значит, приготовления ожидающего народа, приготовленного для Господа. Наконец, это не только послужило делу испытания и очищения в те дни, но и, бросив тень на исследование пророчества и учение о втором пришествии Господа, служит с той поры испытанию и освидетельствованию посвященных, независимо от какой-либо причастности к взглядам и ожиданиям м-ра Миллера. Само упоминание темы пророчества, Господнего пришествия и Тысячелетнего Царства вызывает сегодня презрение у мудрых мира сего - особенно в номинальной церкви. Несомненно, это произошло по Господнему провидению и с целью, весьма напоминающей то, как младенец Иисус был послан на какое-то время в Назарет, чтобы "Он Назореем был наречен", хотя в действительности родился в славном городе Вифлееме. Вероятно, замысел был в том, чтобы истина могла отделить "подлинных израильтян" от мякины избранного Божьего народа. Мякина была отстранена высказыванием, что наш Господь был Назореем, исходя из рассуждения: "Может ли что доброе быть из Назарета?" Подобно теперь, некоторые с презрением спрашивают: "Может ли что доброе быть из Адвентизма?" - отбрасывая без размышления свидетельства Господа, апостолов и пророков. Однако смиренные, святые, мудрые в глазах Бога - хотя и безрассудные по мнению мира сего - не разделяют такого отношения.
 Но "движение Миллера" было чем-то большим: оно было началом верного понимания видений Даниила, к тому же в соответствующем времени, совпадавшем с пророчеством. Применение м-ром Миллером трех с половиной времен (1260 лет) было по сути таким же, как мы только что предложили, но он ошибся в том, что не начал отсчета периодов 1290 и 1335 с того же пункта. Если бы он сделал это, то был бы прав. Но он, наоборот, начал их отсчет на тридцать лет раньше - около 509 года вместо 539, поэтому-то 1335 дней закончились в 1844 году, вместо 1874*. Тем не менее, это было началом верного понимания пророчества, поскольку, так или иначе, период 1260 лет, который он верно постиг, был ключом. Возвещение этой истины (даже в сочетании с заблуждениями, ошибочным применением и ложными выводами) посодействовало отделению и очищению "многих", да еще в то самое время, какое предсказал Господь.

 ---------------------
 *Нам не удалось найти трудов м-ра Миллера, чтобы сравнить его толкования. Мы только изучили даты, к которым он применил пророческие числа.
 ---------------------

 Не понимая ни способа, ни цели возвращения Господа, а только ожидая внезапного появления и окончания всего в один день, он полагал, что все пророчества времени должны закончиться именно тогда. Его цель и усилия состояли в том, чтобы свести их всех к этому общему конечному пункту. Отсюда его неудача. Сверх этого Бог не просветил в то время никого, ведь тогда не пришла еще пора на дальнейшее просветление.
 М-р Миллер был ревностным и уважаемым членом церкви баптистов; а поскольку он был внимательным исследователем Священного Писания, перед ним начали открываться пророчества. Полностью убедив себя в правильности применяемого им, он начал распространять свои взгляды среди проповедников - вначале главным образом среди баптистов, а затем среди всех классов и всех вероисповеданий. По мере расширения деятельности, он, вместе с многими сподвижниками, начал много путешествовать и проповедовать. Начало этой деятельности между проповедниками баптистов, насколько мы можем определить из его воспоминаний, пришлось на 1829 год. Первым обращенным, принявшимся проповедовать его взгляды публично, был Фуллер, старший собрания баптистской церкви в Полтней, Вермонт. В письме, написанном тремя годами позже, м-р Миллер сказал:
 "Господь рассеивает семя. Я могу назвать сегодня восьмерых проповедников, кроме меня, которые, так или иначе, проповедуют это учение. Мне лично известно более сотни братьев, принявших, по их словам, мои взгляды. Как бы там ни было, "истина могущественна и восторжествует".
 Как видим, дело разделения "движением Миллера" имело свое начало в предсказанном времени - в конце 1290 дней, в 1829 году.
 А как быть с ревностным ожиданием, пока удастся достичь 1335 дней? Кто ждал таким образом?
 Некоторые из Божьих детей, "святой народ", в их числе также автор, хотя не были связаны ни с "движением Миллера", ни с основанным затем вероисповеданием, именовавшим себя "Церковью Вторых Адвентистов", высматривали и "ревностно ожидали" Царства Михаила. И мы с радостью можем засвидетельствовать о "блаженстве" удивительно ясного открытия планов нашего Отца осенью 1874 года и с тех пор - от окончания 1335 дней.
 Нет слов, чтобы выразить это блаженство! Только те, которых подкрепило в духе это новое вино Царства, могли это оценить - если мы вообще способны описать такое. Это не передать словами - это надо почувствовать. В конце 1335 пророческих символических дней и с тех пор стали известными драгоценные вести о Господнем присутствии и факт, что мы уже сегодня живем во время "жатвы" этого Евангельского века, а также во время установления Царства Михаила (Христа).
 О, блаженство этого благодатного времени! Какая гармония, величие и красота божественного плана начали открываться по "достижении" 1335 дней! Целью публикуемого "ИССЛЕДОВАНИЯ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ" является передать, насколько это в наших силах, все "блаженство" и более полное раскрытие божественного плана, который должен сейчас быть осознан всем живущим ныне "святым народом". Никто, кроме "святого народа", не поймет его. Это дано как милость. "Не уразумеет сего никто из нечестивых". Те из "святого народа", кто поддерживает товарищество с мирскими, кто безрассудно стоит в совете нечестивых и сидит на скамье насмешников, не поймут и не смогут испытать этого блаженства, доступного ныне исключительно для тех "святых", истинно "мудрых", которые наслаждаются в Законе Господа и размышляют о нем [исследуют его] день и ночь (Пс. 1: 1, 2).
 Это послание о Царстве Михаила, которое постепенно открывается с 1829 года, символически представлено в Книге Откровения (глава 10: 2, 8-10) как "книжка", которую "мудрым" из "святого народа", представленным в Иоанне, велено съесть. То, что испытал Иоанн, как это отражено в стихе 10, испытывают все, кто принимает данные истины. Они доставляют удивительную сладость: о, какое блаженство! Однако последствием всегда является, в большей или меньшей степени, смесь горечи преследований и сладости. Тех же, кто терпеливо выдержит до конца, это должно очистить, избавить от сора и перетопить, а, значит, сделать невесту Христа готовой для брака и возвеличения, что должно прийти в конце Дня Приготовления.
 Что касается разочарования, которое, как упоминалось нами, все равно стало благословением и началом правильной интерпретации видения, пророк Аввакум был побужден написать ободрительные слова, говоря (гл. 2: 2): "Запиши видение и начертай ясно на скрижалях [на рисунке], чтобы читающий [если желает] легко мог прочитать... и хотя бы и замедлило, жди его ["блажен, кто ожидает и достигнет 1335 дней"], ибо непременно сбудется, не отменится". Этой мнимой медлительности, задержки на самом деле не было, а было лишь частичное заблуждение со стороны м-ра Миллера, предвиденное и дозволенное Господом для испытания Своего "святого народа".
 Как доказательство посвящения, веры, а также изучения Библии, порожденного этим движением, мы цитируем из письма, написанного м-ром Миллером после постигнутого разочарования 1844 года, к тем, кто был разочарован вместе с ним:
 "Всегда благодарим Бога за вас, когда слышим, как и прежде, что ваши и наши недавние разочарования, произвели в вас, и, надеюсь, в нас также, глубокое смирение и тщательное исследование наших сердец. И хотя мы перенесли унижение и даже боль глумления со стороны злого и коварного рода, мы не испытываем ужаса и не повергнуты в уныние. Все вы можете открыть вашу Библию и на вопрос о доказательстве вашей надежды со смирением и боязнью показать спрашивающему, почему вы уповаете на славное явление великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа. Нет нужды в каждом случае отсылать спрашивающего о вашей вере к вашему пресвитеру. Исповеданием вашей веры является Священное Писание... ваша философия - это мудрость, снисходящая от Бога; ваш союз единства - это любовь и общение святых; ваш учитель - Святой Дух, а профессор - Господь Иисус Христос... Призываем вас всей любовью и единством святых держаться крепко этой надежды. Она подтверждена каждым обетованием, находящимся в Божьем Слове. Она гарантированна вам двумя непреложными вещами - волей и клятвой Бога, в которых Ему невозможно солгать. Она скреплена и запечатана смертью, кровью, воскресением и жизнью Иисуса Христа... Никогда не бойтесь, братья; Бог сказал вам, что следует говорить. Делайте то, что Он вам велит, а о последствиях Он позаботится Сам. Бог говорит: "Скажи им: "Близки дни и исполнение всякого видения пророческого" (См. Иез. 12: 22, 23)... Для меня это почти знак, что в том есть Божья рука. После проповедования в свое время, многие тысячи взялись исследовать Священное Писание... Божья мудрость в значительной степени наметила наш путь, который Он задумал для того блага, какое исполнит в Свое время и Своим способом".
 Одна из притч нашего Господа была дана намеренно, чтобы проиллюстрировать этот период ожидания - от постигшего разочарования в 1844 году до его осознания при конце "1335 дней". Таковой являетсяПритча о Десяти Девах
 Мат. 25: 1-12Эта притча начинается словом: "Тогда...", указывая, что она не была применима тотчас, во дни Господа, лишь когда-то в будущем. "Тогда подобно будет Царство Небесное [в его зачаточном состоянии - представленного в некоторых или всех из числа святого народа, испытуемых для сонаследия в этом Царстве] десяти девам, которые, взявши светильники свои, вышли навстречу Жениху. Из них было пять мудрых и пять неразумных".
 Числа не существенны, да и соотношения тоже. Притча поучает об оживлении среди наследников Царства, ожидающих встречи с Женихом - оживлении, в котором видны два класса, именуемые здесь "мудрыми" и "неразумными". Слово "дева" означает чистоту, то есть представленные в притче - и мудрые и неразумные - символизируют "святой народ". В самом деле, никто из любящих Жениха, тоскующих за встречей с Ним, не может любить грех, даже если многие из них являются "неразумными".
 Оживление, упомянутое нашим Господом в этой притче, в точности соответствует тому, которое началось вместе с "движением Миллера", и которое все еще продолжается. Это движение, хотя и начатое баптистом, происходило вне вероисповеданий, и к нему присоединились наиболее ревностные и верные из всех вероисповеданий. Рассказы о тех днях, о рвении, усердии и т.п. наполняют наши сердца восхищением от тех мужчин и женщин, которые имели искренность исповедовать свои убеждения, хотя мы и не разделяем этих убеждений. Деньги плыли, как вода, на печатание брошюр и газет на разных языках и на распространение этого послания по всему свету. Рассказывают, что в церквях всех вероисповеданий царил дух оживления, а в некоторых конгрегациях, где все находились под влиянием этого учения, те, кто имел сбережения, складывали их на стол перед кафедрой проповедника, где они были доступны всем нуждающимся. Искренность и усердие верующих в то время были таковыми, что, говорят, деньги, посвященные Господу, не требовалось сторожить, поскольку не нуждавшиеся в них даже к ним не притронулись бы.
 В притче показано, что все девы имели светильники, приведенные в порядок и дающие им свет. Эти светильники символизируют Священное Писание ("Слово Твое - светильник ноге моей"). Такого всеобщего приготовления светильников - изучения Священного Писания - всеми классами христиан, наверное, никогда прежде не случалось. Масло представляет духа истины. В то время оно находилось в светильнике каждого, но не все имели духа истины в себе - в "сосудах".
 Разочарование 1844 года кратко засвидетельствовано в притче словами, что "Жених замедлил", т. е. ожидающим казалось, будто Он медлит. Испытанное всеми смятение и мрачность, а также многочисленные ложные и умозрительные предположения, привнесенные теми, кто был разочарован, показаны в притче словами: "И как жених замедлил, то задремали все и уснули". В самом деле, в своей мрачности и в дреме многим из них грезились странные и безрассудные вещи.
 Но притча показывает и повторное оживление среди этих дев - похожее, но все же другое. Речь идет о том же общем классе, но не обязательно о тех же личностях. Как первое движение было результатом света, пролитого на пророчество о времени второго пришествия Мессии, как Жениха Церкви, так и второе движение. Однако существует несколько различий. В первом случае светильники всех дев горели одинаково, а общество ожидающих Жениха было смешанным, тогда как во время второго движения, хотя разбужены будут все, навстречу будут ведены только те, у кого в сердцах есть Дух истины и знание Библии - очищенный светильник. Для первого движения было предсказано разочарование, и надо было дожидаться 1335 дней. Однако во втором обманутых надежд уже не было и ждать больше не требовалось, потому как исполнение пришлось как раз на конец 1335 пророческих дней - на октябрь 1874 года. Именно сразу после окончания 1335 лет, поры "ожидания", началось распознание факта присутствия нашего Господа, как того учат вышеупомянутые пророчества. Это случилось ранним утром нового века, но если говорить о глубокой дреме дев, то это был "полночный" час, когда послышался возглас (звучащий доныне): "Вот Жених!", - а не "Вот Жених идет*!", ведь Он уже пришел, и мы живем в "присутствии [parousia] Сына Человеческого". Именно таким, с той поры, был характер нынешнего движения: возвещение Господнего присутствия и дела Царства, осуществляемого ныне. Автор и его соратники возвещали факт присутствия Господа, демонстрируя это на основании пророчеств, а также на таких рисунках, какие использованы в этой книге, вплоть до осени 1878 года, когда были предприняты шаги для начала публикации нашего нынешнего издания "ZION'S WATCH TOWER, and Herald of Christ's Presence" ("СТОРОЖЕВАЯ БАШНЯ СИОНА и Вестник Присутствия Христа"). Благодаря Господнему благословению миллионы экземпляров этого издания разнесли повсюду весть, что исполнилось время и что Христово Царство устанавливается именно теперь, когда царства и системы, созданные людьми, рассыпаются, вплоть до полного разрушения.

 ----------------------
 *Древнейшие греческие манускрипты (Синайский и Ватиканский) не содержат слова "идет", и выражение звучит: "Вот Жених!".
 ----------------------

 Притча предостерегает нас, что хотя весь класс дев очищает свои светильники, не все могут видеть. Только те, кто имеет масло в своих сосудах (в себе - будучи полностью посвященными), могут получить свет от своих светильников и оценить факты. Другие (все непорочные, девы) приобретут масло и получат свет в свое время, отчего обретут большое благословение. Однако только наполненные маслом, духом истины, будут иметь свет впору и большое благословение от этого. Только они идут с Женихом на брак. Масло, то есть дух посвящения и сопутствующий ему свет нельзя передать от одной девы другой. Каждый сам должен быть наполнен духом; каждый должен иметь свой запас этого масла (Истины, ее духа посвящения и святости), и достигается он большой ценой на пути самоотречения, непонимания и огненных испытаний. Испытания во время великой скорби будут тем рынком, где неразумные девы будут покупать свое масло. Но тогда будет слишком поздно войти на брак как члены невесты, жены Агнца. Тем не менее, Священное Писание указывает, что они как сосуды для "меньшей чести", обратившись от своего недомыслия, не будут погублены, но, став, таким образом, пригодными для использования Учителем, все же будут служить Ему в Его храме.
 А теперь вернемся к словам ангела, обращенным к Даниилу. Стих 13 гласит: "А ты иди к своему концу, и упокоишься и восстанешь для получения твоего жребия [участия, награды] в конце [по окончании 1335] дней" - во время жатвы, начинающейся тогда.
 В выражении: "А ты иди к твоему концу", слово "конец", обратите внимание, имеет совершенно иное значение, чем слова "Время Конца". "Жатва есть кончина века", и жатва, как уже было показано, является периодом 40 лет с осени 1874 года н. э. - окончания "1335 дней", - до осени 1914 года н. э.2 А Даниил должен получить свою участь, награду или жребий в Царстве Михаила (Христа) вместе со всеми святыми пророками, а также со святыми Евангельского века, в конце этого периода "жатвы" - святые в этом Царстве будут первыми по очередности, а также по почестям (Евр. 11: 40). См. "ИССЛЕДОВАНИЕ СВЯЩЕННЫХ ПИСАНИЙ", Том 1-й, стр. ...

 ---------------------
 2См. "Предисловие автора" (1916 г.).
 ---------------------

Очищение Святилища. 2300 дней. (Дан. 8: 10-26)

Глава 4

Истинное Святилище - Осквернение - Причина, то есть основание - Как произошло "низложение" - Доказательства из писаний римо-католической церкви - Очищение произойдет не раньше 2300 лет после Видения - Как и где оно началось, и когда свершится - "Золотые сосуды", истины, должны быть возвращены

 В предыдущих главах мы обратили внимание на тождество самонадеянного, необычного "небольшого рога" из Дан. 7: 8, 11, 20-26 с "человеком греха" из 2 Фес. 2: 3, и "мерзостью запустения", предсказанной нашим Господом в Мат. 24: 15; а также, что та самая папская власть упоминается в Дан. 8: 9, 10, 23-25. Мы изучили в достаточной мере - исходя из поставленных целей и ограниченности места - его возвышение, его характер и конец его сокрушительной власти, а также окончательное, полное его уничтожение, которое все еще принадлежит к будущему.
 Теперь мы намереваемся изучить другое пророчество, которое отчетливо указывает на одну весьма фальшивую доктрину, основополагающее заблуждение, которое привело к полному отвержению этой системы нашим Господом, и сделало ее губительной мерзостью в Его глазах. Пророчество, которое нам предстоит сейчас рассмотреть, указывает также время, в котором истинная Церковь, класс посвященных - Святилище - будет очищено от омерзительной скверны, привнесенной папством.
 Если предыдущая глава обращала наше внимание на определенные дни ожидания и на очищения этого святого класса, класса Святилища, то настоящее пророчество указывает дату, когда горстка святых верующих полностью освободится от папской скверны, заблуждений и т.п., и когда незаконно присвоенные "золотые сосуды" или драгоценные истины начнут возвращаться этому святому классу, т.е. классу Святилища.
 Цитируем Дан. 8: 10-26:
 "И вознесся [господством] до воинства небесного [всей Церкви], и низринул на землю часть сего воинства и звезд, и попрал их. И даже вознесся на Вождя воинства сего [присвоил себе почести и достоинства, а также применил к себе пророчества и титулы, принадлежащие Иисусу Христу, истинному Вождю или Князю, Главе Церкви], и отнята была у него [Христа] ЕЖЕДНЕВНАЯ ЖЕРТВА, и поругано было МЕСТО СВЯТЫНИ ЕГО. И воинство [народ] предано вместе с ежедневною жертвою за нечестие, и он, повергая истину на землю, действовал и успевал".
 "И услышал я одного святого говорящего, и сказал этот святой кому-то вопрошавшему: "На сколько времени простирается это видение о ежедневной жертве и об опустошительном нечестии, когда святыня и воинство будут попираемы?" И сказал мне: на две тысячи триста вечеров и утр [дней]; и тогда святилище очистится".
 "И было: когда я, Даниил, увидел это видение и искал значения его, вот, стал предо мною как облик мужа. И услышал я от средины [реки] Улая голос человеческий, который воззвал и сказал: "Гавриил! Объясни ему это видение!" И он подошел к тому месту, где я стоял, и когда он пришел, я ужаснулся и пал на лицо мое; и сказал он мне: "Знай, сын человеческий, что видение относится к Концу Времени!" И когда он говорил со мною я без чувств лежал лицом моим на земле; но он прикоснулся ко мне и поставил меня на место мое, и сказал: "Вот, я открываю тебе, что будет в последние дни гнева; ибо это относится к Концу определенного Времени".
 "Овен, которого ты видел с двумя рогами, это цари Мидийский и Персидский. А козел косматый - царь Греции, а большой рог, который между глазами его, это - первый ее царь; он сломился, и вместо него вышли другие четыре: это четыре царства восстанут из этого народа, но не с его силою. Под конец же царства их, когда отступники исполнят меру беззаконий своих [сравни Быт. 15: 16], восстанет царь [папство] наглый [бесстыдный] и искусный в коварстве; и укрепится сила его [станет могущественной], хотя и не его силою [папство укрепило себя путем использования войск различных народов Европы], и он будет производить удивительные опустошения и успевать и действовать и губить сильных и народ святых [разлагать их]. И, при уме его, и коварство будет иметь успех в руке его, и сердцем своим он превознесется, и среди мира погубит многих [развратит], и против Владыки владык восстанет [как антихрист], но будет сокрушен - не рукою. Видение же о вечере и утре [именно эта часть видения], о котором сказано [что до очищения пройдет 2300 дней], истинно, но ты сокрой это видение, ибо оно относится к отдаленным временам".
 Мы не входим в подробное объяснение того, что представлял овен, козел, рога и т. д., упомянутые в этих и предыдущих стихах, поскольку считаем, что данное уже было изложено достаточно понятно (смотрите стр...). Мы увидели, что Рим, который в главе VII предстает как самостоятельный зверь с собственными рогами, а в главе II - как голени и ноги истукана, здесь (в главе VIII) считается одним из рогов греческого "козла", который, после того как разросся на юг и на восток, в виде светского, т. е. императорского Рима, подвергся изменению и, став папским Римом, "вознесся до воинства небесного" т. е. стал церковной властью или империей над воинством, народом. Тот же метод трактовки Римской империи, как ветви или производной от одной из частей Греческой империи, выдержан в историческом пророчестве XI главы.
 Общепринято, что упомянутая здесь ежедневная жертва относится к возлагаемым в Иерусалиме ежедневным, постоянным иудейским жертвам всесожжения. И ответственность за отнятие этой постоянной жертвы, как уже писалось, возлагается на Антиоха Епифания. Однако пророчество опускает образный храм или Святилище и образные жертвы всесожжения и обращается к прообразному Святилищу или Храму Бога, христианской Церкви (2 Кор. 6: 16), и к прообразной жертве всесожжения, достойной награды жертве Христа, данной за всех и навсегда - постоянной, всегда действенной жертве за грехи всего мира.
 На самом деле постоянная жертва Христа не была отменена или упразднена папством, но была отодвинута в сторону ложным учением, выдвинутым этой системой, которое постепенно, а в конце полностью и всецело отклонило заслугу Христовой жертвы как постоянную и всегда действенную. Это ложное учение известно как литургия или жертва литургии.
 Протестанты, как правило, совершенно неправильлно понимают это так называемое таинство. Они считают его попросту иной формой празднования Последней Вечери Господней, принятой римо-католиками. Иные считают, что это какая-то особая разновидность молитвы. Но эти понятия совершенно неправильны. Римо-католики излагают учение литургии следующим образом: смерть Христа, по их словам, отменила Адамов или первородный грех, однако она не применима к нашим ежедневным проступкам, слабостям, грехам и упущениям; она не является постоянной жертвой, всегда достаточной за все наши грехи, всегда достаточной и действенной, чтобы укрыть, как одеянием, каждого грешника и каждый грех - так чтобы дать возможность сокрушенному сердцем вернуться к общности и единению с Богом. Для таких грехов и была установлена жертва литургии: сторонники папства считают ее дальнейшим совершенствованием жертвы Голгофы. Каждый раз, когда совершается жертва литургии, она, по их утверждению, является новой жертвой Христа ради определенных лиц и грехов, за которых совершающий жертву священник мысленно ее применяет.
 Христос, чтобы снова быть пожертвованным таким образом, прежде должен быть "сотворен" из пшеничного хлеба и вина исполняющим обряд священником. Этот хлеб и вино обыкновенны до тех пор, пока они не возложены на алтарь, когда, как утвержается, определенные слова посвящения переменяют хлеб и вино на действительную плоть и кровь Христа. Таким образом они уже не являются ни хлебом ни вином, хотя и сохранили прежний вид. Эта перемена именуется пресуществлением - переменой материи. Пять магических латинских слов, которые якобы влияют на эту перемену хлеба и вина в настоящую плоть и кровь, звучат так: "Hoc est autem corpus meum". Утверждается, что всякий священник способен таким образом снова "сотворить" Христа во плоти, чтобы затем Его снова пожертвовать. Когда Христос "сотворен" таким способом, раздается звон колокола, после чего священник и прихожане подают ниц, поклоняясь и почитая хлеб и вино - принимая их теперь за самого Христа. После этого хлеб (истинная плоть Христа, сокрытая, по их словам, от восприятия чувствами) преломляется. Таким способом Христос умерщвляется или жертвуется сызнова, повторно, чтобы тем самым аннулировать определенные грехи.
 Внедряя эту нелепую теорию и желая согласовать ее саму с собою, римо-католические церковные соборы издали многочисленные длинные декреты и разъяснения, а мудрые(?) теологи написали тысячи книг. В них назидательным образом сказано, что если бы пролилась капля "крови" (вина), следует осторожно подобрать ее и сжечь, а пепел похоронить в священном месте. Похоже и с хлебом ("плотью Христа"): ни одна крошка не должна быть утеряна. Принимаются меры предосторожности, чтобы в "кровь" (вино) не упала муха, либо чтобы мышь или собака не подобрали крошки преломленной "плоти" (хлеба). А доктор Денс, один из ведущих теологов, разъясняет, что "мышь или собака, поедающая сакраментальные составные, не съедает их священным образом, однако это не означает, что тогда плоть Христа перестает существовать в виде этих составных".* Римо-католический (американский) катехизис излагает учение следующим образом:
 Вопрос: "Что это такое - святая евхаристия?"
 Ответ: "Это таинство, которое содержит ТЕЛО и КРОВЬ, ДУШУ и БОЖЕСТВО Иисуса Христа по образцу и под видом хлеба и вина".
 Вопрос: "Но разве не хлеб и вино возлагают сперва на алтарь для празднования литургии?"
 Ответ: "Действительно, хлеб и вино всегда остаются таковыми до тех пор, пока священник не произнесет во время литургии священнодействующие слова".
 Вопрос: "Что происходит после произношения этих слов?"
 Ответ: "Хлеб переменяется в ТЕЛО Иисуса Христа, а вино - в Его КРОВЬ".
 Вопрос: "Как называется эта перемена?"
 Ответ: "Она именуется пресуществлением, то есть переменой одной материи в другую".
 Вопрос: "Что такое литургия?"
 Ответ: "Литургия это непрерывная ["ежедневная" или "постоянная"] жертва нового закона, в которой Христос наш Господь жертвует Себя Своему Небесному Отцу в руках священника бескровным способом под видом хлеба и вина, как однажды пожертвовал Себя на кресте через пролятие крови".

 -------------
 *Денс, "Tract. De Euchar.", No. 20, p. 314.
 -------------

 Вопрос: "Какова разница между жертвой литургии и жертвой креста?"
 Ответ: "Жертва литургии является по сути той же самой [того же характера или свойства] жертвой, что и жертва креста; единственное различие состоит в способе жертвования".
 Вопрос: "Каково последствие литургии как жертвы примирения [умилостивления]?"
 Ответ: "Через нее мы получаем от божественной милости, во-первых, благодати раскаяния и сожаления ради прощения грехов; и, во-вторых, смягчение временных наказаний за содеянные грехи".
 Вопрос: "К кому применимы плоды [благодеяния] литургии?"
 Ответ: "Общие плоды применимы ко всей Церкви - к живым и мертвым. Особые плоды применимы в первую очередь к священнику, совершающему литургию; затем - к каждому, ради которого он отдельно жертвует ее, и, в-третьих, - к тем, кто принимает в ней участие с набожностью [т. е. к тем, кто посещает литургию как верующий]".
 Тот самый авторитетный источник говорит: "Жертвоприношение совершается священником; то осязаемое, что приносится в жертву, именуется мученической жертвой, а место, на котором оно приносится в жертву, именуется алтарем. Все четыре - священник, мученическая жертва, алтарь и жертвоприношение - неразделимы: каждое из них нуждается в другом".
 В объяснении порядка церемонии о священнике сказано:
 "Затем он произносит таинственные слова священнодействия, кланяется, благочестиво коленопреклоняется и поднимает Священное Тело и Священную Кровь над своей головой. Под звон колоколов народ падает на колени и бьет себя в грудь в знак раскаяния в своих грехах. Священник милостиво умоляет Бога ПРИНЯТЬ ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ."
 Закончим свидетельство на эту тему краткой выдержкой из Канонов Тридентского Собора*:
 Канон 3. Если кто-то будет говорить, что Литургия является исключительно богослужением восхваления и воздаяния благодарения, или простым поминовением жертвы, совершенной на кресте, а не [самой по себе] жертвой умилостивления [т. е. жертвой, которая сама совершает искупление за грехи]; или, что она приносит пользу только тому, кто ее принимает, и не должна приноситься за живых и умерших, за грехи, наказания, расплаты и в других нуждах - пусть он [кто отрицает могущество этой жертвы] будет проклят".

 --------
 *Concil. Trid., Sess. 22. "De Sacrificio Missae".
 --------

 Итак, мы отчетливо видим, что папство установило ложную, поддельную жертву вместо одной вечной, полной и никогда уже не повторяющейся жертвы Голгофы, совершенной один раз на все времена. Таким вот образом папство отняло у дела Христа заслугу по праву считаться Постоянной Жертвой, заменяя ее мошенничеством, совершаемым своими священниками. Здесь излишне вдаваться в подробности, почему папство отрицает и отодвигает в сторону истинную Постоянную Жертву, устанавливая вместо нее "мерзость", литургию. Большинство наших читателей знает, что это учение, согласно которому священник во время литургии творит жертву за грехи, без которой они не могут быть вычеркнуты или невозможно уйти от наказания за них, является основой всевозможных вымыслов Римской церкви ради вымогательства денег у народа, ради всех ее причуд и наслаждений. "Отпущения грехов", "индульгенции" и всевозможные мнимые блага, милости, привилегии и льготы - для нынешней и для будущей жизни, для живых и для умерших - основываются на этом богохульном учении о литургии, основополагающем учении отступничества. Именно посредством полномочий и влияния, какие жертва литургии возлагает на священников, их богохульные притязания обладать и пользоваться различными привилегиями, принадлежащими исключительно Христу, находят моральную поддержку в народе.
 В доказательство основополагающего характера этого заблуждения следует заметить, что хотя Реформация в Германии и Швейцарии началась с возражений против индульгенций, вскоре вопрос сосредоточился на пресуществлении - жертве литургии. Краеугольным камнем Реформации было верование, что прощение было достигнуто исключительно через Христа, как следствие Его жертвы на Голгофе, а не через индульгенции, исповедальни и литургии. Фактически, вопрос литургии был подоплекой почти всех преследований со стороны Рима. Епископ Тилотсон замечает: "Оно [пресуществление - литургия] было в церкви Рима предметом жарких споров. Являясь нелепым и необоснованным, оно содействовало тому, что за его отрицание было замучено больше христиан, чем, возможно, за отрицание всех остальных догматов их религии".
 Разумеется, римо-католики утверждают, что литургия была установлена Христом и апостолами, однако, самое раннее упоминание о ней мы смогли найти только в записях Константинопольского Собора, 381 года н. э. Тем не менее, дата насаждения этого гнусного заблуждения не особенно упоминается в пророчестве, за исключением может быть того, что вследствие этого основополагающего заблуждения папство сделалось "мерзостью запустения" - прежде чем оно, как таковое, было "поставлено" в силе, как мы увидели, в 539 г. н. э.
 Пророчество говорит: "И отнята была у Него (Христа) ежедневная жертва", добавляя, что "поругано было место (основание) святыни Его." Основание, основополагающая истина, на которой воздвигнуты истинно посвященные или клас Святилища, состоит в том, что наш Господь Иисус через жертву Самого Себя искупил всех и в высшей степени спасет всех приходящих к Богу через Него - без какого бы то ни было другого посредника, без священника, без епископа, без папы и без какой-то другой жертвы, потому что всякая иная является мерзостью в Божьих глазах, так как скрыто подразумевает недостаточность великой Христовой жертвы-искупления (Евр. 7: 25; 10: 14).
 Это учение об искуплении приходится основанием Святилища или святого храма - посвященной Церкви. И когда эта "постоянная" жертва была вытеснена, сделана недействительной, т. е. была ниспровергнута литургией, тогда последовала пагуба, предсказанная пророком. Воинство (христиане с имени) было оставлено заблуждениям и без труда возглавлено фальшивой системой, которая возвысилась (в лице своего главы, папы) даже до Князя или правителя этого воинства. "И он поверг истину на землю" вместе с теми из воинства и сияющих светил, то есть учителей, которые твердо держались истины и не желали присоединится к нему в его беззаконии. И, как мы убедились в предыдущих главах, он удивительно преуспел в своих делах.
 Поскольку было отброшено в сторону само основание истинной христианской веры, следует ли удивлятся тому, что великое отступничество опустилось до такой глубины беззакония? Одно заблуждение вело к другому, пока осталось только внешней формы истины и набожности; а опустошительная мерзость воссела в храме Бога, оскверняя одинаково Святилище и воинство, возвышая своего главу как Христова наместника или представителя.
 Посреди этих сцен успеха мерзости опустошения Даниил услышал святых, спрашивающих: "На сколько времени простирается это видение о ежедневной жертве и об опустошительном нечестии, когда святыня и воинство будут попираемы?" Во все времена, с тех пор как поставлено мерзость, были святые, которые более или менее отчетливо распознавали ее характер и ее растление, усердно стремясь познать, вопрошая при этом Бога: "Доколе, Господи, истина будет втоптана в грязь, а лжи, богохульству и мерзости будет позволено преуспевать? До каких пор антихрист, "упивающийся кровию святых и кровию свидетелей Иисусовых", а также своим необыкновенным успехом, будет продолжать напаивать и обманывать народы?" (Отк. 17: 2, 6; 14: 8; 18: 3). Предвидя этот вопрос (Даниила и наш), Бог заранее дал ответ через Своего посланника. И хотя до Времени Конца невозможно было даже начать понимать эти сроки, все же определение, т.е. ограничение времени дало другим, а также Даниилу, уверенность, что Бог полностью владеет ситуацией, и ничего не может случиться, с чем Он не может или не сумеет совладать, и что в конечном итоге не обратит в добро. Этот ответ очерчивает не начало дела очищения, а период, в котором оно будет отчасти завершено. Читаем:
 "На две тысячи триста вечеров и утр;
 и тогда святилище очистится"
 Исследуя этот период времени, исследователь сразу же будет осенен фактом, что здесь не может быть речи о буквальных днях, поскольку 2300 буквальных дней составляют неполные восемь лет, тогда как пророчество очевидно охватывает весь долгий период осквернения святыни и попирания истины. Опять же мы замечаем, что по предсказанию эти 2300 дней исполнятся где-то в периоде, именуемом "Временем Конца" - как сказал Гавриил: "Знай, сын человеческий, что видение относится к Концу Времени", и еще: "Вот, я открываю тебе, что будет в последние дни гнева; ибо это [выполнение] относится к Концу определенного Времени".
 В своем объяснении Гавриил подробно останавливается на всем видении, частично объясняя разные символы, и вконец уверяет, что 2300 дней является точной мерой всего этого.
 Даниил, который интересовался, прежде всего, Израилем и выполнением Божьих обетований, данных отцам, осознал, что все, им услышанное, не могло исполнится за 2300 буквальных дней, особенно когда Гавриил сказал ему: "Ты сокрой это видение, ибо оно относится к отдаленным временам". И хотя он не знал какова длина каждого символического дня, его сердце исполнилось болью от осознания того, сколько несчастий ждет Божий народ - хотя не ведал, что это название перейдет от Израиля по плоти к духовному Израилю. Читаем: "И я, Даниил, изнемог и болел несколько дней..." и "...я изумлен был видением сим и не понимал его". Хорошо, что для Даниила и для всех Божьих детей (с тех пор и до Времени Конца) не было отчетливее явлено наперед ужасное значение этого видения папской власти и преследований, а также страданий святых. Наш милостивый Небесный Отец хотя и желает испытать Свой народ в огненной печи испытаний и гонений, чтобы приготовить его к приобещанной в безмерном избытке вечной славе, поступает с нами по принципу: "Довольно для каждого дня своей заботы".
 Даниил, более заинтересованный Израилем нежели персидским "овном" или греческим "козлом", знал из пророчества Иеремии, что семьдесят лет Вавилонского плена были наказанием за грехи Израиля, и теперь, судя по видению грядущих преследований (вместо возвышения и хвалы, которых он надеялся), он увидел в этом предвестника грехов Израиля и Божьего гнева. Поэтому он с усердием молился о прощении этих грехов Израиля и исполнении данных отцам обетований. Об этом сказано в нескольких словах в Дан. 9: 2-19. Даниил не видел масштаба божественного плана так, как мы можем видеть его сегодня, однако его искренность и вера в обетования была угодна Богу, Который и открыл ему нечто большее об этом видении - о продвижении и дальнейшем совершенствовании тех черт, которые имели особенное отношение к Израилю по плоти. Даниил полагал, что окончание семидесяти лет опустошения земли во время пребывания народа в Вавилоне должно быть отсрочено, продлиться еще на много (2300) дней. Бог исправил это заблуждение, послав Гавриила сказать, что плен закончится по истечении семидесяти лет, а Иерусалим и храм будут восстановлены, хотя и в трудные времена и т. д.
 В то время, когда Даниил молился, чтобы понять видение о 2300 днях, которые он ошибочно принял за продление 70 лет плена в Вавилоне, был послан Гавриил, чтобы дальше объяснить понятое неверно видение, как сказано (Дан. 9:21-22):
 "И вразумляя меня, говорил со мною и сказал: "Даниил! Теперь я исшел: чтобы научить тебя разумению. В начале моления твоего вышло [дальнейшее] слово [Божьего плана, чтобы быть представленным ныне], и я пришел чтобы возвестить его тебе, ибо ты - муж желаний [возлюбленный]; итак вникни [далее] в слово и уразумей видение [о 2300 днях]. Семдесят седьмин [70 x 7 = 490 дней] определены [даны, предназначены, обусловлены] для народа твоего [Израиля] и святого города твоего [Иерусалима] и т. д."*
 Особенного внимания заслуживает то, что 490 дней являются частью 2300 дней - частью, составляющей особый интерес для Даниила, и данной ему в ответ на его молитву о восстановлении Израиля из Вавилона (смотрите стихи 12, 16-18). А поскольку эти семьдесят недель или 490 дней были вступительной частью 2300 дней, их исполнение служит не только тому, чтобы указать где начались 2300 дней, но также показывает какого рода время применимо (буквальное или символическое) (см. 1 Пет. 1: 11). Более того, выполнение этого пророчества о "семидесяти седьминах" послужило как бы печатью для Даниила, как истинного пророка, и для всех его пророчеств, и особым образом запечатало это "видение" о 2300 днях. Вот так было предсказано, что семьдесят седьмин определены, среди прочих вещей, для "запечатания видения и пророка".

 -----------
 *Для исследования этого пророчества см. Том II, глава iii, стр. ...
 -----------

 Поэтому, распознавая символические семьдесят недель, то есть 490 дней, исполнившихся в виде лет, как вступительную часть 2300 дней, и Божью печать или знак подтверждения всего этого видения, мы начинаем здесь отсчет, чтобы узнать, когда закончится весь этот период. Вычитая 490 лет, завершившихся в первом пришествии, из 2300 лет, мы получаем остальные 1810 лет. Следовательно, 1810 лет (пророческих, символических дней) должны быть мерой от завершения семидесяти недель до времени, когда класс Святилища будет очищен от различных скверностей папства - от опустошительной мерзости, которая на протяжении столь многих веков оскверняла Божий Храм.
 Смерть Мессии, как показано, имела место весной 33 года*; это произошло посреди или в середине последней из числа семидесяти недель, полное завершение которых наступило только полнедели спустя, то есть через три с половиной года - осенью 36 года н. э. Следовательно, 1810 лет от осени 36 года н. э., то есть осень 1846 года, обозначают конец видения 2300 дней и дату, когда для Святилища настало время быть очищенным.
 Поскольку пророчество исполнилось, нам следует надеяться, что в этом случае, как и в случае других исполнившихся пророчеств, факты самым очевидным образом подтвердят его исполнение на страницах истории. Хотя обычно историки не веруют в Библию и библейского Бога, до сих пор для них неведомого, Бог так распорядился их деятельностью, что в какое бы время пророчество не исполнилось, факты непременно попадали в историю, к тому же на прочном и достоверном основании. То же произошло в случае очищения Святилища.
 На основании авторитетных суждений всех современных историков (за исключением римо-католических авторов, назвавших его большой ересью) мы видим, что движение, именуемое ими Великой Реформацией, имело свое начало в шестнадцатом веке. От этой реформации можно датировать начало очищения Святилища. Следует помнить, что Святилище было осквернено внесением в него различных заблуждений с их соответствующими злыми тенденциями; что их кульминацией было установление литургии, и что вслед за этим заблуждением наступило глубочайшее растление воинства (масс номинальной церкви), завершившееся бесстыдной продажей "индульгенций", отчасти побудившей реформаторское движение. Хотя класс Святилища также подвергся частичному осквернению, т. е. был введен в заблуждение, ужасные последствия вскоре открыли его глаза. Поэтому видим, что основополагающим вопросом Великой Реформации было Оправдание верой в "постоянную жертву" Христа, не требующую никакого повторения - вопреки мнимому отпущению грехов, которого якобы достигалось епитимьями и литургиями на оскверненных алтарях антихриста.

 -------------
 *См. Том II, стр. ...
 -------------

 Это и был подходящий момент для начала реформации: на фундаменте оправдания (очищения) верой в "постоянную жертву". Однако заметьте: что пророчество не указывает, что в то время наступит очищение воинства, а только очищение класса Святилища. И воинство таки не было очищено. Оно далее держалось заблуждения, и делает так доныне. Однако класс посвященных, Святилище, отбросил ложь и страдал ради истины, и многие из него даже претерпели смерть.
 Но это было только начало процесса очищения; упомянутый класс, уже пробужденный, вскоре открыл, что оскверняющие заблуждения умножились за время деятельности и процветания папства. Лютер, главный воодушевитель Реформации, не ограничился опровержением одного заблуждения, но попытался отвергнуть многие другие, пригвоздив 31 декабря 1517 года к дверям замковой церкви в Виттенберге девяносто пять тезисов, все из которых возражали папским учениям, а двадцать седьмой - отвергал мнимо присущее человеку бессмертие. Поскольку эти утверждения были отвергнуты папой Леоном Х как еретические, Лютер в своем обращении (1520 г. н. э.) осудил, не выбирая слов, учения о пресуществлении, о бессмертии человека и претензии папы, что он "император мира, царь неба и Бог на земле", назвав их "ЧУДОВИЩНЫМИ ПРЕДСТАВЛЕНИЯМИ, ОТКОПАННЫМИ В НАВОЗНОЙ КУЧЕ РИМО-КАТОЛИЧЕСКИХ ДЕКРЕТАЛИЙ".
 Но, увы! Дело "очищения", так благородно и отважно начатое, оказалось слишком радикальным, чтобы снискать всеобщее признание. Друзья и почитатели Лютера, и его сторонники оказались отчасти побежденными, пересиленными хитростью, ловкостью, "лестью" и обещаниями поддержки и успеха их начинания, продиктованными велениями мудрости мира сего (См. Дан. 11: 34,35). Некоторые германские князья стали ревностными сторонниками отважных реформаторов, имевших и знание и отвагу бросить вызов системе, перед которой столетиями дрожали короли. Эти князья поддерживали реформаторов, и эта поддержка казалась им необходимой для успеха движения. Взамен за эту помощь они получили от реформаторов подтверждение их королевских полномочий (?).
 Нам следует также помнить, что реформаторское движение было мятежом не только против религиозной, но и против политической тирании. По этой причине оба класса реформаторов пришли к некоторому согласию и сотрудничеству. Об этой эре Реформации профессор Фишер* говорит:
 Швейцария. "Усилия Цвингли как церковного реформатора соединились с патриотическим усердием, направленным на моральное и политическое возрождение Швейцарии."
 О временах Джона Кальвина и власти в Женеве говорится: "После гражданской революции наступила революция церковная. Протестанство было легально учреждено в 1535 году. Кальвин фактически сделался законодателем города. Это было церковное государство".
 Скандинавия. "В Скандинавских странах монархическая власть была создана средствами реформации".
 Дания. "Новая [протестантская] доктрина проникла в эту страну и быстро распространилась. Ее поддержала знать, алчущая для себя владений [римо-католической] церкви".

 -----------
 *"Fisher's Universal History", стр. 402-412.
 -----------

 Швеция. "Произошла великая политическая революция, приведшая также к религиозной революции".
 Германия. "Угрозы протестантским князьям склонили их к созданию для взаимной защиты Шмалькальдского Союза. Оказалось неосуществимым проводить в жизнь репресcивные меры против лютеран". "На Аугсбурском сейме в 1555 году был заключон религиозный мир. Каждому князю было предоставлено право выбора между католической религией и Аугсбургским исповеданием [реформаторов], а религия князя должна была обязывать в том ланде, над которым он господствовал: то есть, каждому правителю следовало определить верование для своих подданых".
 На самом же деле тогдашние политические отношения, вместе с фактом, что сами лидеры реформ только начинали пробуждаться к осознанию некоторых моральных и догматических заблуждений папства, скорее заставляют нас изумляться быстрыми успехами на пути к праведности, чем сурово осуждать за то, что очищение не было более основательным. Но когда протестантские церкви соединились с государством, прогресс и реформа оказались в тупике. Вскоре были созданы различные вероучения, которые оказались почти столь же неподатливыми и враждебными к дальнейшему распространению знаний, как и декреты Рима, с той лишь разницей, что были ближе, чем римские, к истине - были рабством с большей свободой.
 Таким образом, похожий союз церкви и государства, который до этого, во времена папства, причинил так много зла для истины, стал ловчей сетью, при помощи которой противник препятствовал и ставил преграды "очищению Святилища", столь благородно начатому. Реформация и очищение на какое-то время остановились, и, вместо дальнейшего очищения, реформаторы направили свои усилия на самоорганизацию, а также на починку и полировку многих старых папских догм, вначале столь громко осуждаемых. Вот так сатана завлек реформаторов в "блудодеяние" (союз церкви и государства), которое они когда-то осуждали в церкви Рима. И так смертельная рана, полученная папством, была на время исцелена (Отк. 13: 3).
 Но "очищение", начатое таким образом и временно приостановленное, должно было начаться снова и продолжаться, потому что вместе с окончанием 2300 лет Святилище должно было быть очищено. Так и произошло. Возвращение к Библии как к единственному авторитету для веры, благодаря которому началась Рефовмация, глубоко засеяло семья, которое с тех пор вновь и вновь пускало ростки, принося реформу за реформой несмотря на факт, что ведущие реформаторы поспешили воспрепятствовать расширению реформы за их собственные пределы, создавая вероучения и оплоты веры, за пределы которых - независимо от учений Библии - никому не велено было ступать, не стянув на себя анафемы "еретика".
 Глядя на путь Церкви от дней Лютера и доныне, мы можем проследить, как шаг за шагом продвигалась вперед реформа или очищение. Однако уже подмеченную тенденцию мы можем проследить на каждом шагу, потому что каждая группа реформаторов, лишь только совершив собственную небольшую долю очищения, останавливалась и присоединялась к другим, противясь всем дальнейшим реформам, то есть очищению.
 Так, например, англиканская церковь, отбросив некоторые наиболее мрачные доктрины и обряды римской Церкви, утверждала и далее утверждает, что она является единственной истинной Церковью, и что ее епископы имеют апостольское правопреемство и, следовательно, наивысшую власть над Божьим наследием. Эта "дочь" Рима, оставив свою "мать", приняла протянутую к ней десницу Англии и сделала правителя империи главой этой церкви. Однако, подобно случаю с лютеранской "дочерью", даже это было реформой, к тому же в верном направлении - было частичным очищением. Кальвин, Нокс и другие осознали, что под папским мусором в большой мере было утеряно осознание того, что Богу впредь известен ход происходящих событий. Поэтому, отбросив идею, что успех Божьих замыслов был всецело поставлен в зависимость от усилий подверженных ошибкам людей, они помогли своими учениями показать, что Церковь никогда не полагалась на плечо государства для достижения успеха его плотским оружием. Эти мужи совершили великое и ценное дело, которое принесло с тех пор больше хороших плодов, чем многие в состоянии видеть. Тем не менее, ослепленные другими оскверняющими заблуждениями, не осознанными таковыми, они стали защищать ложь, что все неизбранные к небесному положению осуждены на вечные мучения. Вскоре их доктрины выкристаллизовались в так называемое пресвитерианство; и помимо первоначального провозглашения неизменности божественных декретов, ими было сделано совсем немного для поддержки реформации или очищения. Наподобие своих сестринских сект, пресвитерианство также сделало много, чтобы затруднить и сдержать дело очищения.
 Веслей и его сторонники, удрученные преобладающей холодностью и принятостью форм тех дней, попытались избавиться от сухого формализма, естественно вытекающего из союза церкви и государства, и показать необходимость личного освящения через собственную веру в Христа и через единение с Ним. Они научали, что рождение в условиях так называемого христианского правления и признание от рождения членом такой государственно-церковной организации еще не делает христианином. До сих пор этого было достаточно, и оно явилось необходимой частью дела "очищения". Но вместо того, чтобы дальше стремиться к совершенствованию в простоте первичной церкви, Веслей также вскоре решил, что дело очищения и реформирования уже завершилось и вместе с другими приступил к организации методизма, оградившись его вероучениями, лозунгами и нормами до такой степени, что надежно преградил путь к дальнейшему прогрессу и очищению. Унитаризм и универсализм, похоже являясь воплощением заблуждений, также были попытками устранить оскверняющие ложные представления, и пожалуй были столь же успешными и неудачными как другие.
 Те, кого называют баптистами, олицетворяют еще иные усилия по очищению Святилища, поскольку они отвергли другое привнесенное папством заблуждение относительно крещения, отрицая, что кропление водой неверующего младенца не является крещением верующего, или что какой-то вид кропления вообще символизирует какое-то учение Христа. Увы, но кроме учения о правильности внешней формы, то есть символа, баптисты сделали совсем незначительное продвижение вперед, и сегодня зачастую вместе с другими возражают и создают препятствия любому дальнейшему очищению.
 Следующая реформа известна под названием "Христианская Церковь" или "Ученики". Эта секта была организована в 1827 году Александром Кампбеллом. Вот реформы, которые они особенно оттстаивали в своей организации: апостольская простота в церковных делах; признание Библии как единственной основы вероучения; равенство всех членов Христа под Его руководством как Главы всех; и, наконец, упразднение всех церковных титулов, таких как Преподобный, Доктор Теологии, и т.п., являвшихся папистскими и не соответствующими духу Христа и чистому Христианству, которое гласит: "Один у вас Учитель - Христос, все же вы - братья" (Мат. 23: 8). Этот замысел и происходящее очищение оказались во благо и принесли свои плоды для ума и свобод некоторых членов всех вероисповеданий. Но это вероисповедание, как и другие, перестало стремиться к дальнейшему реформированию, и дух его реформы уже мертв, поскольку одновременно признавая Библию единственным символом веры, оно увязло в собственной колее, где продолжает суетиться без дальнейшего продвижения в истине. Проповедуя свободу от упомянутых вероучений и бремени человеческих традиций, оно не в состоянии воспользоваться такой свободой, то есть оно действительно духовно связано и, как следствие, не способно возрастать в благодати и знании. Не связанное никаким рукописным вероучением, оно, тем не менее, из-за уважения к традициям и человеческим почестям, а также из самодовольства, вскоре сделалось неподвижным и вялым в деле дальнейшего очищения Святилища, и даже отходит от прежних позиций.
 Хотя мы упомянули только несколько реформаторов и реформаторских движений, пусть никто не подумает, будто мы отвергаем или игнорируем остальных. Нисколько. Реформа была общим делом, и все истинные и ревностные Христиане принимали какое-то участие в деле очищения. Вся трудность в том, что воспитанные с ранних лет в предвзятости и благоговеющие перед шумными и хвастливыми притязаниями фальши, только некоторые могут распознать огромное количество заблуждений и последующую потребность в том, чтобы продолжать очищение. Этим не замедлил воспользоваться в своих интересах наш великий противник, сатана, чтобы связать святых и воспрепятствовать делу очищения.
 Еще одна реформа, в некоторых отношениях наиболее полная из всех, имела свое начало вскоре после вышеупомянутой, о которой частично было сказано в предыдущей главе. М-р Вильям Миллер из Массачусетс, принадлежащий к вероисповеданию баптистов и ставший орудием, использованным для начала этой реформы, обратил внимание Церкви на факт, что Библия выявляет нечто о времени, а также последовательности Божьего плана. Он видел указанные пророками периоды, сопровождавшиеся свидетельством, что в свое время истинно мудрые должны понять их, и старался принадлежать к этому классу. Он искал и обнаружил некоторые особенности, составлявшие большой интерес, которые долгое время были затеряны под традициями Рима, и среди них то, что второе пришествие нашего Господа имело целью даровать Божье благословение жизни верующим, так же как первое пришествие было для того, чтобы купить мир. Фактически искупление и восстановление являются двумя частями одного плана искупления.
 Для искреннего и ревностного сердца осознание столь радостной вести означало не что иное как ее проповедование. Это он и делал. Открытие этой истины привело к отклонению некоторых заблуждени , а, значит, он проводил дело очищения во всех, кто оказался под его влиянием. Например, поскольку второе пришествие нашего Господа должно "воздвигнуть" Его Царство и возвысить Его Церковь, становится ясно, что утверждения церквей, объединенных с земными царствами (которые поочередно утверждают, что они являются царствами Бога, а, значит, уполномочены теперь управлять и царствовать над миром), это только пустые притязания Ведь если Царство Христово еще не "воздвигнуто", то тех, кто "воздвигнут" ныне, должен был возвысить "князь мира сего" (сатана) и они должны действовать преимущественно в его интересах, какими бы неосведомленными ни были на этот счет их правители.
 Иным заблуждением, к устранению которого вело проповедование м-ра Миллера, было естественное бессмертие человека. Долгое время существовало мнение, что человек по своей сути является бессмертным существом, то есть, однажды сотворенный, он никогда не может умереть, а смерть - это только обманчивая иллюзия; что это только кажется, будто человек умирает, а на самом деле он только меняет форму и переходит на другую ступень "эволюции". М-р Миллер верил в это также как и остальные. Однако истины, на которые он обратил внимание - особенно учения о пришествии Господа и воскресении мертвых, - сразу же открыто разоблачили эту губительную ложь, которая отрицает воскресение, утверждая, что никто не мертв, а, значит, нет нужды во втором пришествии Господа и воскресении мертвых. Критическое изучение этого предмета мы оставим для последующего тома этого труда, в котором будет показано, что бессмертие и вечная жизнь являются милостями, доступными только через Христа - они не обещаны и не будут дарованы грешным. Основанным на идее человеческого бессмертия и произрастающим из нее является римо-католическое учение о чистилище и еще более ужасное протестантское учение о вечных страданиях в месте нескончаемых пыток. Они рассуждают, что если человек должен жить вечно (если он бессмертен, так что даже Бог не может его уничтожить), тогда ему следует жить или в вечном блаженстве или в вечных мучениях. А поскольку, говорят они, человек в миг смерти предан его вечному состоянию, то для подавляющего большинства должна начаться вечность мучений, поскольку на протяжении нескольких лет теперешней жизни они либо не сумели приобрести знаний о верном пути, либо, обретя знания, не сумели следовать согласно нему по причине унаследованных недостатков.
 Проповедование второго пришествия Христа и воскресения, на которое, как утверждалось, пришло тогда время, начало искоренять и отвергать этот громадный корень многих губельных заблуждений. Интеллигентные и мыслящие люди начали задаваться вопросом, зачем Господу воскрешать мертвых, если те находятся в небе или в аду, и судьба их предрешена навеки. Затем они начали интересоваться, почему мертвые названы мертвыми, если они в действительности живы. Далее они удивлялись, почему наш Господь и апостолы ничего не сказали о том, что мертвые все еще живы, а, наоборот, всегда указывали на воскресение как на единственную надежду, утверждая при этом, что если нет воскресения, тогда все "погибли" (1 Кор. 15: 13-18). Тогда слова нашего Господа, обещающие пробуждение "всех, находящихся в гробах", начали приобретать смысл. И постепенно стало понятно, что мертвые не живут, а сама смерть является противоположностью жизни. Кто искал, тот убедился, что в этом вопросе стихи Священного Писания совершенно согласуются между собой, открыто противясь общепринятым ныне традициям, полученным от папства.
 Когда корень лжи был вырван таким образом, разные ветви начали скоро усыхать. И вскоре стало понятно, что вместо вечной жизни (в мучениях), как наказания для грешников, в Библии имеется совсем другое изложение божественного плана, что вечная жизнь - это награда за праведность, а смерть, отсечение от жизни, - это наказание для добровольных грешников.
 Тогда стало понятно, что именно подразумевалось под проклятием смерти, пришедшем на весь род через непослушание Адама - что весь род был осужден на вымирание. Тогда начала приподниматься завеса, показывая цель и значение смерти нашего Искупителя, как уплаты наказания человечества, чтобы могло наступить воскресение, возвращение к жизни и ее правам. С тех пор начато по достоинству оценивать значение искупления, поскольку стало видно, что Того, Который не знал греха, считали проклятым; что сделавшись нашей добровольной заменой, Он стал проклятием вместо нас, был вместо нас посчитан грешником, и умер - праведный за неправедных.
 Итак, наконец, эта великая система и сеть оскверняющей фальши, начавшаяся отнятием постоянной жертвы, была устранена; а после того, как Святилище было освобождено или очищено от нее, ценность "постоянной жертвы" Иисуса была явлена во всей обновленной свежести, красоте и силе.
 Когда мы говорим, что Святилище было очищено от упомянутого осквернения, нам следует помнить, что в Священном Писании часть Церкви не редко обозначает целость. Только горстка, только немногие были освобождены от скверны заблуждения. И к этим немногим Бог ежедневно прибавлял тех, кто полностью находился под Его руководством и внимал Его наставлениям.
 В своих подсчетах того, что случится, м-р Миллер был далеко не точен, полагая, что очищение Святилища означает очищение земли от зла буквальным огнем, которым будет сожжена земля. Как следствие, несостоятельность его предсказаний была тяжелым испытанием для тех, кто, полагаясь на его учения, взялся ожидать Господа с неба и исполнения молитвы: "Да придет Царствие Твое!" Даже огорченные задержкой Жениха, они, тем не менее, получили большие благословения. Их опыт исследования Священного Писания был очень ценен, и они научились ставить Слово Божье выше человеческих традиций. Они заметно освободились от угодливости лицеприятию и почитанию людей различных вероисповеданий, от которых они оторвались, поскольку они оставили их общество, внимая собственным убеждениям относительно вопроса Господнего пришествия. Искренность убеждений всегда приносит определенные благословения: даже если подобно ап. Павлу, едущему в Дамаск, мы в пути встречаем Господа.
 В результате мы обнаруживаем, что среди них нашлись некоторые, занявшие более возвышенное, чем кто-либо до этого, положение в деле очищения, то есть реформирования. Таким образом 1846 год н. э., завершивший 2300 дней, застал, как показано выше, горстку неорганизованных христиан, которые сошлись во мнении не только с "Учениками" относительно простоты церковных взаимоотношений, неприятия всех символов веры кроме Библии и упразднения их служителями всех титулов, но и с "баптистами" в вопросе внешней формы крещения, а также с Лютером в том, что папская система - это Человек Греха, а выродившаяся церковь - это матерь блудниц и мерзостей. Держась особняком от какого бы то ни было компромисса или родства с миром, они проповедовали живое благочестие, простодушное доверие к всемогущественному Богу и веру в неизменность Его определений. Кроме того, признавая Христа Господом всех, а теперь и участником божественной природы, они были защищены от неподтвержденной* Писанием безрассудной теории, что Иегова является Своим собственным Сыном, а Иисус - Своим собственным Отцом. Они начали понимать, что вечная жизнь и бессмертие не являются теперешним достоянием, а должны считаться исключительно даром Бога через Христа в воскресении.

 ----------------
 *Эти вопросы более полно обсуждены в 5-м томе "Исследования Священных Писаний", и все подтверждающие их библейские тексты рассмотрены там всесторонне и найдены в абсолютном согласии.
 ----------------

 Итак, этот 1846 год стал свидетелем объединения протестантских сект в одну большую систему, именуемую Евангельским союзом - словно Бог распорядился, чтобы с тех пор постоянно существовал класс, представляющий Его очищенное Святилище и держащийся особняком от различных сект. Эта организация, осведомленная о новых взглядах (очищенного Святилища), ясно определила свою веру в бессмертие человека, добавляя это как девятый пункт своего вероучения. Так она отделилась и с тех пор держалась в стороне от других христиан, от общества Божьих детей - очищенного Господнего Святилища, Святилища Истины. И с тех пор к этому классу очищенного Святилища ежедневно присоединялись другие смиренные и верные дети Бога, в то время как из него исключались потерявшие духа смирения и любовь к истине. Но удержать свое положение очищенного Святилища, встречаясь с организованной оппозицией и массовостью, оказалось суровым испытанием отваги и веры, выдержать которое сумели, очевидно, только некоторые. Большинство последовало за своими предшественниками, стремясь заслужить уважение в глазах мира. Расширив несколько свои ряды и стараясь избегать позора, некоторые из них создали еще одну систему, сформулировали вероучение и приняли другое сектантское название, именуя себя "Вторыми Адвентистами". Успокоив себя убеждением, что уже познанное является всем, что возможно познать, они с тех пор не сделали никакого продвижения. Вместе с другими, пренебрегшими возможностью идти стезей, которая сияет все более и более до полного дня, многие из них опустились к безрассудным заблуждениям.
 Хотя многие из первоначальных представителей очищенного Святилища снова оказались втянутыми таким образом в ярмо неволи, те, которые держались свободы и продолжали идти к познанию Господа, продолжали представлять Его очищенное Святилище, будучи признанными и получив весьма большие благословения благодаря Его руководству.
 Если мусор и опустошительные мерзости были полностью устранены в 1846 году, то последующее время обязано стать порой для приведения в порядок того, что осталось, а также для раскрытия и развития славного Божьего Плана, истины которого должны занять место, освободившееся после устранения ложных представлений.
 Это дело раскрытия истины, по исследования и оценивания ее красоты приходится ныне как раз впору, и сейчас осуществляется. Мы благодарим Бога за привилегию быть занятыми вместе с другими в этом благословенном деле возвращения золотых сосудов Господнего Дома (драгоценных истин) из плена (символического) Великого Вавилона (Ездр. 1: 7-11; 5: 14; 6: 5) и размещения их вновь в Святилище. В этом великом начинании мы братски приветствием всех соратников и членов Помазанного Тела. Блаженны те рабы, которых Господь, придя, найдет раздающими пищу вовремя домочадцам.

Время жатвы

Глава 5

Хронологическое расположение жатвы - Ее цель и огромное значение - Сосредоточение пророчеств времени - Приготовление к жатве - Важность тождества пророческого свидетельства - Присутствие Господа - Ответы на разумные возражения - Войти в радости нашего Господа.

 "Жатва есть кончина века" (Мат. 13: 39).

 Внимательный исследователь заметит, что период, именуемый "Временем Конца", назван так весьма уместно, поскольку в нем не только заканчивается Евангельский век, но и достигают своего осуществления все пророчества, относящиеся к завершению этого века. Тот же класс читателей обратит внимание и на особую важность последних 40 лет из тех 115 (1974-1914), которые названы "Концом" или "Жатвой"*.
 Этот короткий период - самый знаменательный богатый событиями период за весь век. В нем должны быть собраны и распределены все плоды этого века, а поле, которым есть мир (Мат. 13: 38), должно быть очищено, вспахано и приготовлено к следующему времени сеяния и собирания - к веку Тысячелетия. Трудно переоценить всю важность событий этого периода жатвы, и все же мир не будет его осознавать до тех пор, пока могущественные, хотя и не узнанные факторы, не совершат своего назначенного дела. Конечно, необходимо помнить, что это не жатва всего мира, а только жатва христианской Церкви. Она не касается ни мусульман, ни браминов, ни буддистов и т.п., а только истинной Церкви Христа, и тех, кто в большей или меньшей степени связан с нею - "христианства".

 ------------------
 *Смотрите "Предисловие автора" (1916 г.).
 ------------------
 Когда на протяжении этого периода времени мир будет в полном неведении о его характере, и даже в ужасе и боязни последствий этих странных событий (Ис. 28: 21), Господнее "малое стадо" посвященных последователей, живущих ныне, владеет значительно большим светом, чем это было привилегией любого из предшественников, так как в этом периоде все лучи пророческого свидетельства сходятся в величественном средоточии, озаряя глазам веры план Бога вместе с его развитием в прошлом, настоящем и будущем.
 С самого начала (1799 г.) "Времени Конца" Бог приготавливал Свой посвященный "святой народ", Свое "Святилище" к великим благословениям, которые Он намеревался излить на них на протяжении этих сорока лет жатвы*. Эти благословения также предназначены как особое приготовление к их вступлению с Христом в полную радость и совместное наследие с Ним в качестве невесты. В точно "определенное время", в 1799 г., в конце 1260 дней, была сломлена власть "Человека Греха", великого угнетателя Церкви, и было отнято его владычество. Одним взмахом Своей могущественной руки Бог сорвал цепи Сиона и велел угнетенным выйти на свободу. С тех пор класс "Святилища", "святой народ", слабые, хромающие, увечные, почти нагие и слепые выходят из кромешной тьмы, отвержения и нищеты папского плена. Бедные души! Они стремились верно служить Богу посреди пылающего огня преследований, держась Христова креста, когда почти все другие истины были сметены, и отважно стремясь к освобождению "Двух Свидетелей" Божьих (Ветхого и Нового Заветов), которые так долго были связаны, пророчествуя только во вретище мертвых языков (Отк. 11: 3).
 ------------------
 *Смотрите "Предисловие автора" (1916 г.).
 ------------------

 В Своей мудрости Бог не отягощал их тем большим потоком света, который дарован ныне святым. Он осторожно вел их шаг за шагом, очищая сперва от папской скверны, которая все еще держалась их. Привлеченный Богом, класс Святилища следовал далее, распознавая голос Доброго Пастыря в выразительности истины, разоблачающей старую ложь, пока не наступил 1846 год. Согласно пророчеству это дата, когда ядро "святого народа", "Святилище", должно было избавиться от заблуждений папства, очиститься от скверны и приготовиться заменить аморальные теории людей чистыми и красивыми принципами истины, на которых Господь и апостолы основали Церковь. Постепенно они были ведены к тому, чтобы ожидать великого апогея благословений, когда Сам Господь придет в жатве этого века. Их тщательное исследование Божьего Слова и похвальное желание знать то, во что желали проникнуть даже ангелы (1 Пет. 1: 12), принесло много благословений, хотя их желания не были удовлетворены полностью.
 Таким образом эта горстка верных была наставлена Словом истины, наполнена его духом, очищена и более основательно отделена от мира, избавлена от гордыни и, несмотря на урок разочарования 1844 года, приведена к более смиренному доверию к Богу. Предсказанное тридцатилетнее ожидание воспитало в святых терпение, покорность и полное любви смирение, пока сторожа не получили, в конце "1335 дней" (1874 г., время жатвы), радостную весть: "Вот Жених!" и не были посланы возвестить ее всему классу Святилища. Кто из этого класса слышит и распознает ее важность, тот также подхватывает ее, повторяя: "Вот Жених!" Это послание жатвы к святым продолжает звучать и будет звучать, пока не дойдет до всех посвященных и верных. Однако это известие сегодня не для мира, оно исключительно для будущей Невесты Христа. Наш Господь не является Женихом никакого другого класса. Знание о Его присутствии мир получит другим путем и позже. Никто другой, кроме посвященных, класса "Святилища", не готов принять эту истину сейчас. Для "воинства" номинального христианства, как и для всего мира, это безумие, и они не будут склонны проверить доказательства, представленные в томах этой серии.
 Но это не единственный способ, которым Господь приготавливал сердца Своих людей и вел их путями, для них неведомыми. Для благовременной помощи Он предоставил им прекрасные пособия для исследования Библии, такие как конкорданции, различные ценные переводы Св. Писания, равно как удивительные средства для печатания, издания и пересылки истины. Прибавим к этому преимущества всеобщего образования, отчего все могут читать, исследуя сами и находя возможность достаточным образом удостовериться во всех выдвинутых учениях. И все это в мирной обстановке, когда никто не в силе досадить или напугать за пользование полной свободой совести в этом отношении.
 После внимательного прочтения предыдущих глав этого и предшествующих томов рассудительный читатель заметит, что хотя каждое пророчество о времени служит особой определенной цели, однако основополагающей задачей их единого и гармоничного свидетельства было наиболее точно и конкретно указать (при помощи то ли прямых, то ли косвенных доказательств, или подтверждающего свидетельства) дату второго пришествия нашего Господа и установления Его Царства на Земле, а также обозначить различные этапы и средства его установления в период жатвы.
 Для того чтобы осознать силу различных черт пророчества, опирающихся на эти ведущие истины, давайте сфокусируем их и посмотрим, как эти лучи свидетельства согласованно и гармонично сочетаются друг с другом, отчетливо являя благословенный факт, что Господь уже пришел, а не то, что Он приближается или придет вскоре; что Он сейчас присутствует - духовный Царь, устанавливающий духовную империю во время жатвы, то есть в конце Евангельского века, который переплетается с занимающимся ныне веком Тысячелетия. Мы узнали, что должны прийти "Времена совершения всего" - "Времена отрады" (Деян. 3: 19). Мы узнали также, что Господь Иегова "назначил день [век Тысячелетия], в котором будет праведно судить вселенную посредством предопределенного Им Мужа, подав удостоверение всем, воскресив Его из мертвых" (Деян. 17: 31). Мы узнали, что Евангельский век был временем испытания, днем суда Церкви, заканчиваясь жатвой и прославлением тех, которые должны жить и царствовать с Христом тысячу лет - во время дня суда мира, во времена Реституции. Мы также узнали, что царства мира сего, пребывающие во власти князя этого мира, сатаны, должны уступить место Царству Бога под управлением Царя славы. Все эти грандиозные события должны были ждать второго пришествия нашего Господа, Царя, Жениха и Жнеца, присутствие и деятельность Которого должны исполнить их - согласно предсказанию.
 Образные юбилейные циклы указали на 1874 год н. э. как на дату возвращения нашего Господа. Тем не менее эта дата была сокрыта в них столь искусно, что ее открытие до "Времени Конца" оказалось невозможным. Это свидетельство стало убедительным вдвойне благодаря доказательствам, исходящим из двух точек зрения - Закона и Пророков, - полностью независимых друг от друга и одинаково ясных и убедительных.
 Удивительный параллелизм Иудейской и Евангельской эпох учит нас той же истины, но с дополнительными подробностями. Второе пришествие нашего Господа в конце, то есть в жатве Евангельского века, произошедшее осенью 1874 года, по времени является точной параллелью времени Его первого пришествия в конце Иудейского века. (Смотрите сравнительную таблицу, том II, стр. ... и ...). Подобно тому, как каждая выдающаяся черта Евангельской эпохи отмечена соответствующей параллелью той образной эпохи, мы обнаруживаем, что и это наиболее примечательное событие, о котором учит юбилей, имеет свою соответствующую параллель. Присутствие нашего Господа как Жениха, Жнеца и Царя показано в обеих эпохах. Даже оживление со стороны дев, вышедших Ему навстречу, их разочарование и тридцатилетнее ожидание имеет свою параллель как по времени так и по обстоятельствам. Этот параллелизм тянется вплоть до полного окончания жатвы этой эпохи - до свержения царств, именующих себя христианскими, воистину "царств мира сего", и полного установления Божьего Царства на земле после 1914 года*, как конечной точки Времен Язычников. (См. том II, глава. IV). Как мы убедились, эта приближающаяся скорбь и ниспровержение имеют свою параллель в разрушении Иерусалима и полном развале Иудейского государства в 70 году н. э. - являясь еще одной параллелью, соответвующей как по времени, так и по обстоятельствам.

 -------------------
 *О более постепенном лишении власти народов и установлении Царства автор говорит в своем предисловии (1916 г.) к книге "Время приблизилось", стр. ....
 -------------------
 Далее, мы обнаружили, что на второе пришествие нашего Господа указывает пророк Даниил (12: 1), однако таким образом, чтобы скрыть его до тех пор, пока не произойдут и не станут достоянием истории события, которые, согласно предсказанию, должны были ему предшествовать. Тогда нашим глазам было открыто, что скрывающийся под именем Михаил - это действительно Тот, на Кого указывает это имя - Представитель Бога, "Великий Князь". Да, мы узнаем Его: "Вождя Завета", "Бога крепкого [правителя]", "Отца [жизнедателя] вечности" (Дан. 11: 22; Ис. 9: 6), Который должен "восстать" с силой и полномочиями, чтобы свершить грандиозную реституцию всего и предложить вечную жизнь миллионам умерших и умирающих людей, искупленных Его драгоценной кровью. Проследив 1335 дней (из Дан. XII) вплоть до их окончания в это же время, мы можем теперь понять, почему ангел, который указал эту дату, поведал о ней столь торжественными словами: "Блажен, кто ожидает [кто пребывает в состоянии ожидания и бодрствования] и достигнет тысячи трехсот тридцати пяти дней" - 1874 г. н. э.* Не следует упускать из виду, что при исчислении упомянутых здесь символических времен мы использовали ключ, предоставленный нам в способе, которым было указано первое пришествие - что символический день представляет буквальный год. Тем самым мы обнаружили, что время второго пришествия нашего Господа в точности соответствует 1874 году - октябрю этого года, как это показано в томе II, гл. VI.
 ------------------
 *Иудеи считали октябрь началом года; поэтому октябрь 1874 г. в действительности был началом 1875 года.
 ------------------

 Но это еще не все. Определенные обоснованные препятствия для веры в присутствие Христа могут появиться в уме даже прилежных исследователей, и нам бы хотелось всех их устранить. Например, можно вполне резонно спросить, как это возможно, чтобы точная Библейская Хронология указывала на октябрь 1872 года как на начало седьмой тысячи лет или Тысячелетия, тогда как юбилейные циклы показывают, что датой возвращения нашего Господа и начала времен реституции является октябрь 1874 г.?
 Это видимое несоответствие между датой второго пришествия и началом седьмой тысячи лет воспринималось на первый взгляд как "недосмотр" в хронологических подсчетах и побуждало к тщательной перепроверке предмета, хотя постоянно с одним и тем же результатом. Однако более внимательное размышление подтверждает, что Бог является строгим хранителем времени, и что этот пункт, при Его математической безупречности, не может быть исключением. Следует помнить, что времяисчисление начинается от сотворения Адама, и что Адам и Ева прожили какое-то время до того, как вошел грех. Как долго, нам не сказано, однако два года - это не столь уж необоснованное предположение. Чтобы ощутить недостаток друга, Адаму было дозволено довольно долго жить до сотворения Евы (Быт. 2: 20). Он ознакомился со всеми животными и дал им названия; он также ознакомился с различными деревьями и растениями Едема. Затем последовало сотворение Евы, и обязательно должно было пройти какое-то время, чтобы насладиться их восхитительным окружением - прежде чем появилось пагубное влияние греха.
 Припоминая все эти обстоятельства, мы вряд ли можем допустить, чтобы в таком безгрешном состоянии было прожито менее двух лет. А промежуток между окончанием шести тысяч лет и началом времен Реституции ведет к заключению, что интервал между сотворением Адама и появлением греха, во время которого Божье Царство находилось в мире, представленном в Адаме, не считается частью этих шести дней зла. Шесть тысяч лет, в которых Бог позволил злу господствовать в мире, предшествующих началу седьмой или субботней тысячи лет, Времен Реституции, датируются от вхождения в мир греха. А поскольку Времена Реституции начались с октября 1874 г., следовательно, это должен быть конец шести тысяч лет царствования греха. Разница между этой датой и указанной в хронологии датой от сотворения Адама означает период безгрешности в Едеме, который на самом деле принадлежит к царствованию праведности.
 И еще. То, что на первый взгляд могло показаться противоречием - что Господь будет присутствовать в конце 1874 г., а Времена Язычников закончатся не раньше 1914 г., - наоборот находится в полнейшем согласии с развертыванием Божьего плана относительно ведения этой Битвы Великого Дня, и точно так, как предвещал Даниил (2: 44), глася: "И во дни тех царств Бог Небесный воздвигнет царство... оно сокрушит и разрушит все царства". А, значит, все должно быть именно так, как мы поняли: наш Господь должен присутствовать, должен испытать живущих членов Своей Церкви, должен их возвысить, прославить и соединить с Собой во власти и влиянии, которые будут совершаться на протяжении Тысячелетия (Отк. 5: 10; 20: 6). Он должен задействовать те средства и факторы, которые (сами того не сознавая) будут выполнять Его распоряжения - принимая тем самым участие в "битве Великого Дня Всемогущего Бога", - подкапывая и вконец свергая все нынешние так называемые "христианские народы". "Царства мира сего", даже во время их сокрушения Царством Бога, будут в полном неведении об истинной причине своего ниспровержения - до тех пор, пока при окончании этого "дня гнева" не откроются глаза их понимания и они не увидят, что новая эпоха уже рассвела, и не познают, что Эммануил принял на Себя Свою великую власть и начал Свое славное и справедливое царствование.
 Хотя пророчества о времени согласуются, указывая на 1874 год как на дату второго присутствия нашего Господа, удостоверяя нам этот факт с математической точностью, нас изумляет доказательство иного характера. Некоторые особенные знаки, предсказанные Господом, апостолами и пророками, которые должны были предшествовать Его приходу, сегодня ясно видны как выполнившиеся. Видим, что обещанный Илия действительно пришел, что его учения были отвергнуты, как и предсказывалось, вследствие чего должно прийти время великой скорби. Предсказанный Человек Беззакония, антихрист, также появился, царствуя долго и самым ужасным образом, и в точно "определенное время" (1799 г.) это правление было у него отнято. Очищение Святилища также было совершено согласно предсказанию, к тому же гораздо раньше 1874 года, чтобы представить "Господу народ приготовленный", с благоговением ожидающий Его пришествия - именно так, как подобное дело перед первым пришествием приготовило народ к Его принятию.
 Мы считаем, что дата 1874 г. согласуется также с пророчеством Даниила (12: 1), которое определяет пришествие "Михаила" во "Время Конца" - то есть где-то между 1799 и 1914 г., - как причину и предвестника великого времени скорби. И когда семьдесят пять лет этого "Дня Приготовления" создали надлежащие условия для начала Его великого дела, на арену вышел сам Учитель - тихо, внешне "неприметно", - "таким же образом", как Он когда-то отошел. Оставшиеся сорок лет этого "Дня Приготовления", шестнадцать из которых уже принадлежат к прошлому, совершат воздвижение, то есть установление Его Царства в силе и великой славе.
 Запечатлеть в сознании то, как пророчество времени сфокусировалось на жатве и на делах, связанных с присутствием Господа и установлением Царства, поможет внимательное изучение прилагаемых диаграмм, одна из которых показывает параллели или соответствия между Евангельским веком и его образом - Иудейским веком, - и то, как различные видные черты этой жатвы обозначены великими пророчествами, тогда как другая сжатым образом показывает историю мира связанную с историей образной и действительной Божьей церкви (Иудейской и Евангельской), а также указывает на относящиеся к ним пророческие измерения.
 Таким образом, все лучи пророчества сходятся на "Времени Конца", основным пунктом которого является "Жатва" - время присутствия нашего Господа и установления Его долгообещанного Царства. И когда мы размышляем об огромной важности этих событий и колоссальных эпохальных изменениях, вызванных ими, а также о количестве и характере пророческих свидетельств, которые их обозначают, когда мы видим, как тщательно нас информировано о способе Его явления, чтобы на пути нашего распознания Его присутствия не оказалось ни одного камня преткновения для нашей веры, тогда наши сердца радуются невыразимой радостью. Воистину сегодня дано в десять раз больше свидетельств о факте Его второго присутствия, нежели было предложено первым ученикам при первом пришествии, хотя и того было вполне достаточно для "истинных израильтян", ожидавших утешения для Израиля.
 Почти две тысячи лет жертвующие себя, посвященные, переносящие страдания и гонения пребывали в томительном ожидании пришествия Учителя. Верные Павлы, ревностные Петры, любящие Иоанны, преданные Стефаны, ласковые Марии, нежные и благородные Марфы - длинная вереница отважных исповедников истины, пренебрегавших пытками и смертью, страждущих мучеников, а также некоторых верных отцов, матерей, братьев и сестер в Израиле, ходивших смиренно с Богом в менее беспокойные времена, которые не стыдились и не робели признавать Христа и сносить Его укоры, а также быть спутниками тех, кого осуждали ради Его истины (Евр. 10: 33). Все они, подвизаясь добрым подвигом веры, сложили свое оружие, ожидая обещанной для них награды при явлении Учителя (2 Тим. 4: 8).
 И вот Он пришел! Господь действительно присутствует! Близок час установления Его Царства, час возвышения и прославления Его верной Невесты. Дни ожидания Его присутствия сегодня остались уже позади, и давно предсказанное благословение ожидавших стало нашим уделом. Глазам веры Он сегодня открыт при помощи пророческого светильника (2 Пет. 1: 19), и еще до того, как полностью закончится* жатва, вера и нынешняя радость веры уступят место восторженной радости полного осуществления наших надежд, когда все признанные достойными будут уподоблены Ему и увидят Его таким, каким Он есть, лицом к лицу.

 ------------------
 *"Конец" жатвы будет, вероятно, включать также сожжение плевел.
 ------------------

 Как показано в иллюстрирующей это притче (Мат. 25: 14-30), первое, что следовало сделать Господу по Его возвращении, это созвать Своих слуг и рассчитаться с ними. Говоря о рассчетах со слугами, которые верно употребили свои таланты, стремясь познать и выполнять Его волю, притча показывает, что каждый, как только его выслушают (испытают), получает право "войти в радость Господа своего" - прежде чем получит обещанное владычество. Сегодня мы видим исполнение этой притчи - еще до начала нашего участия в царствовании. Прежде чем будут побеждены неприятели, каждому верному дана возможность получить ясное представление о приходящем Царстве, о славе и о великом деле занимающегося Тысячелетнего дня. Этот вид грандиозной реституции, которая вскоре осуществится для всего человечества посредством Христа и Его прославленной Церкви, как раз и есть радостью Господа, в которой им позволено принимать участие.
 Когда мы стоим словно на вершине Фасги и взираем на величественную панораму, раскинувшуюся прямо перед нами, сердца наши ликуют неизреченной радостью на вид великого Господнего плана. И хотя мы осознаем, что Церковь все еще находится в пустыне своего унижения и что пора ее действительного триумфа еще полностью не наступила, однако, видя признаки ее скорого приближения и уже распознавая верой присутствие Жениха, мы поднимаем головы и радуемся, зная, что наше избавление приблизилось. Какое безмерное благословение и повод для радости и благодарения содержит в себе эта истина! Господь действительно вложил в наши уста новую песнь. Это возвышенный гимн, первую строку которого спел ангельский хор при рождении младенца Иисуса: "Я возвещаю вам добрую весть ВЕЛИКОЙ РАДОСТИ, которая будет всем людям!" (KJV). Благодарение Богу, что эти гармоничные звуки вскоре наполнят небеса и землю вечной мелодией, по мере того как благословенное дело спасения, реституция, которую Он идет совершать, продвигается к своей славной кульминации.

 "Радуйся мир, Господь пришел!
 Земля, встречай Царя!
 Откройте для Него сердца!
 Пой, небо и земля!
 Он будет править, и поймут
 Народы всей земли,
 Что Он в деяньях справедлив,
 Что полон Он любви".

Дело жатвы

Глава 6

Характер дела жатвы - Собирание пшеницы - Группирование, вязание и сжигание плевел - Их происхождение и бурный рост - Уничтоженные как мякина в Иудейской жатве - Подмеченные соответствия во времени - Отвержение, постепенный упадок и окончательное разрушение Вавилона - Печатание слуг Бога перед тем как придут язвы на Вавилон - Суд или испытание систем и личностей - Испытание иудейской системы как образ - Испытание и просеивание пшеницы - Мудрые девы отделены от неразумных и идут на брачный пир - "И дверь закрылась" - Дальнейший пересмотр и изгнание некоторых - Зачем? Как? - Закрытие "Вышнего звания" - Время коротко - "Дабы никто не похитил венца твоего" - Слуги и победители одиннадцатого часа

 "Жатва" - выражение, дающее общее понятие о том, проведения какой работы следовало ожидать между датами 1874 и 1914 гг.*. Это скорее время жатвы, нежели посева, время испытания, время рассмотрения, рассчета и вознаграждения. Поскольку жатва Иудейского века была образом жатвы этого века, то наблюдение и сравнение различных особенностей той жатвы дает нам очень отчетливое понятие о работе, которая должна быть выполнена в нынешней жатве. В той жатве особые учения Господа были направлены на то, чтобы собрать пшеницу, уже как таковую, и отделить мякину иудейского народа от пшиницы. Его учения стали также семенами для новой эпохи, которая открылась (вскоре после того, как народ Израиля был отвергнут) в День Пятидесятницы.

 ------------
 *Смотрите "Предисловие автора" (1916 г.), стр. i.
 ------------

 Следует хорошо запомнить слова нашего Господа к Его ученикам, когда во время Своей миссии Он посылал их к этому народу-церкви, поскольку они дают доказательство, что главным делом учеников было жать, а не сеять. Он сказал им: "Возведите очи ваши и посмотрите на нивы, как они побелели и поспели к жатве. Жнущий получает награду и собирает плод в жизнь вечную" (Иоан. 4: 35, 36). Как главный жнец той жатвы (и нынешней также), Господь сказал подчиненным Ему жнецам: "Я послал вас жать то, над чем вы не трудились: другие [патриархи, пророки и прочие святые мужи древности] трудились, а вы вошли в труд их", - чтобы пожинать плоды вековых усилий и чтобы испытать этот народ известием, что "Приблизилось Царство небесное" и присутствует Царь - "Царь твой грядет" (Мат. 10: 7; Иоан. 12: 15; Зах. 9: 9).
 В иудейской жатве Господь, вместо превращать козлов в овец, искал ослепленных и заблудших овец Израиля, призывая всех, которые уже были Его овцами, чтобы они могли услышать Его голос и последовать за Ним. Такие наблюдения за образом дают нам предоставление о характере дела, осуществляемого в нынешней жатве, то есть во время уборки. Вскоре начнется иной, больший посев в более благоприятных условиях Тысячелетнего Века и Царства. Фактически, зерна правды о реституции и т.д., которые принесут этот будущий урожай, уже ныне падают тут и там в жаждущие, изголодавшиеся истины сердца. Но на сегодня это дело второстепенной важности. Наподобие иудейского образа, нынешняя жатва является временем уборки церкви, именующей себя таковой (так называемого христианства), чтобы истинные святые, собранные из нее, могли быть возвышены и соединены с их Господом не только для проповедования истины, но чтобы ввести в действие великое дело реституции для мира.
 В этой жатве пшеница и плевелы должны быть разделены, однако до разделения оба класса составляют номинальную церковь. Пшеница - это истинные дети Царства, истинно посвященные, наследники, тогда как плевелы являются Христовой Церковью и будущей невестой не на деле, а лишь на словах. Плевелы - это класс, упомянутый нашим Господом, это те, которые называют Его Господом, но Ему непослушны (Лук. 6: 46). Часто эти два класса настолько внешне похожи, что следует тщательно присмотреться, чтобы их различить. Исходя из притчи, что "поле это мир", а пшеница и плевелы (плевелов гораздо больше) вместе составляют то, что иногда именуется "христианским миром" или "христианством". Посещая время от времени, или даже регулярно, религиозные служения, называя себя христианами, следуя тем или иным обрядам и церемониям и непосредственно отождествляя себя так или иначе с некоторыми религиозными системами, плевелы время от времени напоминают, а иногда даже могут сойти за посвященных сердцем Божьих детей. В так называемых "христианских землях" все, за исключением явных неверующих, а также иудеев, причисляются к христианам. В это число входит (включая немногих полностью посвященных - святых) около ста восьмидесяти миллионов греческих и римских католиков и около ста двадцати миллионов протестантов.
 В Евангельском веке наставлением нашего Господа не было стремиться к разделению между истинными и поддельными детьми Царства, поскольку полное разделение вызвало бы общий переворот в мире (на поле) - общее замешательство пшеницы, а также плевел. Поэтому Он сказал: "Оставьте расти вместе то и другое до жатвы", а затем добавил: "Во время жатвы Я скажу жнецам [ангелам, посланникам]: соберите прежде плевелы и свяжите их в связки, чтобы сжечь их; а пшеницу уберите в житницу Мою" (Мат. 12: 30). Следовательно, во время жатвы мы обязаны ждать всеобщего, до сих пор воспрещаемого, дела разделения. Хотя тех, кого символизирует пшеница, всегда поощряют крепко держаться свободы, которою Христос сделал их свободными, и избегать запутывающих связей с явными отступниками и волками в овечьей шкуре, однако им не надлежало пытаться проводить границу между классом полностью посвященных (пшеницей, святыми) и плевелами, которые исповедуют Христово имя и учения, и которые в определенной степени позволяют этим учениям влиять на их внешнее поведение, но стремления сердца которых далеки от Господа и служения Ему. Этот суд сердец, побуждений и т.д., который нам не под силу и которого Господь велел нам всецело избегать, является именно тем, чего все время старались добиться разные секты, стремясь отделить, испытать пшеницу, и при помощи строгих догм человеческого вымысла отстранить как плевелы или как еретиков всех тех исповедующих христианство, чья вера не вполне подлаживалась к их фальшивым измерениям. Однако какими неудачливыми оказались все эти секты! Они выдвинули фальшивые, небиблейские мерила и учения, которые фактически только умножили количество плевел, заглушив и отделив пшеницу, как, например, учение о вечных мучениях всех, которые не являются членами Церкви. Хотя ныне, при усиливающемся свете наших дней, они значительно видоизменились, посмотрите, какое множество плевел произвела эта ложь, до какой степени она засорила и ослепила пшеницу, не давая возможности правильно воспринимать Божий характер и план. Сегодня мы видим, какую ошибку совершили различные секты, не последовав совету Господа позволить пшенице и плевелам, святым и просто исповедующим, расти вместе, не пытаясь их разъединять. Честные люди в каждой секте согласятся, что их секты содержат много плевел - исповедующих, а не святых, - и что есть много святых за пределами их сектантских оград. Поэтому сегодня ни одна секта не может утверждать, да и не утверждает, что она состоит из одной пшеницы и свободна от плевел. Тем более не осмелится какая-нибудь земная организация (за исключением христадельфианов и мормонов) заявить, что она вмещает всю пшеницу. Следовательно, у них нет никакого оправдания для своих организаций, теологических оград и т.д. Они не отделяют пшеницы от плевел, да и ничто не может целиком и полностью совершить такое разделение сердец за исключением способа, который, по определению Господа, будет Им задействован во время жатвы. Это указывает на то, сколь необходимо знать, когда приблизится это время и когда должно начаться жатвенное дело разделения. Наш Господь, верный Своему обещанию, не оставил нас в тьме, но дает своевременную информацию всем, чьи сердца готовы к этому. "Но вы, братия, не во тьме [не спите], чтобы день застал вас как тать" (1 Фес. 5: 4).
 Серпом в этой жатве служит своевременная ныне истина - точно так же, как подобный серп использовался в иудейской жатве. Сейчас жнецами, ангелами* или посланниками являются последователи Господа, точно так же, как подобный класс был жнецами иудейской жатвы. Если другим на протяжении всего века было сказано даже не пытаться отделять пшеницу от плевел, то для готовых, достойных и послушных нынешнего времени Господний план и устроение будут показаны столь ясно, что в пору жатвы они узнают Его голос, говорящий: "Пустите серп" нынешней истины и "соберите ко Мне святых Моих, вступивших в завет со Мною при жертве". "Они будут Моими, говорит Господь Саваоф, собственностью Моей, в тот день, который Я соделаю" (Пс. 49: 5; Мал. 3: 17).

 ----------------
 *Слово "ангел" означает посланник.
 ----------------

 Однако это время предназначено не только для собирания святых с помощью истины (к единству с их Господом и друг с другом, поодаль от товарищества с теми, кто только называется верующими, плевелами), но и для очищения поля путем уничтожения плевел, соломы, сорняка и т.д., приготавливая поле к новому севу. С одной строны "пшеницу" отбирают от плевел - поскольку плевел намного больше, - о чем говорил Господь: "Выйди оттуда народ Мой". С другой стороны разделение должным образом представлено в собирании плевел из пшеницы. На самом же деле поле по праву принадлежит пшенице; это пшеничное поле, а не плевельное (человеческий мир считается почвой, из которой произрастает и развивается пшеница, а также плевелы), поэтому именно плевелы находятся не на своем месте и должны быть удалены. Господь засеял пшеничное поле, а пшеница представляет детей Царства (Мат. 13: 38). Поскольку поле (мир) должно достаться им, и уже принадлежит им по обетованию, то притча показывает, что именно плевелы подлежат сбору и сожжению, оставляя поле и все, что в нем, пшенице. Плевелы возвращены в почву (в мир), откуда появились, а первые плоды, пшеница, должны быть собраны в житницу, чтобы земля могла принести другой урожай.
 Пшеницу не следовало вязать в снопы; зерна изначально засевались отдельно и независимо, объединяясь только как один вид, в похожих условиях. Однако притча объясняет, что одной из задач жатвы будет собирание и связывание плевел в снопы перед "сожжением", то есть "временем скорби". И работа уже продвигается везде вокруг нас. Никогда прежде не было такого времени для рабочих союзов, капиталистических трестов и разного рода защитных организаций.
 В упомянутой притче "полем" является цивилизованный мир. На нем во время Реформации вихри доктринальных склок, с разных сторон, намели пшеницу и плевелы из конца в конец в большие кучи (вероисповедания), склоняя (доктринально) тех в одну сторону, других - в другую. Это плотно сгрудило пшеницу и плевелы в одно, отняв у каждого большую долю его индивидуальности. Давно прошумели доктринальные бури, но силой привычки разделения остаются, и лишь местами колос пшеницы попытался подняться стоймя из-под бремени масс.
 Однако вместе с временем жатвы приходит избавление пшеницы от тяжести и обузы плевел. Серп истины приготовляет этот класс к свободе, которою вначале даровал нам Христос, хотя тот же серп имеет совершенно противоположное влияние на плевелы. Дух плевел направлен более к сектантскому величию и показной зрелищности, чем к личному послушанию и преданности Богу. Поэтому плевелы отрицают и сильно противятся нынешним истинам, тенденция которых, как они однажды обнаружили, ведет к осуждению любого сектанства и к испытанию каждой личности. Хотя все секты склонны к единению друг с другом, они также объединяются в своей оппозиции к разделяющим свойствам теперешней истины, да так, что при этом медленно и предусмотрительно, однако крепко, затягивают тесьму на всяком индивидуальном мышлении, а также исследовании религиозных предметов - лишь бы их организации не разлетелись в щепки, а вся пшеница, уйдя, не оставила одни плевелы.
 Каждый из класса плевел вероятно осознает, что в случае его индивидуального экзамена у него не было бы никаких притязаний на Царство, обещанное близким последователям Агнца. Плевелы предпочитают, чтобы о различных сектах судили как о разных обществах, которые можно сравнивать, надеясь таким путем проскользнуть в славу Царства пользуясь заслугами пшеницы, с которой они имеют связь. Но это невозможно: испытание на то, кто достоин почестей Царства - кто предан Богу и Его истине, - будет индивидуальным, а не испытанием сект, для того чтобы убедиться, которая из них правдива. При большем свете, рассеивающем мрак ханжества и суеверий, каждая секта, кажется, начинает осознавать, что другие секты имеют такое же (незначительное) право, как и она, заявлять о себе как об одной и единственной истинной церкови. Вынужденные признать это, они стремятся навязать всем представление, что для спасения чрезвычайно существенно присоединиться к одной из их сект - маловажно к какой именно. Так они смешивают понятие личной ответственности с рабскими узами сектанства.
 Как иллюстрацию одной весьма популярной тесьмы, недавно туго затянутой сектантством на своих сторонниках, приводим пример на первый взгляд безобидных и, как многим кажется, полезных уроков Международных Воскресных школ. Они создают впечатление несектантского сотрудничества всех христиан в изучении Библии. Тем самым им кажется, что они делают большой шаг вперед - подальше от былых методов исследования с помощью сектантских катехизисов. Эти совместные лекции внешне выглядят как отказ от сектантста и сближение всех христиан для изучения Библии в ее собственном свете - что, по общему мнению, является единственно верным путем, но который на деле игнорируют все сектанты. Следует заметить, что эти уроки Международных Воскресных школ только кажутся несектантскими: только кажется, что они дают свободу в исследовании Библии. В действительности каждое вероисповедание готовит свои собственные комментарии к текстам Писаний, упоминаемых в этих уроках. Комитет, который составляет эти уроки (стремясь создать видимость согласия и единства), подбирает такие выдержки из Св. Писаний, на которые имеются лишь незначительне разногласия. Те выдержки и доктрины, в которых они не соглашаются, то есть те, которые прежде всего надлежало бы обсудить с целью выявления истин и заблуждений каждой секты, чтобы прийти к истинному согласию по правилу "один Господь, одна вера, одна крещение", пренебрегаются на уроках, однако их стойко, как прежде, держится каждая секта.
 Результат таких и подобных им "совместных" методов должен придать протестантству более внушительный вид и промолвить если не словами, то хотя бы фактами: "Вы должны присоединиться к одной из этих сект, иначе вы вообще не Божье дитя". На самом деле это не союз в виде одной церкви, а сочетание отдельных и самостоятельных организаций, каждая из которых по-прежнему жаждет сохранить свою собственную организацию как секту или связку, одновременно стремясь объединиться с другими, чтобы добиться более значительной и более впечатляющей внешности перед миром. Это напоминает укладывание снопов в стог. Каждый сноп сохраняет собственные узы или организационное строение, и становится еще туже связанным ото того, что втиснут и зажат другими связками в большом и внушительном стоге.
 Система Международных уроков вместе с современными методами "процветающих" Воскресных Школ значительно содействует сектанству и еще иным путем сдерживает подлинный рост в познании истины. Что касается "занятий" в этих школах, то урок излагается настолько обширно, что едва ли остается время на обдумывание осторожных, напечатанных с готовыми ответами вопросов. И уж вовсе не остается времени для изголодавшегося по истине исследователя Библии или случайно попавшегося ревностного учителя, чтобы задать другие более важные вопросы, содержащие пищу для размышления и полезного обсуждения. Раньше библейские классы собирались для исследования тех частей Библии, которые они сами себе выбирали, и в поисках истины им препятствовала только зависимость от собственных предубеждений и суеверия, в то время как искренние, изголодавшиеся по истине всегда могли хоть немного продвинуться вперед. Но теперь, когда усиливающийся свет истины озаряет каждый предмет, рассеивая мрак суеверия и предрассудков, эти Международные лекции, претендующие на то, чтобы помогать исследователю из библейского класса, не дают этому свету пробиться к нему. Его время для исследования Библии распределено так умело, чтобы он не мог обрести никаких новых идей, а был постоянно так занят употреблением "словесного молока" (весьма разбавленного человеческими традициями), чтобы у него пропал всякий аппетит к "твердой пище" более развитой истины (Евр. 5: 14). На таких занятиях все время и всякая возможность распробовать и научиться разбираться в "пище" жертвуется в повиновение словам: "Мы обязаны придерживаться нашего урока, поскольку его время вскоре закончится". Как верно сказано пророком, а затем апостолом, что оценить эти великие учения Бога, столь необходимые для нашего возрастания в благодати, познании и любви Бога, мы сможем тогда, когда оставим первые начала и будем стремиться к совершенству - "отнятые от грудного молока, отлученные от сосцов" (Евр. 6: 1; Ис. 28: 9).
 Хотя за последнее время методы Воскресных Школ заметно улучшились, они все еще оставляют желать лучшего. В них находятся некоторых наилучшие из числа Господнего народа, которые, при всем своем желании ревностно служить Учителю, в большей или меньшей мере введены в заблуждение внушительной численностью и видимой занятостью в "деле Господнем". Мы признаем, что здесь достигнуто немало хорошего, хотя имеются свои отрицательные стороны. Тем, кто ревностен, не дают исполнять личный долг и продвигаться вперед - не дают исполнять то, что Бог велел родителям, и пренебрежение к чему наносит урон одинаково родителям и детям. Неискушенные находят для себя эти непродолжительные занятия и "упражнения" более увлекательными, нежели изучение Библии. Им прививают чувство исполненного долга, а жертвование несколькими минутами вознаграждается дружескими сплетнями и взаимной болтовней - благо для этого есть возможность. Младшим также больше всего нравятся эти "упражнения", пение, книги с рассказами, пикники, угощения и общее веселие. Они, а также их мамы чувствуют вознаграждение за свои усилия изысканно одеться и за подоспевшую возможность показать свои изящные наряды. Таким образом, родительская ответственность за домашнее религиозное воспитание в большинстве отдана на милость угодничества и громоздкого механизма этих Воскресных Школ. Воскресные Школы удачно названы церковными няньками, а их малолетние воспитанники, вынянченные и взращенные в светском духе, являются молодыми ростками богатого урожая плевел, которыми до краев наполнен великий Вавилон.
 Если где бы то ни было все же существует класс взрослых учеников Библии, а его учитель беспристрастен и достаточно независим, чтобы отказаться от предписанной лекции и следовать более важным темам, позволяя истине выйти на явь (согласуется ли она или нет с вероучением данной секты), он тут же будет заклеймен в ненадежности каким-нибудь светски настроенным пастором или руководителем. Такие учителя действительно опасны для сектанства, поэтому их быстро лишают занятий. Они, а также истины, предлагаемые ими для непредвзятого исследования, быстро разрезали бы веревки и разбросали сектантские снопы, из-за чего не могут быть долго терпимы. Предпочтение отдается другим, которые могут держаться взглядов своих классов, отвлекая их внимание от "твердой пищи" и удерживая, как отнятых от груди младенцев, слишком слабыми, чтобы держаться самостоятельно, и слишком привязанными к системам, которые они научились любить и без которых, уверены, обязательно умрут. Место истинного учителя и место истинного исследователя Библии находится вне всякой человеческой кабалы, свободное для изучения и возможности кормиться всеми частями доброго Божьего Слова и беспрепятственно следовать за Агнцем, куда бы Он ни вел (Иоан. 8: 36; Гал. 5: 1).
 Хотя следует, как никогда раньше, считаться с личной свободой, мы видим, что реально еще никогда не существовало такого времени, в котором узы были бы затянуты столь сильно, чтобы связывали всю пшеницу и плевелы в многочисленные снопы. Никогда прежде не было времени, когда условия оказались бы столь тесными и столь ограничивающими для всякой личной свободы, как сегодня. Каждый свободный час ревностного сектанта до такой степени наполнен какими-то бесконечными собраниями или мероприятиями, что невозможно найти время для ничем не скованного мышления и для изучения Библии. Главной задачей этих собраний, приемов и т. д. является развитие и упрочение сектанства; следствием этого является уже упомянутая зависимость, столь губительная для подлинного развития посвященных детей Бога, пшеницы. Эти узы становятся еще крепче, как говорит пророк (Ис. 28: 22). В этих снопах есть немного пшеницы и много плевел, отчего освободиться из них с каждым днем все труднее.
 Из того, что мы узнали о небольшом числе истинно посвященной пшеницы и о большой массе "крещенных верующих" (как убедительно охарактеризовал класс плевел один методистский епископ), становится очевидным, что сжигание плевел окажется событием исключительной важности. Однако, было бы ошибкой полагать, как это делают многие, что сжигание плевел в огненной печи, где будет плач и скрежет зубов (Мат. 13: 42), относится к буквальному огню или к мучениям загробной жизни. Вся притча касается нынешнего века. Этот огонь, а также пшеница и плевелы, является не просто символом, но он символизирует уничтожение плевел в великом времени скорби, которым должен закончиться этот век, и которого пшенице, как обещано, удастся избежать (Мал. 3: 17; Лук. 21: 36). Великая огненная печь символизирует "великое время скорби", приходящее в конце этой жатвы на недостойный класс плевел - "христианство".
 Это уничтожение плевел вовсе не означает уничтожение, то ли ныне, то ли в будущем, всех личностей, из которых состоит класс плевел. Скорее это означает уничтожение необоснованных притязаний упомянутого класса. Согласно их утверждению или исповеданию они - христиане. Но на самом деле они все еще дети этого мира. Сожженные, уничтоженные как плевелы, они будут видны в своем истинном характере - как члены мира, - и (как номинальные члены Христовой Церкви) уже не будут имитировать христиан.
 Наш Господь объясняет, что Он посеял доброе зерно Царства, истину, из которой произрастает весь класс истинной пшеницы, зачатый от духа истины. Затем ночью, в средневековье, сатана посеял плевелы. Вне всякого сомнения, что плевелы засевались таким же способом, как и пшеница. Они - отпрыски заблуждений. Мы увидели, сколь ужасно великий противник и его ослепленные слуги осквернили Святилище и воинство, и как папство подвергло профанации и использовало в злых целях драгоценные сосуды (учения); а ведь это только по-другому показывает ту же самую вещь. Ложные учения породили ложные стремления и амбиции на Господнем поле пшеницы и привели многих к служению сатане, чтобы сеять заблуждения в доктрине и практике, давшие изобилие плевел.
 Для многих поле выглядит красивым и буйным, так как оно насчитывает сотни миллионов. Однако доля пшеницы действительно очень скудна, и для нее, засоренной и весьма сдерживаемой в своем развитии плевелами, было бы намного лучше, если бы светски настроенные плевелы находились не в Церкви, а на своем месте в мире, оставляя в поле посвященное "малое стадо", единственных представителей Христова духа и учения. В таком случае разница между Церковью и миром была очень заметной, а ее развитие, хотя, вероятно, менее быстрое, оказалось бы более здоровым. Большой кажущийся успех, проявляющийся в численности, богатстве и общественном положении, которым так гордятся многие, на деле приносит большой вред и ни коим образом не является благословением ни для Церкви, ни для мира.
 Изучая этот предмет, мы приходим к выводу, что многих из этих плевел вряд ли стоит осуждать за их ложное положение поддельной пшеницы. Многие из них даже не знают, что плевелы не являются истинной Церковью, потому что считают "малое стадо" посвященной пшеницы экстремистами и фанатиками. По сравнению с толпой плевел, Господь, апостолы и вся пшеница действительно кажутся экстремистами и фанатиками - если смотреть с точки зрения большинства, плевел.
 Плевелам столь часто и столь тщательно внушалось, что они христиане (что христианами являются все кроме иудеев, неверующих и язычников), что от них вряд ли можно ожидать понимания обратного. Ложные учения убедили их, что существует только два класса, и что все, которые спасутся от вечных мучений, должны быть сонаследниками с Христом. Каждая надгробная речь, кроме примеров жалкой деградации, открытого беззакония и безнравственности, заверяет близких в покое, радости и небесной славе для усопших. В доказательство зачитываются выдержки из Св. Писания, которые, по контексту, следует применять только к полностью посвященным, к святым.
 Будучи по природе склонными осуждать себя, сознательно отрицать свою принадлежность к святым, и опровергать, что таким принадлежит обилие обетований Св. Писания, они, тем не менее, поддаются уговору, из подмостков и амвонов, своих не лучше осведомленных товарищей-плевел уповать на эти обетования. Они сознательно чувствуют - и они правы, - что не делают ничего такого, чем бы справедливо заслужили вечные мучения; поэтому, их вера в ложные учения "христианства" ведет их к упованию и утверждению, что они и все добродетельные люди являются членами Церкви, которой принадлежит все богатство обетований. Следовательно, они являются плевелами силою ложных учений, и не только сами занимают ложное положение, но также искажают поистине высокое мерило святости. Обольщаемые обманом, они обретают чувство беспечности и ублажения. Сравнивая себя и свою жизнь с большинством номинальной церкви, а также со своими умершими друзьями, надгробные восхваления которым приходилось слышать, они считают себя как минимум среднего уровня, и даже более пригодными, чем те многие, которые исповедуют свою веру наиболее громогласно. При всем этом они осознают, что с их стороны никогда не было никакого подлинного посвящения сердца и жизни, времени и средств, талантов и возможностей Богу и Его служению.
 Подобно как класс "мякины" иудейского народа был истреблен в конце той жатвы (Лук. 3: 17), так и класс "плевел" будет истреблен в этой жатве. Как "мякина" прекратила всяческие притязания на божественную милость быть торжествующим Царством Бога еще до того, как жатва закончилась великим огнем религиозного и политического соперничества, поглотившего эту систему, так случится и с классом "плевел" так называемого "христианства". Они будут истреблены, перестанут быть плевелами, перестанут обманывать самих себя и других. Они перестанут применять к себе великие и драгоценные обетования, принадлежащие только побеждающим святым. Как только различные так называемые христианские царства и их различные религиозные организации, раздираемые разногласиями, побужденными возрастающим светом истины, будут истреблены во вспыхнувшем уже огне, "в огне ревности Господней" (в великом времени скорби, которым закончится этот век - Соф. 3: 8), тогда они перестанут называть свои светские системы христианством.
 Рассказав о сожжении плевел, притча далее гласит: "Тогда праведники [пшеница] воссияют, как солнце, в Царстве Отца их". [Может ли быть лучшее свидетельство, что истинная Церковь еще не учреждена во власти как Божье Царство, и не будет таким образом возвышена, пока не закончится жатва?] Тогда это солнце праведности (сосредоточением славы которого всегда будет Христос Иисус) взойдет с исцелением в его лучах, чтобы благословить, восстанавливать, очищать и обеззараживать от греха и заблуждений весь мир человечества. Неисправимые же будут истреблены второй смертью.
 Следует помнить факт, что в образной иудейской жатве истинные израильтяне вместе с поддельными израильтянами составляли иудейский или телесный Дом Израиля; и только истинные израильтяне были выбраны и собраны в евангельскую житницу, и удостоены истин, принадлежащих к Евангельскому веку. Все остальные из этого народа ("мякина") не были уничтожены физически (хотя, разумеется, в той скорби многие потеряли жизнь), а были отсечены от всех милостей Царства, в которое до этого верили и которым гордились. Теперь проследите параллель и аналог этого в обращении с "плевелами" в нынешнем времени сожжения.
 Господь не только показал нам, чего следует ожидать в этой "жатве" и какова в ней наша участь (как мы сами отделяемся и как мы, будучи "жнецами", пользуемся серпом истины, чтобы помочь другим обрести свободу в Христе и отделиться от ложных человеческих систем и организаций), но Он снабдил нас доказательствами, в каком именно году началось дело жатвы, какова его длина и когда оно завершится, чтобы дать нам двойную уверенность, что мы правы и что наступило время разделения в жатве. Эти, уже исследованные, доказательства показывают, что завершение 1874 года определило начало (также как 1914 год обозначит конец) этих 40 лет жатвы*, тогда как все подробности порядка и дела этой жатвы были отображены в жатве Иудейского века - ее образе. Мы собираемся теперь исследовать некоторые знаменательные временные особенности той образной жатвы, обращая внимание на проистекающие из них лекции, которые применимы сегодня и которые наш Господь, скорее всего, задумал для того, чтобы нам не пребывать в сомнении или нерешительности, а познать Его план и поступать должным образом - с крепостью, как Его сотрудники в выполнении Его объявленной воли.

 ------------------
 *Смотрите "Предисловие автора" (1916 г.), стр. …
 -----------------

 Все временные особенности, связанные с иудейской жатвой (хотя они иногда только косвенно относились к верным), имели прямое отношение к огромному номинальному множеству, обозначая периоды его испытания, отвержения, свержения и уничтожения как системы или народа-церкви. Таким образом, Господь пришел (в 29 г. н. э.) как Жених и жнец не только к истинным израильтянам, но и ко всей массе народа (Иоан. 1: 11). По ходу дела жатвы обнаружился факт, что созревших зерен пшеницы, пригодных для житницы (Евангельской эпохи), оказалось немного, и что преимущественное большинство - это пшеница только с виду, только "мякина", лишенная внутри истинной сущности пшеницы. Когда спустя три с половиной года (в 33 г. н. э.) наш Господь принял титул царя и позволил (от чего отказался раньше - Иоан. 6: 15), чтобы народ посадил Его на осла и провозгласил царем, то в прообразной евангельской жатве это обозначило пункт, намного более важный, нежели в самом образе. Как мы убедились, параллель этого указывает на 1874 год как на время второго присутствия нашего Господа - Жениха и Жнеца, - а также на апрель 1878 года как на время, в котором Он начал исполнять Свои полномочия Царя царей и Господа господ на самом деле - но на этот раз как духовный Царь, присутствующий во всей Своей власти, хотя и невидимый для людей.
 Дела нашего Господа, хотя Он только несколько часов пребывал в качестве Царя Израиля, глубоко показательны для нас как неоспоримый признак и предзнаменование того, чего следует ожидать сейчас. То, что Он совершил в то время на глазах людей, когда, например, въехал на осле в Иерусалим как Царь или изгонял плетью менял из храма, мы рассматриваем как образ, осуществившийся здесь в большем измерении, - хотя Его действия как Царя, бичевание вервием и провозглашение царских полномочий проявляются ныне совершенно иным образом и только для глаз веры. Однако иудейский образ имеет целью привлечь внимание к исполнению того, что, иначе, мы бы не смогли понять. Первым делом образного Царя было отвергнуть весь народ-церковь Израиля как недостойный быть Его Царством, то есть дальше почитаться Его особым наследием. Это было выражено так: "Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! Сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели! Се, оставляется вам дом ваш пуст" (Мат. 23: 37-39).
 Применительно к нынешней жатве это является уроком того, что как типичный Израиль, признаваемый 1845 лет как Божий народ посредством милостей, наказаний и т. д., был покинут и отвержен Царем в 33 году н. э., поскольку был найден недостойным после трех с половиной лет испытания и просмотра, так и в нынешней жатве Царь должен отвергнуть, после похожих трех с половиной лет просмотра и в конце похожего периода 1845 лет милости и наказания, номинальное христианство как недостойное впредь принимать от Него любые милости или как-то признаваться Им.
 Но как отвержение номинального телесного Израиля вовсе не означало отвержения лично кого-то из "подлинных израильтян", в которых не было лукавства, а скорее еще большую милость к ним (к тем, которые были освобождены от "слепых вождей" и обучены более непосредственно и совершенно через новые духовные орудия - апостолов), так и здесь нам следует рассчитывать на то же самое. Духовные милости, прежде дарованные номинальным массам, принадлежат с тех пор исключительно верным и послушным. "Пищу вовремя" для домочадцев веры и свет (в меру того, как на него приходит время), впредь следует ожидать не через прежние орудия (и ни в коей мере), а только через отдельные лица, т. е. через верных, находящихся за пределами падших, отвергнутых систем.
 На протяжении Своей миссии, вплоть до времени, когда наш Господь, как Царь, отверг иудейскую систему, Он признавал книжников и фарисеев законными учителями народа, хотя часто и упрекал их как лицемеров, вводящих народ в заблуждение. Это явствует из слов Господа (Мат. 23: 2): "На Моисеевом седалище сели книжники и фаресеи; итак все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте". Похожим образом на какое-то время великие религиозные правители номинального христианства в известной мере воссели в Синодах, Конференциях, Советах и т. п. на Христовом седалище в роли учителей народа - так же как иудейский Синедрион однажды восседал на седалище Моисеевом. Как после 33 года н. э. книжники и фарисеи более не признавались Господом, а истинных израильтян учили уже не они, а Сам Бог посредством других, более смиренных, нетитулованных и более достойных орудий, поднятых из народа и особо обученных Богом, так следует ожидать и здесь (и мы действительно это видим), в параллельной жатве.
 Принятие нашим Господом царской должности в 33 году н. э. и Его первый официальный шаг - отвержение государственной церкви телесного Израиля, - вместе со всеми удивительными параллелями двух веков, предельно ясно показывает, что в параллельном пункте нынешней жатвы, т. е. в 1878 году, мистический Вавилон, иначе именуемый христианством и являющийся прообразом иудаизма, был отсечен. Вот тогда и разошлась весть: "Пал, пал Вавилон великий, сделался жилищем бесов и пристанищем всякому нечистому духу, пристанищем всякой нечистой и отвратительной птице" (Отк. 18: 2).
 Упадок, язвы, уничтожение и т. д., предсказанные мистическому Вавилону, были показаны в великой скорби и национальном крушении, которые подстигли телесный Израиль и которые завершились полным низложением этого народа в 70 году н. э. Период упадка также имеет свое соответствие. С 33 года н. э., когда наш Господь сказал: "Се, остается вам дом ваш пуст", до 70 года н. э. прошло 36 с половиной лет; также с 1878 года н. э. до конца 1914 года н. э. получается 36 с половиной лет. Вместе с окончанием 1914 года н. э. исчезнет то, что Бог именует Вавилоном, а люди - христианством (и что уже показано на основании пророчества).*

 -----------------
 *Автор показывает более постепенное лишение власти народов и установление Царства в "Предисловии автора" (1916 год), "Время приблизилось", стр. iii-iv.
 -----------------

 Иудаизм был божественно определенным образом Тысячелетнего Царства Христа, которое будет надзирать и упорядочивать все дела. Поэтому справедливо сказать, что иудаизм был слиянием церкви и государства - религиозного и гражданского правления. Но, как уже объяснялось, евангельской Церкови ни в коем случае не следовало соединяться или иметь что-то общее со светским правлением до тех пор, пока не придет ее Господь, Царь царей, не возьмет власть и не возвысит ее, как Свою невесту, к участи в этом царствовании праведности. Пренебрегая Господними словами и следуя человеческой мудрости, теориям и планам, эта огромная система под названием христианство, заключив в себе все правительства и верования, называющие себя Христовыми (будучи на деле жалкими подделками истинного Царства Христа), была образована прежде времени, без Господа, да к тому же из совершенно неподходящих составных. Поэтому упадок Вавилона, как непригодной церковно-государственной системы, а также сбор подлинной пшеницы может быть и фактически хорошо проиллюстрирован в упадке иудаизма.
 Вначале название Вавилон означало Божьи Врата, однако затем, в насмешку, стало означать смесь или замешательство. В книге Откровения это название применяется конкретно к номинальной церкви, которая, будучи вратами к славе, сделалась вратами к заблуждению и замешательству, жалкой смесью, состоящей преимущественно из плевел, лицемеров - введенных в заблуждение масс мирского исповедания, в которых погребены Господние драгоценности и сокрыта их настоящая красота и великолепие. В символическом пророчестве выражение Вавилон временами относится только к Церкви Рима, называемой "Вавилоном великим, матерью блудниц". На протяжении столетий это название могло относиться только к ней, поскольку она была единственной системой-смесью и не потерпела бы никаких других. Однако от нее, путем различных неудавшихся попыток реформ, произросли другие церковные системы, хотя и не такие большие, как их "мать", и пока еще не столь грешные и крайне отступнические. В них также преобладают заблуждения, плевелы и светскость, поэтому название Вавилон используется как общее, родовое название для всех номинальных христианских систем, и теперь охватывает не только церковь Рима, но и все протестантские секты. Поскольку папство определено как материнская система, то мы должны относиться к различным, происходящим от нее протестантским системам как к дочерям - что в общем признают сами протестанты, иногда даже с гордостью.
 Еще перед временем жатвы многие из Божьего народа в великом Вавилоне (особенно вальденсы, гугеноты и реформаторы шестнадцатого века) распознали его действительный характер - глубоко антихристианский. Привлекая внимание к этому факту, они отлучились от материнской системы и повели за собой других, многие из которых были плевелами, как это предсказал пророк, говоря: "И многие присоединятся к ним, но притворно" (Дан. 11: 34). Именно здесь, еще до начала времени жатвы, прошли разделения политико-доктринальных бурь. Здесь плевелы, по-прежнему преобладая, сформировали другие, хотя и менее предосудительные, вавилонские системы.
 При всем том, что пшеница пыталась время от времени освободиться от тягостного бремени плевел (и прежде всего от вопиющих заблуждений, способствующих их образованию) и получала благословения в результате таких усилий, она по-прежнему находилась под их влиянием, по-прежнему была смешана с многократно превосходящей ее составной частью - плевелами. Однако ради пшеницы Божья милость распространялась даже на эти смешанные связки, т. е. вавилонские системы. И до тех пор, пока не наступило Божье время для проведения полного и окончательного разделения (во время жатвы, в 1878 году), эти системы не были полностью и навеки лишены всякой милости и приговорены к скорому уничтожению, а все принадлежащие к Божьему народу не были открыто и настоятельно из них отозваны. Божий народ еще в самом начале этого века был предупрежден о мошенничествах антихриста, имея наставление держаться от него подальше. Однако для испытания и проверки ему было позволено в определенной мере подвергнуться его обману и более или менее смешаться в ним. Каждое пробуждение к осознанию нехристианских принципов, доктрин и поступков, которое вело к реформаторским мерам, испытывало и удостоверяло класс пшеницы, помогая все больше и больше очищаться от осквернений антихриста. Однако последнее испытание и решительный призыв, вместе с полным отвержением этих систем, чтобы им больше не получать божественную милость (как они получали ее до того - ради находящейся в них пшеницы), должны вызвать окончательное отделение класса пшеницы от всех лжехристианских систем и принципов. Истины, которых раньше держались эти системы, сегодня из них быстро устраняются. Их место заменяют человеческие теории, губительные для всякого элемента божественной истины, а жизненно важное благочестие и набожность быстро вытесняются мирским духом и любовью к развлечениям.
 С известием о падении Вавилона приходит также повеление, чтобы все принадлежащие к Божьему народу и находящиеся в Вавилоне, вышли оттуда: "И услышал я иной голос с неба, говорящий: выйди от нее, народ Мой, чтобы не участвовать вам в грехах ее и не подвергнуться язвам ее" (Отк. 18: 4). Выражение: "Пал Вавилон: выйди от нее, народ мой", - ясно очерчивает две мысли, которые следуют внимательно запомнить. Оно указывает, что в свое время Вавилон не был лишен божественной милости; что какое-то время к нему еще сохранялась определенная мера благосклонности, несмотря на его смешанный характер; что, несмотря на огромную часть удерживаемых им заблуждений и незначительное проявление им Христова духа, он не был полностью покинут Божьей милостью, пока не пришло жатвенное время отделения. Это свидетельствует о том, что в какое-то время на Вавилон должно прийти внезапное и полное отвержение с приостановлением навеки всякой милости и последующим судом - такое отвержение, какое, как нами было показано, должно было прийти в 1878 г. Из этого видно также, что во время отвержения Вавилона в нем будут находиться и с ним будут связаны многие из Божьего народа. Поэтому призыв: "Выйди из нее, народ Мой!" звучит к ним только после отвержения Вавилона, после лишения его милости.
 Следует провести четкую границу между многими последовательными реформаторскими движениями прошлых четырех столетий, и этим окончательным и полным разделением: они были позволены как попытки реформировать Вавилон, тогда как это лишает его всякой надежды на реформирование: "Вавилон был золотою чашею в руке Господа, опьянявшею всю землю: народы пили из нее вино и безумствовали [опьяненные его заблуждениями]. Внезапно пал Вавилон и разбился; рыдайте о нем, возьмите бальзама для раны его, может быть он исцелеет. Врачевали мы Вавилон, но не исцелился; оставьте его, и пойдем каждый в свою землю [к истинной Церкви или к миру, как кому случится, в зависимости кто кем окажется - пшеницей или плевелами], потому что приговор о нем достиг до небес и поднялся до облаков" (Иер. 51: 7-9. Сравни Отк. 17: 4; 14: 8; 18: 2, 3, 5, 19).
 Неизлечимый Вавилон ныне приговорен к уничтожению: негодной признана вся система - система систем, - а всех из числа Божьего народа, не симпатизирующих его фальшивым учениям и практикам, сегодня призывают отделиться от него. Пророк обосновывает причину этого приговора отвержения, а также неспособность некоторых осознать эти вещи, говоря:
 "И аист под небом знает свои определенные времена, и горлица, и ласточка, и журавль наблюдают время, когда им прилететь, а Мой народ не знает определения Господня. [Они не осознают, что должно прийти время жатвы, время полного и окончательного отделения пшеницы от мякины и плевел. В этом они показывают еще меньше проницательности, чем перелетные птицы]. Как вы говорите: мы мудры, и закон Господень у нас [если не можете распознать времени жатвы и происходящей перемены эпох]?; А вот, лживая трость книжников превращает в ложь [потому что слово Господа, переданное Его пророками и апостолами, признается недействительным, оставляется без внимания, а верования, созданные в прошлые "темные века", становятся не дающими света фонарями для тех, хто ходит во тьме]. Посрамились мудрецы (?) [ученые], смутились [провалом взлелеянных ими человеческих замыслов] и запутались в сеть; вот, они отвергли слово Господне; в чем же мудрость их [теперь]? (Сравните Ис. 29: 10). За то жен их [церкви] отдам другим, поля [труда] их - иным владетелям; потому что все они, от малого до большого, предались корыстолюбию - от пророка [проповедника] до священника [служителя] - все действуют лживо (Сравните Ис. 56: 10-12; 28: 14-20). И врачуют раны дочери народа моего [номинального Сиона - Вавилона] легкомысленно, говоря: "Мир, мир", а мира нет [когда вся его система больна и требует тщательного очищения лекарством Божьего Слова - истиной]. Стыдятся ли они, делая мерзости? Нет, они нисколько не стыдятся и не краснеют. За то падут они [эти учителя] между падшими; во время посещения их [при осмотре во время "жатвы"] будут повержены, говорит Господь. До конца оберу их, говорит Господь, не останется ни одной виноградины на лозе, ни смоквы на смоковнице, и лист опадет, и что Я дал им [все божественные милости и привилегии], отойдет от них" (Иер. 8: 7-13).
 Следующий стих показывает, что многие из отверженных сумеют осознать приближающуюся скорбь, однако по-прежнему будут в ослеплении по поводу ее истинной причины. Они скажут: "Давайте объединимся, укроемся в укрепленных городах [правительствах] и сохраним безмолвие". Так или иначе, они осознают, что ни рассудок, ни Священное Писание не поддерживает их ложных учений, и что самый разумный способ - хранить молчание в тени старых предрассудков и под защитой так называемых христианских правительств. Здесь они представлены как говорящие совершенно искренне: "Господь велел нам молчать и дал нам пить горькую воду с желчью" (KJV). Единственное подкрепление, которое они могут получить, это чаша, то есть приготовленная ими смесь (яд горькой лжи, "учения бесовские", смешанные с чистой водой жизни, истиной Божьего Слова). Так разве не будут вынуждены испить собственноручно приготовленную чашу те, которые от Вавилона, которые возлюбили его, а, значит, не готовы подчиниться приказу: "Выйди от нее"? Не будут ли они вынуждены признать ложность собственных учений? Безусловно будут, отчего сполна испытают чувство тошноты. Следующий стих говорит о несостоятельности их ожиданий того, что горькие (отравленные) учения обратят мир и принесут Тысячелетие. Они говорят: "Ждем мира, а ничего доброго нет; - времени исцеления, и вот ужасы". Со времени посещения и отторжения номинального Сиона, когда "истинные израильтяне", послушные Божьему зову, станут выходить из этих номинальных систем, его болезнь будет быстро усугубляться.
 Некоторые удивляются, почему Господь не вводит еще большей реформы, чем любая из прошлых, которые оказались тщетными и кратковременными. Они спрашивают, почему Господь не прольет благословение на все большие секты и не объединит их в одно целое, или хотя бы на какую-то одну, очистив ее от бренности и привлекая к ней всех остальных? Мы, в свою очередь, спросим, почему бы не объединить все царства земли в одно целое и не очистить их?
 Для всех Божьих детей будут достаточно знать, что план, который Он открывает, вовсе не такой. А небольшое дальнейшее размышление - с точки зрения Божьего Слова - покажет нам безосновательность такого предположения. Подумайте о численности тех, кто причисляет себя к церкви (четыреста миллионов), и спросите себя, сколько из них сами назовут себя полностью посвященными - умом и плотью - Господу, чтобы служить Его плану? Ваши собственные наблюдения обязаны привести вас к заключению, что если отделить "пшеницу" от "плевел" путем удаления "плевел", то почти в каждом случае останется только малая горсть даже в самых больших церковных строениях или кафедральных соборах.
 Поводом отсутствия попыток очистить номинальные системы является то, что никакая степень очищения не сделает непосвященные массы "христианства", а также их организации - светские и церковные, - пригодными для Господнего дела, которое должно ныне начаться на земле. На протяжении восемнадцати минувших столетий Он выбирал истинно посвященных, достойных. Все, что остается сделать ныне, это выбрать тех из числа живущих, которые принадлежат к тому же классу - а таковых совсем немного, поскольку лишь немного недостает для укомплектования предопределенного количества членов Тела Христова.
 Причина, почему отвергаются все человеческие организации и не реформируется самая непредосудительная из них, и почему к ней сегодня не призываются люди из всех остальных, показана в том, как наш Господь обходился с различными иудейскими сектами в "жатве", т. е. в конце их эпохи. Тогда, как и ныне, все были отвергнуты, а "истинные израильтяне" были призваны из них на свободу, где Бог научил их Своей воли и Своему плану посредством различных избранных Им Самим сосудов.
 Иллюстрируя этот предмет иудеям, Господь объяснил мудрость Своего поведения в двух притчах. В первой говорится, что заплата из нового сукна на старой одежде сделает ее изношенность только более заметной, а из-за разницы в прочности прореха станет еще больше. Во второй говорится, что если влить новое вино в старые мехи, потерявшие всю свою прочность и упругость, то от этого будет больше вреда чем пользы, ведь в результате не только лопнут и придут в негодность старые мехи, но еще и будет потеряно ценное молодое вино.
 Этим молодым вином были новые учения нашего Господа, тогда как иудейские секты были старыми мехами. Допустим, что наш Господь присоединился к одной из этих сект и начал в ней реформу: каково было бы следствие? Нет сомнения, что новые истины, в случае их принятия, полностью разрушили бы эту секту. Сила ее организации, построенная большей частью на сектантской надменности, сцементированная ложными представлениями, суеверием и человеческими традициями, была бы тотчас уничтожена, а новые учения также оказались бы в бедственном положении - вытесняясь всеми старыми заблуждениями и традициями этой секты, и считаясь в глазах всего мира ответственными за всю ее прошлую деятельность.
 По той же причине в нынешней жатве Господь, внедряя более полный свет истины на заре Тысячелетнего Века, не накладывает ее как заплату ни на одну из старых систем и не льет как молодое вино в старые мехи. Во-первых, ни одна из них не находится в столь пригодном состоянии, чтобы ее чинить или чтобы принять новые учения. Во-вторых, новые истины, в случае их принятия, вскоре начали бы действовать, развив силу, которая разрушила бы любую секту, невзирая на то, как прочно она организована и связана. Пробуя это с каждой по очереди, результат был бы один и тот же, и в конечном итоге молодое вино (учения) было бы некуда девать и негде хранить.
 Правильным и наилучшим путем был путь, которым наш Господь последовал в первом пришествии. Он создал совершенно новую одежду из нового материала, и влил молодое вино в новые мехи, т. е. Он позвал истинных израильтян (не являвшихся сектантами) и передал им истины впору. Похоже и ныне: Он призывает изголодавшихся по истине выйти из номинального духовного Израиля, поэтому им подобает принять истину угодным Господу путем и с усердием содействовать Ему в осуществлении Его плана - независимо сколько и какие из старых винных мехов оставлены и отвергнуты как непригодные для хранения вина. Скорее радуйтесь, что вы считаетесь достойными обладать этим молодым вином нынешней истины, которая вам свидетельствована; и как только удостоверитесь в ней, с радостью примите ее и следуйте ей.
 Те, которые при первом пришествии хотели сначала узнать мнение видных сектантов и следовать их примеру, и которые спрашивали: "Уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев?", - не приняли истины, так как были скорее последователями людей, чем Бога. В то время видные сектанты не признали учения Христа, и такой класс существовал всегда и существует поныне - слепые вожди слепых. Вместо того, чтобы принять истину и быть благословенными, они "падают" во время испытания. Старая одежда и ветхие бурдюки находятся в столь ветхом состоянии, что полностью непригодны для дальнейшего употребления.
 Поскольку Сам Господь призывает Свой народ выйти из Вавилона, мы не можем усомниться в том, что все верные Ему люди услышат этот призыв, каковыми бы ни были Господние средства передать его. Таким образом, этот призыв испытает не только их послушание, но также их любовь к Вавилону и приверженность его заблуждениям. Если они одобряют его учения, методы и т. д. до такой степени, что не желают оставить его, то они тем самым окажутся недостойными нынешней истины и заслуживающими приходящих язв. Но слова призыва показывают, что истинный Божий народ в Вавилоне нельзя считать вовлеченным в грехи мирской суеты и пренебрежения божественной истиной до тех пор, пока он не узнает, что Вавилон упал - что он покинут. Если бы он далее пребывал в нем, то будет признан его соучастником в смысле одобрения его злых дел и учений, прошлых и настоящих, и будет считаться соучастником его грехов, а, значит, заслуживающим участи в его наказаниях и приходящих на него язвах. (См. Отк. 18: 4).
 Сколь убедительно выражение: "Он сделался жилищем бесов и пристанищем всякому нечистому духу, пристанищем всякой нечистой и отвратительной птице"! Воистину, все наихудшее в обществе ищет укрытия и носит маску христианского вероисповедания и ритуализма в некоторых из различных частей (сект) Вавилона. В нем находит олицетворение всякий нечистый принцип и учение - тем или иным образом, в том или ином месте. Он стал "клеткой", которая надежно удерживает не только смиренных и кротких голубок Господних, но и многих нечистых и ненавистных птиц. Из всех, кто поступает недобросовестно, кто сознательно вводит в заблуждение мужчин и женщин, сколько по собственному признанию считают себя членами Христовой Церкви!? А сколько из них пользуется своим исповеданием как покровом, под которым они продвигают злые замыслы! Общеизвестно, что большинство казненных самых жестоких уголовных преступников ушло из жизни принадлежа к римо-католической церкви.
 Вавилон удерживал наилучших и наихудших, цвет и отбросы населения цивилизованного мира. Цвет - это немногочисленный класс истинно посвященных, смешанный, как это не прискорбно, с большой массой исповедующих на словах, а также с отвратительными преступными отбросами. Однако в благоприятных условиях этот класс, этот цвет будет отделен в нынешней жатве - в преддверии своего возвышения.
 Для иллюстрации количественного соотношения нечистых, омерзительных птиц в самом Вавилоне и за его пределами примите во внимание следующий официальный отчет о состоянии общества в той части пшеничного поля, где на протяжении столетий "ортодоксальность" хвасталась превосходным качеством и чистотой своей пшеницы и немногочисленностью своих плевел, и где так называемая "Церковь" была тесно связана с властью, учреждая законы и управляя людьми:

Состояние общества в Англии и Уэльсе
Парламентский отчет за 1873 год

Население по вероисповеданию

 Римо-католики 1 500 000
 Члены англиканской церкви 6 933 935
 Диссентеры (протестанты, не принадлежащие к епископальной церкви) 7 234 158
 Неверующие 7 000 000
 Евреи 57 000

Общее количество преступников в местах заключения

 Римо-католики 37 300
 Члены англиканской церкви 96 600
 Диссентеры 10 800
 Неверующие 350
 Евреи 0
 ______
 145 050

Число преступников на каждые 100 000 населения

 Римо-католики 2 500
 Члены англиканской церкви 1 400
 Диссентеры 150
 Неверующие 5
 Евреи 0

Соотношение преступников

 Римо-католики 1 на 40
 Члены англиканской церкви 1 на 72
 Диссентеры 1 на 666
 Неверующие 1 на 20 000

 Причина такого разнородного состояния выражена словами: "Ибо яростным вином [духом, влиянием] блудодеяния своего она напоила все народы" - своей привязанностью к миру (Отк. 18: 2). Ложные учения о характере и миссии Церкви, а также утверждение, что пришло время для ее возвышения и царствования (и прежде всего после огромного всплеска успеха, обретенного ее светским честолюбием во времена Константина, когда она объявила себя Царством Бога, установленным, чтобы царствовать в могуществе и великой славе), привели многих в Вавилон, с которым они не соединились бы никогда, если бы он следовал узким путем посвящения. Гордыня и честолюбие привели первую Церковь к желанию иметь светскую власть. Но для власти требовалась численность и мировое влияние. Чтобы обрести то количество, какое истина никогда не смогла бы привлечь в нынешних условиях, были оглашены фальшивые учения, которые в конечном итоге добились господства над всеми другими. Даже те истины, которые все еще сохранились, были извращены и обезображены. Численность возросла до сотней миллионов, а истинная Церковь, пшеница, по-прежнему оставаясь всего лишь "малым стадом", была сокрыта между этими миллионами "плевел". Здесь, как овца между хищными волками, истинный зародыш Царства Бога терпел насилие, и насильники завладевали им силой; подобно их Господу, стопами которого они следовали, они были презираемы и отвергнуты людьми - как страдальцы, изведавшие болезни.
 Но теперь, когда рассветает утро Тысячелетия, когда явлены доктринальные заблуждения темной ночи прошлого и озарены настоящие сокровища истины, должно наступить, как предвидено, полное разделение пшеницы от плевел. Как ложные учения стали причиной неправильного развития, так и явление истины в свете жатвы станет причиной разделения. Однако все плевелы и часть пшеницы одолевает страх. Им кажется, что распад Вавилона будет разрушением Божьей работы и провалом Его дела. Но это не так: плевелы никогда не были пшеницей, и Бог никогда не предлагал признать их таковыми. Он лишь разрешил, "позволил" им обоим расти вместе до жатвы. Собственно говоря Божий народ призван из этой вавилонской "клетки" нечистых птиц, чтобы радоваться свободе, имея долю в свете и работе жатвы, доказывая свое несогласие с ошибками его учений и ритуалов, и, тем самым, избегая их самих и расплаты за них - язв, приходящих на всех, кто в нем остается.
 Эти язвы или бедствия, образно показанные в бедствиях отвергнутого иудейского дома, описаны в столь мрачных символах книги Откровения, что многие исследователи имеют слишком преувеличенные и нелепые понятия об этом предмете, и, следовательно, не готовы к быстро надвигающимся ныне реалиям. Они часто толкуют эти символы буквально, поэтому не готовы видеть их исполнение так, как это произойдет на самом деле - в виде религиозных, общественных и политических замешательств, конфликтов, переворотов, акций неповиновения, революций и т. д.
 Тут следует отметить еще одну особенность. Между временем, когда Вавилон отвергнут, отпал от милости (1878 г.) и временем, когда на него приходят язвы или бедствия, находится краткий промежуток, в котором все верные Господние люди должны быть об этом осведомлены и собраны из Вавилона. Это ясно показано в том самом стихе, потому что вместе с известием: "Пал Вавилон", - связан призыв: "Выйди из нее, народ мой, чтобы... не подвергнуться [приходящим] язвам ее". Тот самый промежуток времени и то же дело для выполнения в нем упоминается в символе в Отк. 7: 3. Посланец гнева получает приказ: "Не делайте вреда ни земле, ни морю, ни деревам, доколе не положим ПЕЧАТИ на челах рабов Бога нашего". Печатание на челах указывает, что умственное осознание истины будет знаком или печатью, которая отделит и обособит слуг Бога от слуг и сторонников Вавилона. Это соответствует свидетельству Даниила: "Не уразумеет сего никто из нечестивых [неверных своему обету], а мудрые [из твоего народа] уразумеют" (Дан. 12: 10). Таким образом эти классы должны быть обозначены и отделены, прежде чем на отверженный, покинутый Вавилон придут язвы.
 То, что это знание должно быть одновременно печатающим и отделяющим средством, ясно следует из ранее рассмотренного стиха. Сначала объявлено, что "Вавилон упал" и что на него приходят определенные язвы, наказания - прежде, чем можно надеяться, что Господний народ послушается повеления: "Выйди из нее", которое основывается на таком знании. Да, мы знаем, что все должны быть основательно "попечатаны на челах своих" - интеллектуально осведомлены о Божьем плане, - прежде чем они могут правильно оценить или подчиниться этому повелению.
 Не очевидно ли, что именно это дело печатания слуг Бога осуществляется ныне? Разве мы не печатаемся на наших челах, к тому же в самое подходящее время? Разве мы не ведомы шаг за шагом Его Словом, словно собственною рукою Господа к восприятию истины и общих событий с Его точки зрения - в отличие от прежних наших взглядов на многие вопросы, извлеченных из других источников? Разве неправда, что разные деления или секты Вавилона вовсе не были теми посредниками, через которые это печатание к нам пришло, а были скорее препятствиями, не допускающими скорейшего его завершения? Разве мы не видим уместности этого, а также Господнего высказывания, что разделение пшеницы и плевел должно произойти в жатве? Разве мы не видим в этом Его замысла открыть эти факты Его верным, а затем рассчитывать, что они покажут свою сердечную привязанность к этому замыслу путем немедленного повиновения? А что, если подчинение и выход обязывают нас оставить позади восхваление людей, выгодное жалованье, приходской дом, финансовую поддержку в делах, домашний уют и мало ли что еще? Все равно не надо бояться. Тот, Кто говорит нам: "Идите!", - это Тот, Кто идя по морю, сказал Петру: "Иди!" Петр, повинуясь, утонул бы, если бы не протянутая на помощь рука Господа. Та же рука надежно поддерживает тех, кто сегодня по Его велению выходит из Вавилона. Не смотрите на близлежащее бурное море трудностей, а, взирая прямо на Господа, будьте смелы.
 Повеление звучит: "Идите (придите)", а не "Уходите". Выходя из рабства человеческих традиций, верований, систем и заблуждений, мы идем прямо к нашему Господу, чтобы научиться и насытиться у Него, чтобы укрепиться и усовершенствоваться для исполнения всей Его воли, чтобы устоять, а не упасть вместе с Вавилоном.
 Божье Слово открывает тот факт, что номинальная церковь, после того как она отошла от Его милости и перестала быть Его рупором (Отк. 3: 16), постепенно погрузится в состояние неверия, в котором Библия в конце концов будет фактически полностью игнорирована, хотя и сохранит свое название, а философские умозрения различных оттенков статнут "истинными" вероучениями. Такого упадка избегут только верные попечатанные, потому что они "сподобятся избежать всех сих будущих бедствий" и сумеют не упасть во время присутствия Господа (Лук. 21: 36). Фактически многие уже довольствуются таким-сохраняя форму набожности, веры в Творца и в будущую жизнь, однако рассматривая это преимущественно сквозь собственные или чужие философии и теории, одновременно игнорируя Библию как непогрешимого учителя божественных намерений. Таковые, хотя и держатся Библии, не верят ее повествованиям - особенно об Едеме и падении человека. Держась имени Иисуса и называя Его Христом и Спасителем, они считают Его просто превосходным примером, но не считают его непогрешимым, и уже совершенно отвергают Его жертву-искупление - Его крест. Утверждая, что Отцовство Бога простирается на грешников, они отрицают одинаково проклятие и Посредника.
 Как правило, упускается из виду, что в первом пришествии служение нашего Господа в течение трех с половиной лет - вплоть до отвержения иудейского народа (их церковь и народ составляли одно целое), было испытанием, опробованием той формы правления или системы как единого целого, а не как отдельных личностей. Класс его духовных - священники, книжники и фарисеи - представлял эту систему как одно целое. Они сами утверждали, что представляют иудаизм (Иоан. 7: 48, 49), да и народ так считал. Отсюда весь смысл вопроса: "Уверовал ли в Него кто из начальников или из фарисеев?" И наш Господъ признавал их за таковых: Он редко упрекал людей за то, что они не сумели Его принять, раз за разом возлагая ответственностъ на "слепых вождей", которые сами не хотели войти в Царство и не позволяли делать это людям, которые иначе приняли бы Иисуса как Мессию и Царя.
 Постоянным усилием нашего Господа было избегать публичной огласки - стремясь не допустить, чтобы Его чудеса и учения взволновали народ, и чтобы Его не взяли силой и не провозгласили своим Царем (Иоан. 6: 15). Однако Он постоянно предъявлял эти свидетелъства или доказательства Своих полномочий и Мессианства до ведома иудейского духовенства - вплоть до времени окончания их испытания как народа-церкви, когда их дом, т. е. система, был отвергнут, "остался пуст". Затем, под Его руководством и через апостольские учения все усилия были направлены к отдельным личностям, а отверженная церковь-организация с ее чиновниками, как таковая, была полностью игнорирована.
 В доказательство того, что во время Его служения и до поры отвержения системы учителя и священники являлись ее представителями, обратите внимание на то, как Иисус поступил с очищенным от проказы, о чем записано в Мат. 8: 4. Иисус сказал ему: "Смотри, никому не сказывай; но пойди покажи себя священнику и принеси дар, какой повелел Мойсей, во свидетельство ИМ". Доказательство, т. е. свидетельство следовало на какое-то время скрыть от народа, но безотлагательно следовало представить его "правителям", представлявшим иудейскую церковь в тогдашнем испытании.
 Особенно следует принять во внимание цель и последствия испытания иудейской церкви, как системы, ввиду ее образного отношения к теперешнему испытанию евангельской Церкви, а также ее взаимосвязи с планом Бога в целом. Они признавали себя - на основании Божьих обетований - народом, готовым к пришествию Мессии, народом, который Он организует, наделит властью, обратит, а также использует как "Его народ" для благословения всех других народов земли, приводя всех к полному знанию Бога и возможностям пребывать в согласии с Его справедливыми законами. Бог, зная в Своем предвидении, что плотской Израиль будет непригоден для главного места в этом великом деле, тем не менее дал ему всякую возможность и преимущество, словно не ведал о последствиях. Одновременно Он явил Свое предвидение в пророческих высказываниях, которых они не могли постигнуть, иначе нам следовало бы предположить, что в Своем поведении с иудейским народом Он проводил опыт и потерпел неудачу.
 Так долго, как Израиль, народ-церковь, утверждал о своей готовности, с нетерпением ожидая выполнения своей части плана, было справедливо, чтобы он обязательно был испытан - прежде чем дальнейшему плану Бога следовало вступить в силу. Этот дальнейший план состоял в том, что если естественное семя Авраама окажется в своем испытании непригодным для главных почестей, которые ему обещаны и которых он искал, тогда в течение Евангельского века нужно будет проводить избрание или выбор личностей, достойных высокой чести быть обещанным семенем Авраама и сонаследниками Мессии в обещанном Царстве, которое поднимет и благословит все народы земли (Гал. 3: 16, 27-29, 14).
 "Семьдесят седьмин" (490 лет) божественной милости, обещанные иудейскому народу, не могли не исполнится. Поэтому ни язычники, ни даже самаряне никоим образом не могли быть приглашены стать учениками или в каком-то смысле быть связанными с Царством, возвещаемым Христом и апостолами (Деян. 3: 26). "Вам первым надлежало быть проповедану слову Божию [приглашение к участи в Царстве]", - сказал апостол Павел, обращаясь к иудеям (Деян. 13: 46). "На путь к язычникам не ходите и в город Самарянский не входите; а идите наипаче к погибшим овцам дома Израилева"; и далее: "Я послан только к погибшим овцам дома Израилева", - сказал Учитель, посылая Своих учеников (Мат. 10: 5; 15: 24).
 Вся "семидесятая седьмина", посредине которой умер Христос, - семь лет от начала служения нашего Господа до времени, когда ап. Петр был послан проповедовать Корнелию, первому обращенному из язычников - была определена Божьим постановлением для испытания иудеев. Однако вместо того, чтобы испытывать их как одно целое (как церковь-народ) на протяжении всех семи лет, Он "скоро решил [испытание] по правде" - то есть не в ущерб, а для их пользы. Ведь если было очевидным не только Богу, но и людям, что фарисеи, священники и книжники не только отвергли, но и до конца возненавидели Господа Иисуса, ища возможности убить Его, то с приходом времени, чтобы публично явить Себя как Царя, едучи к ним на осле, когда Он не был принят представителями церкви-народа, Царь немедленно перестал признавать эту систему, хотя простой народ принял Его с радостью и настаивал на том, чтобы признать в Нем Царя (Мар. 12: 37). Так наш Господь прекратил дальнейшее бесполезное испытание, чтобы остаток "семидесятой седьмины" мог быть использован особенно и исключительно для людей, для отдельных лиц этой отверженной системы - до того как усилия служителей новой эпохи должны были распространиться на все народы. Так и случилось. Говоря Своим ученикам после Своего воскресения, что их усилия уже не следует ограничивать только к иудеям, а можно распространять на "все народы", наш Господь особо додал: "Начиная от Иерусалима" (Лук. 24: 27). Он хорошо знал, что их иудейские убеждения будут препятствовать им идти далее иудеев, пока в Свое время Он не откроет путь - что Он и сделал в конце их милости, посылая ап. Петра к Корнелию. С тех пор отдельные иудеи и язычники одинаково пользовались привилегиями Божьей милости, будучи похоже принятыми в Христа и через Христа. Что касается Бога, то в нынешнем призвании "нет различия", однако для иудея таким неблагоприятным различием является его собственное предубеждение к принятию, в качестве дара через Христа, благословений, однажды предложенных ему на условии его действительного соответствия полноте буквы и духа Божьего закона, которого никто не мог выполнить в своем падшем состоянии.
 Эта "семидесятая седьмина", вместе со всеми подробностями испытания телесного Израиля, не только выполнила цель испытания этой системы, но и дала особое образное представление о похожем испытании номинальной Евангельской Церкви (т. е. Духовного Израиля - именуемого "христианством" и "Вавилоном") во время соответствующих семи лет, начинающих жатву Евангельского века - периода от октября 1874 года до октября 1881 года. "Христианство", "Вавилон", сознается, что ему известна неудача своего прототипа, плотского Израиля, однако считает себя истинным духовным семенем Авраама, готовым, полным ожидания и стремления обратить языческий мир, а также справедливо руководить всеми народами, учить и благословить их, точно также как это открыто признавала иудейская система. Настоящий век напоминает образный и тем фактом, что тогдашние руководители пришли, в общем, к заключению, что обетования о грядущем Мессии следует принимать как образные высказывания; и только класс простого народа ждал единоличного Мессию. Так вот, ученые из иудеев игнорировали Мессию как личность, надеясь, что их церковь-народ восторжествует над другими благодаря их высшим законам и тем самым исполнит все то, что требовало бы, как полагал простой народ, личного вмешательства Мессии. (Этого мнения до сих пор придерживаются "ученые" иудейские учителя, т. е. раввины, которые интерпретируют мессианские пророчества применительно к их церкви-народу, а не к Спасителю мира лично. Даже те пророчества, которые относятся к страданиям Христа, они приспосабливают к своим страданиям как народа). Настаивая на собственной теории, они рассылали миссионеров по всему миру, чтобы обратить мир к Закону Моисея, надеясь тем самым достичь и "благословить все народы земли" - игнорируя самого Миссии. Это приняло такие размеры, что наш Господь при случае заметил, сказав: "Обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного".
 Как все это напоминает нынешнюю теорию номинального "христианства". Простой народ, если привлечь его внимание к факту, что Господь обещал прийти снова и что апостолы и пророки предсказывали Тысячелетие, т. е. Времена Реституции, как следствие второго пришествия Господа (Деян. 3: 19-21), склонен принять истину и радоваться ею - так же, как это делал похожий класс в первом пришествии. Но сегодня, как и восемнадцать столетий назад, наивысшие священники и правители народа имеют более передовую (?) идею. Они утверждают, что обетования Тысячелетнего блаженства, мира на земле и доброй воли между людьми могут и должны осуществиться их усилиями, миссиями и т. п., без личного пришествия Господа Иисуса. Вот так они делают недействительными обетования второго пришествия и грядущего Царства.
 Нынешние наивысшие священники и правители, "духовенство" "христианства", обманывая себя и народ, утверждают и, кажется, сами верят тому, что их миссионерские усилия вскоре увенчаются успехом, что без Господа они уже сегодня находятся на пороге того, чтобы представить миру все Тысячелетние благословения, описанные в Священном Писании.
 Фундамент этого заблуждения частично покоится на факте, что возрастание знаний, беганье туда и сюда на земле, присущее этому "Дню Его приготовления", особо благоприятствовало цивилизованным народам в распространении торговли и последующего умножения всемирного благополучия. Заслуги всего этого Вавилон хладнокровно приписывает себе, указывая на все эти блага как на результат христианизации и побуждающего к действию влияния. Он с гордостью указывает на "христианский народ" Великобритании и на ее богатства и благополучие как на результат его христианских принципов. Но каковы факты? Каждый шаг прогресса, сделанный этим или всяким другим народом, зависел исключительно от усилий, направленных на избавление от гнета вавилонского бремени. Великобритания достигла благополучия настолько, насколько сбросила с себя оковы папского гнета. Но насколько она продолжает находиться под влиянием и держаться папских доктрин о единстве церкви и государства, о божественно определенных королевских и церковных полномочиях и тирании, подчиняясь деспотизму алчности и самолюбия, до такой степени она продолжает разлагаться.
 Алчность к золоту и жажда власти - вот истинные побуждения того, что гавани языческих земель принудительно открывались для торговли так называемых христианских народов, для английского и немецкого рома и опиума, а также для американского виски и табака. Любовь к Богу и благословение языческих народов не играли в этих стремлениях никакой роли. Предлагаем небольшую выдержку из современной истории, которая должна встряхнуть совестью так называемых христианских народов, если конечно она у них есть. Мусульманский эмир Нупе, Западная Африка, прислал недавно следующее письмо епископу Кровтеру из миссии в Нигерии:
 "У меня вопрос набольшой. Речь идет о бараса [роме]. Бараса, бараса, бараса! Он разорил нашу страну; он очень разорил наш народ; он довел наших людей до безумия. Умоляю тебя, Малам Кип, не забудь о моем письме; мы все умоляем, чтобы он [Кровтер] упросил великих священников [Комитет миссионерского общества англиканской церкви], чтобы они просили английскую королеву [главу англиканской церкви] не допускать доставки бараса в эту землю".
 "Во имя Бога и Пророка! Во имя Бога и Его посланника Пророка, он должен помочь нам в этом - в деле бараса. Скажи ему, пусть Бог благословит его в его трудах. Это слово из уст Малике, эмира Нупе".
 Комментируя это, один баптистский журнал делает такое замечание:
 "Этот смиренный негритянский правитель проявляет в своем письме такую заботу о собственном народе, какая пока недоступна христианским монархам и правительствам, потому как ни один европейский христианский правитель и ни один президент Соединенных Штатов никогда не просил так за свой народ. Подобного обращения не найдется ни в одной вступительной речи в парламенте и ни в одном президентском воззвании. Это позор для наших христианских правителей! Прибыль, эта отвратительная жажда золота, вот закон для торговцев, являющихся любимцами и лордами парламентов".
 Тогда, во имя истины, спрашиваем: "Зачем называть эти правительства христианскими?" Правительство Соединенных Штатов не подлежит исключению, хотя многие упорно настаивают на том, чтобы именовать его христианским. Собственно говоря, оно само не признает этого незаслуженного титула, хотя к этому его подталкивают ревностные сектанты. Из Бостона в Африку постоянно отправляются огромные партии рома - без препятствий со стороны правительства и даже с его полного позволения, ведь оно дает лицензии десяткам тысяч лиц производить и снабжать своих сограждан этой ужасной "огненной водой", которая становится вдвойне губительной и соблазнительной, пройдя процесс именуемый ректификацией, то есть узаконенным смешением самых отвратительных отрав. Все это и многое другое оправдывается и отстаивается "христианскими" государственными деятелями и правителями так называемых христианских народов ради государственных доходов - как самый легкий путь взимать с людей деньги, необходимые для правительственных расходов. В самом деле, это проституирование самого низменного и самого худшего типа. Всякий рассудительный человек должен признать, сколь неуместно здесь название "христианский", применяемое даже к самому лучшему из нынешних правительств. Старания придать христианское название характеру "царств сего мира", руководимых "князем этого мира", сатаной, и пропитанных "духом этого мира", встревожили все истинно христианские сердца, обманутые заблуждением будто бы нынешние правительства в мире в каком-то смысле являются Христовым Царством.
 Каннон Фаррар в "Contemporary Review" говорит:
 "Вслед за ненасытной давнишней работорговлей последовала еще более алчная и более губительная ненасытность торговцев спиртным. Наши отцы сбросили бремя кнута с шеи Африки, мы же подвергли местные народы бремени скорпионов. Мы открыли африканские реки для торговли только для того, чтобы превратить их в бурные огненные потоки алкоголя, по сравнению с которыми ни одна река "Инферно" не была такой кроваво-красной или мерзкой. Неужели совесть народа умерла?"
 Мы отвечаем: Нет! Этот народ никогда не был христианским, а, значит, никогда не имел христианской совести или христианского духа. Наибольшее, что можно сказать о нем, это то, что свет, исходящий от истинно посвященных Божьих детей, частично осветил, очистил и посрамил в виде моральной реформы общественное мнение тех народов, в которых они "сияют как светила".
 Похожим образом те же христианские (?) правительства навязали Китаю и Японии, вопреки их настойчивому протесту, подобную отвратительную торговлю. В 1840 году Великобритания начала с Китаем так называемую "Опиумную Войну" с целью вынудить китайское правительство, стремящееся защитить свой народ от этого ужасного проклятия, разрешить ввоз этого товара. Война закончилась благоприятно для дьявольской стороны спора. Английские военные корабли уничтожили тысячи человеческих жизней и городов, вынудив языческого правителя Китая открыть империю для медленной смерти от опиума - отравы Китая. Чистая прибыль британского правительства за минувший год от этого наркотика, после вычета значительных расходов на взимание этих налогов, составила, согласно оффициальному отчету, опубликованному в 1872 году, свыше 37 000 000 фунтов стерлингов. Эти ежегодные 37 000 000 стали вдохновляющим поводом для войны - самой противоположностью любви к нынешнему или будущему благополучию китайцев. Пункт договора, предусматривающий защиту христианских миссионеров, был всего лишь лакомым куском, хитро подброшенным для успокоения совести любящего справедливость народа - чтобы это огромное преступление представить как милосердие, сделанное в великодушии. Согласно договору, по окончании войны некоторые порты были открыты для британской торговли. За этим последовали похожие договоры с другими народами, чем было достигнуто довольно хорошие результаты. Один из них - открытие Китая для влияний цивилизации. Однако тот факт, что несколько христианских мужчин и женщин выступили вперед, чтобы научить этот народ некоторых принципов праведности, вовсе не следует относить на счет британского народа, целью которого была исключительно торговля, и который, из алчности к золоту, а не ради блага китайцев или во славу Бога, вел эту недостойную и несправедливую войну против народа, не обученного такому дьявольскому искусству.
 Вместе с другими пороками "христианство" приучило народы к наихудшей форме идолопоклонства - поклонению себе, богатству и власти, ради которых исповедующие христианство люди и народы готовы обманывать, вредить и даже убивать друг друга. Это научило их также словесного богохульства и святотатства на каждом языке, ведь каждый корабельный экипаж каждой страны, исповедующей христианство, поносит имя Христа. И все же, помимо такого влияния так называемых христианских народов, из них вышли некоторые благородные миссионеры креста, некоторые истинные слуги Бога, а также некоторые менее благородные, слуги людей - вместе составляющие не более чем горстку, - чтобы поведать язычникам о Христе и настоящей цивилизации.
 Не ревностные миссионеры, а именно местные неугомонные чиновники миссионерских обществ не имеют малейшего понятия, а зачастую и малейшего подлинного интереса к истинному положению в чужих землях. Их взгляды сосредоточены главным образом на огромных суммах, собираемых и расходованных ежегодно, и они считают, что языческий мир почти обращен, а их усилия вот-вот увенчаются обещанными Тысячелетними благословениями - без второго пришествия Господа. Миссионеры, побывавшие там, высказывают, по большей части, разочарование, за исключением когда они внушают себе надежду вопреки всякому имеющемуся опыту и здравому смыслу. Один из них, уважаемый Дж.С.Р. Эвинг, доктор богословия, отдавший девять лет миссионерской работе в Индии, в своем докладе, сделанном недавно перед "Обществом Христианской Молодежи" ("Young Men's Christian Association") в Питтсбурге, Пенс., признался, что нынешнее влияние цивилизации и старание миссионеров состоит не только в том, чтобы разрушить языческие религии, но и чтобы упразднить всякую религиозную веру и превратить людей в неверующих. И все же он крепко надеется, что следующий шаг будет от неверия к христианству, - что, бесспорно, является безосновательным упованием, о чем наиболее убедительно свидетельствует весь опыт в здешних цивилизованных землях. Мы цитируем из общественного издания, опубликовавшего отчет о его докладе:
 "Индия более обязана прямому и косвенному влиянию христианства больше, нежели чему-то другому. Им сделано много, чтобы разрушить древнюю идею материальных богов и вместо нее установить понятие единого Бога Вседержителя, Которого признают жители Запада [Европы и Америки]. [Вернее сказать они воспринимают идею, общепринятую атеизмом, что наивысшим и единственным Богом является Природа]".
 "Из 263 000 000 человек населения этой страны 10 000 000 молодых людей говорит по-английски и ознакомлено с теми идеями Запада, которым обучены мы сами. Высшая каста обладает глубокими знаниями литературы, религии, естественных наук, являющихся фундаментом образования людей в этой стране. Прежнее понятие о мстительном Боге, Которого следовало ублажать многочисленными жертвами и молитвами, уступило место современному духу неверия. Образованные люди Востока уже не верят в божества своих отцов. Они покинули их навсегда и заменили учениями полковника Роберта Г. Ингерсола, а также Пейна, Вольтера, Бредло и всяких других учителей атеизма и пантеизма. Но этот век скептицизма вскоре минует, и Запад, предоставивший Индии свои идеи, таким же образом даст ей религию христианского Бога".
 "Молодые люди в Индии хорошо образованы, они тонкие наблюдатели, они интеллигентны, хорошо осведомлены в делах не только своего народа, но и других, и хотя это может показаться необычным, они хорошо знакомы с нашей Библией. В самом деле, они знают ее настолько хорошо, что никто, кроме человека полностью ознакомленного с ее учениями, с христианской теологией, не может надеяться успешно ответить на все выдвигаемые против нее возражения. Распространенное представление, будто миссионер сидит под тенью дерева и учит собранных вокруг голых дикарей, уже изжилось. В Индии миссионер встречает интеллигентных и образованных людей, поэтому, чтобы произвести на них влияние, он должен быть хорошо вооружен. Они, кроме интеллигентности, имеют приятную внешность, дружелюбны, обходительны, благопристойны и относятся ко всем иностранцам с величайшим уважением и почтительностью".
 Упрямые факты, на которые он ссылается, конечно же не подтверждают необоснованных надежд этого джентльмена. Опыт показал со всей очевидностью, что неуклюжие аргументы сектантства, чьи заблуждения искажают и лишают влияния ту истину, которая в них находится, редко могут обратить искренних или насмешливых скептиков. Несомненно, все, за исключением незрячих, могут видеть, что если миллиард язычников обратить к состоянию четырехсот миллионов* из так называемого христианства, то останется открытым вопрос - как это было в Иудейском веке (Мат. 23: 25), - не будут ли они вдвойне достойны истребления, нежели первоначально в своем языческом суеверии. Бесспорно, никакой здравый ум не может утверждать, что обращение к такому состоянию, в котором находится так называемое христианство, соответствовало бы описанию Тысячелетнего мира и доброй воли, предсказанных пророками и кратко подытоженных в молитве нашего Господа словами: "Да приидет Царстие Твое, да будет воля Твоя и на земле, как на небе" (Лук. 11: 2).

 --------------
 *Из этих 400 000 000 человек римскими и греческими католиками считают себя 280 000 000 человек, а протестантами - 120 000 000.
 --------------

 Стоит ли вообще удивляться, что Господь отступился от этой массы четырехсот миллионов человек, составляющих, по их собственному исповеданию, Церковь Христа, именующую себя Его Царством - "христианством", - и дал ей более подходящее название - Вавилон (смешение, замешательство)? И странно ли, что их понятиями о Царстве Христа, о способе и последствиях его распространения по всему миру, они, должно быть, неготовы к настоящему Царству, не желая принимать нового Царя - как правители прообразного дома из тех же причин не были готовы в первом пришествии? Также не подлежит сомнению, что императоры, короли и князья, которые используют нынешнее влияние и власть главным образом для утверждения собственного величия, и которые снаряжают и содержат миллионны вооруженных людей ради защиты и сохранения своих императорских причуд и властного положения, готовы скорее согласиться на убийство миллионов и на то, чтобы миллионы других сделать вдовами и сиротами - как это было в прошлом, - лишь бы не расстаться со своими нынешними выгодами. Так нужно ли удивляться, что такие люди не хотят, не надеются и не верят во что-то вроде Царства, обещанного в Священном Писании - Царства, в котором высокопоставленные, надменные и гордые будут унижены, а смиренные будут подняты к общему, должному и установленному уровню? Разве удивительно, что все, расположенные к всякого рода гнету, принуждению или жесткой монополии, путем которых они получают или стремятся получить неоправданные преимущества над своими собратьями, будут медлить с тем, чтобы уверовать в Царстве справедливости, где не будет места какой бы то ни было несправедливости и хитрости? Тем более не удивительно, что такие не спешат верить в Царство, когда оно близко, у самых дверей.
 Не удивительно и то, что именитые, наивысшие священники и властители "христианства", каждый ищущий выгоды от своего круга или секты (Ис. 56: 11), неспособны увидеть, а, значит, отвергают присутствующего ныне духовного Царя - подобно как учителя плотского дома отвергли Его, когда Он присутствовал в теле. И если Господь отверг, отсек и лишил Своей милости, бросив в огонь скорби, много "природных ветвей" оливкового дерева, сохраняя как ветви только истинных израильтян, тогда не видим ли мы, что в жатве нынешнего века та же мудрость испытывает "дикие ветви" (Рим. 11: 21, 22), отсекая от милости и питающего корня (обетования, данного Аврааму) огромную массу именующих себя ветвями, характер, цели и нрав которых совершенно чужды и дики - весьма отличаются от обетования и плана Бога, представленных в корне?
 Ничего удивительного, что нынешняя жатва стала очевидцем отделения истинных христиан от тех, кто себя таковыми лишь называет - подобно как в иудейской жатве произошло отделение истинных израильтян от мнимых. Это все лишь то, чего мы могли разумно ожидать - даже если бы нам не было дано никакого откровения в Божьем Слове, указывающего на факт отвержение такой массы как Вавилон (Сравните Рим. 11: 20-22 с Отк. 3: 16; 18: 4).
 Отвержение Вавилона ("христианства") в 1878 г. было отвержением массы мнимых исповедующих - "воинства", как назвал их Даниил, - чтобы отмежевать его от Святилища, то есть класса святыни. Класс Святилища не будет покинут и не будет оставлен опустошенным. Нет, спасибо Богу, Святилище должно быть прославлено; слава Господа должна наполнить Его святыню, когда ее последний живой камень будет отполирован, одобрен и уложен на место (1 Пет. 2: 5, 6). Мы увидели, как этот класс Святилища существовал на протяжении всего века, как он был осквернен, а его драгоценные сосуды (учения) - испоганены, и то, как постепенно происходило его очищение от заблуждений. Этот класс все время был истинной Церковью - даже когда номинальные системы в какой-то мере были признаваемы и как-то использованы. Однако ныне, как и в иудейской жатве, после отвержения номинальных систем признается только истинная Церковь, то есть класс Святилища, используясь как глашатай Бога. Каиафа, первосвященник телесного Израиля, был использован как Божий посланник, чтобы преподать великий урок и пророчество всего за несколько дней до того, как эта система была покинута (смотрите Иоан. 11: 50, 51, 55; 18: 4). Но мы не находим малейшего упоминания в Священном Писании и не имеем никакого повода предполагать, что Бог когда-либо, после отвержения, использовал или признавал этот народ-церковь, а также его правителей и представителей. Тот же урок следовало бы увидеть и здесь, применительно к Вавилону. Он был "извергнут" из уст Господа, и ни голос Жениха, ни голос невесты больше не будет слышен в нем во все времена (Отк. 18: 23).
 Напрасны старания некоторых оправдать свое пребывание в Вавилоне и утверждать, признавая в основном правильным его пророческий облик, что их секта или отдельная организация является исключением из общего характера Вавилона, а, значит, Господь не может призывать их отойти от него ни формально, ни публично, как они однажды присоединились к нему.
 Пусть такие учтут, что мы находимся сегодня в жатвенном времени разделения и помнят высказанную нашим Господом причину, почему Он позвал нас из Вавилона, а именно: "Чтобы не участвовать вам в грехах ее". Кроме того, подумайте, почему Вавилон назван именно так. Вероятно из-за множества его доктринальных заблуждений, которые, вперемешку с некоторыми элементами божественной истины, создают огромное замешательство, а также по причине разношерстности общества, собранного вместе смесью истины и лжи. А поскольку они будут держаться заблуждений, жертвуя истиной, то последняя становится ненужной, а зачастую и хуже бессмысленной. Этот грех держаться заблуждений и учить им, жертвуя при этом истиной, является грехом, в котором виновна каждая без исключения секта номинальной церкви. Где есть такая секта, которая бы помогала вам прилежно исследовать Писания, возрастая тем самым в благодати и знании истины? Где есть такая секта, которая не препятствовала бы вашему росту одинаково в учениях и в пользовании ими? Где есть секта, в которой вы могли бы следовать словам Учителя и позволить сиять вашему свету? Нам не известна ни одна.
 Если кто-то из Божьих детей в этих организациях не осознает своей кабалы, то лишь потому, что он не стремится воспользоваться собственной свободой, потому что он уснул на своем посту долга в то самое время, когда должен быть деятельным слугою и верным дозорным (1 Фес. 5: 5, 6). Пусть такие проснутся и попытаются воспользоваться той свободой, которой, как им кажется, они обладают. Пусть они укажут своим единоверцам, в чем их верования не совпадают с божественным планом, где расходятся с ним и следуют в противоположном направлении. Пусть они засвидетельствуют, как Иисус Христос по милости Бога вкусил смерть за каждого человека; как этот факт и вытекающие из него благословения будут "в свое время" засвидетельствованы каждому; как во "времена отрады" благословения реституции обильно польются для всего человеческого рода. Далее, пусть они укажут на высокое призвание Евангельской Церкви, на суровые условия членства в этом теле, а также на особую миссию Евангельского века выбрать этот особый "народ во имя Свое", который в свое время должен быть возвышен и должен царствовать с Христом. Те, которые попытаются таким образом использовать свою свободу для проповеди радостной вести в нынешних синагогах, либо преуспеют в обращении целых общин, либо пробудят волну оппозиции. В таком случае они наверняка прогонят вас из своих синагог и отлучат от своего общества, всячески неправдиво злословя вас ради Христа. И поступая так, многие конечно же будут полагать, что этим они служат Богу. Оставаясь верными, вы будете даже больше чем утешены дрогоценными обетованиями Исаии 66: 5 и Луки 6: 22: "Выслушайте слово Господа, трепещущие перед словом Его: ваши братья, ненавидящие вас и изгоняющие вас за имя Мое, говорят: "Пусть явит Себя в славе Господь [мы делаем это во славу Господа], и мы посмотрим на веселие ваше". Но они будут постыжены". "Блаженны вы, когда возненавидят вас люди и когда отлучат вас и будут поносить, и пронесут имя ваше, как бесчестное, за Сына Человеческого. Возрадуйтесь в тот день и возвеселитесь, ибо велика вам награда на небесах. Так поступали с пророками отцы их". Но "Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо. Ибо так поступали со лжепророками отцы их".
 Если все ваши единоверцы в собрании - святые, если все они - пшеница, в которой совсем нет плевел, вы встретили замечательнейших людей, которые с радостью примут истину жатвы. Если нет, тогда вам следует ждать, что настоящая истина отделит плевелы от пшеницы. Более того, вы должны принять участие в возвещении этих самых истин, которые совершат разделение.
 Чтобы вам быть одним из побеждающих святых, вы должны сегодня быть одним из "жнецов", пускающих серп истины. Будучи верными Господу, достойными истины и достойными сонаследия с Ним в славе, вы будете с радостью участвовать с Главным Жнецом в нынешнем деле жатвы - как бы вы ни были склонны по природе благополучно проходить по этому миру.
 Если в собрании, членом которого вы являетесь, между пшеницей находятся плевелы, как это всегда бывает, тогда многое будет зависеть от того, кого больше. Если преобладает пшеница, тогда истина, представленная с умом и любовью, подействует на них благоприятно, и плевелы не захотят здесь долго оставаться. Но если большинство - плевелы, что обычно бывает в девяти случаях из десяти, то даже самое заботливое и доброжелательное изложение истины жатвы пробудит горечь и сильное противостояние. Если вы будете настаивать на проповедовании радостной вести и разоблачении давно устоявшихся заблуждений, вас вскоре "выбросят" для блага сектантского дела, или так ограничат ваши свободы, что вы не сможете позволить своему свету сиять в этом собрании. В таком случае ваша обязанность проста: изложите ваше полное любви свидетельство о доброте и мудрости великого Господнего Плана Веков, разумно и смиренно представляя ваши доводы, и публично отстранитесь от такого собрания.
 Среди различных сект Вавилона - "христианства" - существуют разные степени зависимости. Некоторые, откровенно недовольные полным и безусловным рабским подчинением совести и суждений, требуемым католицизмом, всецело готовы связать себя и стремятся связать других вероучениями и догмами той или иной протестантской секты. Правда, эти цепи легче и длиннее римских и средневековых. Что ж, это действительно хороший, истинно реформаторский шаг в верном направлении - к полной свободе, к состоянию Церкви времен апостолов. Но зачем вообще надевать человеческие кандалы? Зачем связывать и ограничивать нашу совесть? Почему не стоять стойко в совершенной свободе, которою Христос сделал нас свободными? Почему не отклонить все усилия падших ближних сковывать совесть и ограничивать изучение - усилия не только далекого прошлого, времен средневековья, но также усилия всевозможных реформаторов времен менее отдаленных? Почему не постановить, чтобы все было как в апостольской Церкви - свободно возрастать в знании, а также в благодати и любви, по мере того как Господнее "соответствующее время" все более и более полно открывает Его милосердный план?
 Без сомнения, всем известно, что, присоединяясь к той или иной человеческой организации и принимая ее Исповедание Веры как свое собственное, они обязываются верить не более и не менее того, что по этому поводу говорит вероисповедание. Если же, вопреки такой добровольно принятой зависимости, они начнут думать сами и воспринимать свет из других источников, превышающий свет, используемый сектой, к которой они присоединились, они должны либо оказаться неверными этой секте и своим обязательствам перед ней не думать ни о чем вопреки ее вероисповеданию, либо искренне отвергнуть и более не принимать вероисповедание, которое они опередили в росте, и выйти из такой секты. Такой поступок требует личного достоинства и требует некоторого усилия, как правило разрушая любезные отношения и подвергая честного искателя истины жалким обвинениям "изменника" своей секты, "отступника", "неукоренившегося" и т. п. Раз уж кто-то присоединился к секте, его разум считается полностью преданным этой секте и больше ему не принадлежит. Секта берется решать вместо него что есть истина, а что - заблуждение, тогда как он, чтобы быть преданным, стойким и верным членом, должен признать прошлые и настоящие решения секты по всем религиозным вопросам, игнорируя собственное индивидуальное мышление и сторонясь личного исследования - иначе он будет расти в знании и будет потерян как член такой секты. Это рабское подчинение совести секте и вероисповеданию часто излагается долгими речами - когда кто-то провозглашает свою "принадлежность" к секте.
 Эти сектантские кандалы не только на деле не воспринимаются как кандалы и узы, а почитаются и одеваются как украшения, как символы почтения и показатели характера. Помрачение шагнуло настолько далеко, что многие Божьи дети преисполнились бы стыда окажись они распознанными без такого рода цепей - легких или тяжелых, длинных или коротких в предоставлении им личной свободы. Им совестно сказать, что они не находятся в плену той или иной секты или вероучения, а "принадлежат" только Христу.
 Вот почему нам иногда приходится видеть искреннее, изголодавшееся дитя Бога, постепенно переходящее из одного вероисповедания в другое, подобно как ребенок в школе переходит из класса в класс. Если, находясь в католической церкви, ему откроются глаза, он уйдет оттуда и попадет, скорее всего, к одной из ветвей методистской или пресвитерианской систем. Если здесь его влечение к истине не будет полностью подавлено, а его духовные чувства не окостенеют от мирского духа, то возможно через несколько лет его можно будет встретить в одном из течений баптистской системы. Если же он будет продолжать возрастать в благодати, любви и познании истины, а также в правильном восприятии свободы, которою Христос сделал нас свободными, то постепенно вы сможете найти его вне всех человеческих организаций, присоединившимся только к Господу и Его святым, связанным единственно нежными, однако прочными узами истины и любви - как в ранней Церкви (1 Кор. 6: 15, 17; Еф. 4: 15, 16).
 Если кто-то не связан цепями какой-нибудь секты, то обычно преобладает чувство беспокойства и незащищенности. Оно рождено ложной идей, вначале провозглашаемой папством, что членство в земной организации обязательно и угодно Господу, а также необходимо для вечной жизни. Эти земные, организованные людьми системы, настолько отличаются от простых, свободных от пут общин апостольских дней, что христиане невольно и почти бессознательно смотрят на них как на многочисленные Небесные Страховые Общества, в одно из которых следует регулярно вносить деньги, время, уважение и т. п., чтоб обеспечить небесный покой и отдых после смерти. Придерживаясь такого ложного понятия, люди, оставив одну секту, почти так же беспокойно стремятся связать себя с другой - подобно как в случае, когда истекает строк страхового полиса и требуется возобновить его в другой представительной компании.
 Но ни одна земная организация не может снабдить паспортом к небесной славе. Даже самый фанатически настроенный сектант (кроме католика) не станет утверждать, что членство в его секте обеспечит небесную славу. Все вынуждены признать, что истинной Церковью является та, реестр которой ведется в небесах, а не на земле. Они обманывают людей, утверждая, что приходить к Христу следует обязательно через них - следует обязательно стать членом какого-нибудь сектантского тела, чтобы стать членом "тела Христова", истинной Церкви. И наоборот, хотя Господь не отверг никого, приходящего к Нему посредством сектантства, и не вернул обратно с пустыми руками ни одного истинного искателя, тем не менее Он говорит нам, что мы не нуждаемся в таких препятствиях, и намного лучше было бы приходить прямо к Нему. Господь говорит: "Придите ко Мне...", "возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня", "иго Мое благо и бремя легко, и найдете покой душам вашим". Поскорее бы нам внять этому голосу. Мы избежали бы многих тяжелых нош сектантства, многих его топей безысходности, многих сомнительных твердынь, ярмарок тщеты, рыцарства мирского тщеславия и т. п.
 Однако многие, рожденные в различных сектах или пересаженные туда в младенчестве или детстве, выросли, не подвергая сомнению эти системы, свободными сердцем и подсознательно превзошли пределы и ограды тех вероучений, которые они признают своим исповеданием и поддерживают своими средствами и влиянием. Немногие из них осознали превосходства полной свободы, то есть изъяны сектантской зависимости. Однако полное, совершенное разделение наступило не раньше времени жатвы. Ныне слышны Господние слова: "Выходите оттуда,.. очистите себя (будьте свободными от плохих дел и ложных учений), носящие сосуды (истины - учения) Господни" (Ис. 52: 11).
 Теперь секира приставлена к корню номинальной христианской системы - Вавилона, "христианства", - как это было с номинальной иудейской системой в первом пришествии. Огромная система, в которой с удовольствием гнездятся "птицы небесные" понравилось устраивать себе гнезда, которую они ужасно запачкали (Лук. 13: 18, 19) и которая, по сути, сделалась "пристанищем всякой нечистой и отвратительной птице" (Отк. 18: 2), теперь должна быть срублена, чтобы уже не обманывать мир. Вместо нее настоящая маслина, корнями которой являются истинные Божьи обетования, а ветвями - истинные, полностью посвященные и верные Евангельского века, имена которых "записаны в небесах", - будет видна как истинная и единственная сонаследница и Невеста Агнца (Отк. 17: 14).

Испытание и просеивание класса Святилища

 Хотя выход из Вавилона - это один (к тому же длинный) шаг к полной победе, он никак не последний. И мы должны быть внимательны, остерегаясь склонности к успокоению после каждого успешного шага по пути:

 "Не думай, будто ты уж победил,
 И не садись с огромным облегченьем,
 Еще достаточно труда ждет впереди,
 Пока придет твое короной облаченье.

 Ведь облако свидетелей вокруг
 На все, что делаешь, взирает постоянно.
 О том, что пройдено уже, ты позабудь
 И лишь вперед иди дорогой непрестанной".

 Такому шагу из Вавилона обычно предшествуют иные шаги послушания, которые, в свою очередь, испытывают и укрепляют характер для последующих противоборств и побед. После него пойдут другие всевозможные испытания и возможности побеждать, предвидя которые апостол Павел (Гал. 5: 1) писал: "Итак стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства". Каждый, кто приходит к осознанию свободы Божьих сынов и полной независимости от вавилонского рабства, должен рассчитывать на встречу с другими попытками великого противника заключить его в иное рабство или заставить споткнуться. Господь позволяет такие суровые испытания, чтобы класс, который ныне избирается, мог проявиться и приготовиться к служению Ему в славе Царства.
 Иллюстрация такого испытания и просеивания находилась в иудейской жатве, служа предзнаменованием того, на что можем надеяться здесь. В первом пришествии класс святыни, Святилища, был представлен в Господних учениках, о которых Он сказал: "И вы чисты, но не все [из вас]". Вслед за отвержением номинального Израиля (33 г. н. э.) пришло суровое испытание на тех, кто представлял Божью святыню, на чистых и нечистых, чтобы провести их разделение. Петр был просеян и почти упал (Лук. 22: 31; Мат. 26: 74, 75; Иоан. 21: 15-17), но будучи "чист" и праведен сердцем, он смог выйти из этого победителем. Иуда также подвергся испытанию и оказался нечистым, готовым продать истину за земные блага, отречься Господа за деньги - даже когда целовал Его в знак любви.
 То же самое происходит здесь, в этой жатве, с очищенным Святилищем и теми, кто не чист, хотя и тесно с ним связан. Со времени отвержения Вавилона в 1878 году, когда раздался призыв выйти из него, продолжается дело испытания и просеивания среди тех, которые вышли. Не подлежит сомнению, что Петр и Иуда явились иллюстрациями похожих классов здесь, среди тех, которые вышли из Вавилона и были очищены от многих доктринальных осквернений - класса, который остается верным Господу и Его истине, и другого класса, который доказывает свою неверность, не следует далее к познанию Господа, а обращается ко злу и ложным учениям, часто даже худшим чем те, от которых он отступился.
 Это испытание и просеивание класса святыни в нынешней жатве, начиная с 1878 г., было предзнаменовано образным поступком очищения образной святыни нашим Господом после принятия Им полномочий Царя и после вынесения приговора номинальной иудейской церкви. Огласив, что их дом остается для них покинутым, Господь направился в храм в Иерусалим, являющийся образом истинного храма или святилища, и, сделав плеть из тонких веревок, воспользовался ею, чтобы изгнать оттуда меновщиков. Он также попереворачивал столы торговавших голубями.
 Плеть из тонких веревок, примененная в том образном действии, представляла различные истины, используемые в нынешней жатве среди класса святыни, чтобы исправлять, испытывать и отделять нечистых. Истины, сделавшиеся ныне очевидными, настолько ясно открывают совершенную волю Бога, важность полного посвящения в служении Ему и узость пути, по которому должны ступать идущие следами Учителя, что примкнувшие к этому классу из каких-либо нечистых побуждений, постоянно получают наказание этой истиной, пока это не вынуждает их отделиться от класса святилища.
 Хотя некоторые притчи нашего Господа показывают общее отделение класса "святилища" от "воинства", т. е. общей массы мнимого христианства, есть две притчи, которые идут еще дальше, показывая последующее испытание и просеивание класса святилища - отделение победителей, которые унаследуют Царство (Отк. 3: 21), от других чистосердечно посвященных, которые, побежденные мирским духом, пренебрегают жертвованием нынешних благ и почестей людских ради более высоких почестей у Бога.
 Притча о Десяти Девах, помимо того, что показывает весь класс дев, то есть класс посвященных, отделяющийся от Вавилона, также отчетливо выделяет испытание и разделение, которое должно призойти в пределах самого класса - отделение мудрых дев, преисполненных веры, пламенной любви и духа незамедлительного послушания, от неразумных дев, позволивших охладеть своей первой любви и горению духа, и, как следствие, ослабеть вере и спешности повиновения. Мудрые, живя в полном согласии с их обетом полного посвящения Богу и с нетерпением высматривая обещанного возвращения Господа, готовы оценить радостную весть жатвы, распознать предвозвещенные знамения присутствия Учителя и стоять, невзирая на то, какие бы испытания Он не счел уместным применить, чтобы убедиться в их верности и преданности. Будучи бодрыми и бдительными, они слышат стук Учителя посредством слов пророков, возвещающих о Его присутствии. Для них нынешние лишения и крест, покорно переносимые во имя истины, принимаются с радостью как предвестники последующего более продолжительного покоя, радости, славы и благословения.
 Когда был услышан стук пророчества, возвещающий Господнее присутствие осенью 1874 года, его почти незамедлительно начали распознавать. Быстро раздался возглас: "Вот Жених! Выходите Ему на встречу". Этот возглас продолжает звучать, и будет продолжать звучать до тех пор, пока все из посвященного класса дев не услышат его и пока его посредством не будет испытана их вера и преданность. Все мудрые, с лампами (Божьим Словом), очищенными и зажженными, а также маслом (Святым Духом) в своих сосудах (своих сердцах), распознают Господнее присутствие. Приведя в порядок свое поведение и дела в созвучии с верой, они "выйдут", чтобы встретить возлюбленного Жениха и занять место с Ним на брачном пиру.
 Свадебный обычай в иудеев дает прекрасную иллюстрацию обручения и брака Церкви с Христом, ее Господом. Помолвка или обручение было официальной договоренностью вместе с торжественными обещаниями верности с обеих сторон. Женщина оставалась в доме ее отца до тех пор, пока она не была взята в дом ее мужа, обычно где-то около года после обручения, т. е. брака. Осуществление брачного союза состояло в принятии супруги в дом, приготовленный для нее мужем, и праздновалось с большим пиршеством, продолжающимся несколько дней - так называемым свадебным пиром. В назначенный час жених отправлялся за своей невестой, ожидавшей в готовности, чтобы встретить его и сопровождать к их будущему дому на устроенный им пир. За ней следовали ее подруги-девы с лампами и со всем, что необходимо было приготовить.
 В притче не говорится о невесте, а все из "мудрых дев" упоминаются, как те, за которыми приходит Жених, и которые сопровождают Его и входят на приготовленный пир и веселье. Одно и другое уместно и неотъемлемо, поскольку Невеста Христа состоит из многих членов или личностей, прекраснейшим образом представленных мудрыми девами. Неразумные девы, которые обретают свет и опыт позже, но которые не сумеют достичь возвеличения "мудрых", верного класса "Невесты", будут, несомненно, классом, упомянутым (Пс. 44: 14, 15) как "девы, подруги ее", которые "за нею ведутся " и в свое время получат милость от Царя, хотя и не столь возвышенную.
 Поведение мудрых дев, готовых и с нетерпением ожидающих прихода Жениха, в точности соответствует единственно правильному состоянию обрученной Господу, истинно посвященной Церкви. Небрежность или неготовность со стороны невесты к этому важнейшему событию в ее жизни свидетельствовала бы о том, что она недостойна такой чести. Так и с Церковью: "И всякий, имеющий сию надежду на Него, очищает себя", стремится быть в расположении сердца и жизни, приятных Жениху, тоскует и ждет блаженного соединения и пиршества, обещанного Тем, Кто сказал: "Я иду, чтобы приготовить место вам. И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе".
 Две вещи очевидны из этой притчи: во-первых, упомянутая особая черта истины (знание о присутствии Жениха) не предназначена для мира в целом, ни даже для номинальной церкви в целом, а исключительно для дев или посвященного класса. Во-вторых, совершенно очевидно, что это известие о присутствии Жениха приведет к разделению, которое испытает и удостоверит каждого из класса дев, ясно различая между мудрыми, верными и достойными девами и неверными и неразумными.
 Какое богатство милости содержится в этом славном известии: "Вот Жених!" Пока еще это великая тайна, известная только среди святых, потому что мир не в состоянии принять ее. Для него это глупость, и так будет до тех пор, пока ее не услышат все девы, а мудрые из них не войдут полностью; пока не "закроется дверь" и, как следствие, "пламенеющий огонь" великого времени скорби не заставит все глаза увидеть (распознать), что Господнее присутствие и царствование началось.
 С какой царской милостью приходит известие Иеговы к Его смиренным слугам и служанкам: "Слыши, дочерь, и смотри, и приклони ухо твое и забудь народ твой и дом [свойственные человеку взаимоотношения, надежды, цели и стремления] отца твоего [Адама]; и возжелает Царь [Господь Иисус] красоты твоей; ибо Он Господь твой, и ты поклонись Ему" (Пс. 44: 11, 12). Кто же обретет такую милость? Это "призванные, избранные и верные". "Вся слава дочери Царя [дочери Иеговы, ведь именно такой почитается невеста Христа] внутри". Ее красота - это красота святости. Внешне, перед миром, она не имеет славы. Как ее Господь в Его смирении, она презираема и отвергаема людьми. Но такой она будет не всегда: следуя за Ним в Его смирении, она будет делить также Его славу. Как Новое Творение, она в свое время будет облечена в Его божественную природу: "Одежда ее [когда она будет прославлена] шита золотом", поскольку золото является символом божественной природы. "В испещренной одежде ведется она к Царю" - в простой белой одежде, предоставленной ей Самим Господом, в одежде Его праведности, которая ею шита, с большим старанием, великолепными украшениями христианских добродетелей. Поэтому велика будет радость на небесах и на земле, когда она будет иметь свободный вход в чертог Царя (2 Пет. 1: 5-8, 11), и многие скажут: "Возрадуемся и возвеселимся и воздадим Ему славу, ибо наступил брак Агнца, и жена Его приготовила себя" (Отк. 19: 7). "И дочь Тира [сильные земли] с дарами, и богатейшие из народа будут умолять лицо твое... Сделаю имя твое памятным в род и род; посему народы будут славить Тебя во веки и веки" (Пс. 44: 13, 18).
 Истинно мудрыми окажутся те из посвященных, которые, пренебрегая мирскими соблазнами, земными надеждами и наградами, с сердцами, томящимися и ожидающими Возлюбленного, будут готовыми и окажутся достойными обещанного великого возвышения в качестве Невесты, жены Агнца.
 "Невеста Агнца, нам бы обрести
 Твое очарование".
 Поскольку взять свои лампы и следовать за Женихом выражает мысль оставить все иное и следовать за Христом в нынешнем времени Его присутствия, то это равнозначно оставлению Вавилона, где в основном находились девы. Ведь истина, явленная в свете жатвы, определенно свидетельствует о разделении пшеницы от плевел. Тщательное очищение ламп открывает этот факт мудрым девам, обладающим Святым Духом посвящения и послушания. Имеющие "масло" будут иметь также свет. Оценивая такую привилегию, они радостно и без промедления "последуют за Агнцем, куда бы Он ни шел".
 Неразумные девы, напротив, не имея достаточно масла, не могут обрести ясного света на счет присутствия Жениха. Чрезмерно отягощенные заботами, помыслами и другими вещами повседневной жизни, они не способны рассудить данный предмет полностью и, как следствие, останавливаются и не могут решить для себя покидать ли им Вавилон, делаясь отчасти безразличными и скептически настроенными ко всему этому. И даже если, увещеваемые другими, они с неохотой выходят, как жена Лота, то постоянно склонны оглядываться назад. Для таких Господь оставил напоминание: "Вспоминайте жену Лотову" (Лук. 17: 32). И еще Он сказал: "Никто возложивший руку свою на плуг, и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия".
 В притче нет ни малейшего упоминания о том, что неразумные девы будут осознавать свое безрассудство, прежде чем минует возможность войти на пир. Затем они поймут, сколь безрассудно было надеяться получить признание Господа в качестве Его невесты и сонаследницы, показав себя самое большее лишь равнодушными и сдержанными последователями. Многиие, "высоко чтимые (ныне) у людей" и известные своими "многими чудесами", будут среди разочаровавшихся.

И дверь закрылась

 Оглашение присутствия Жениха, выход Ему навстречу и вхождение с Ним на бракосочетание - все это продолжается дальше и будет продолжаться до тех пор, пока все мудрые девы не будут "попечатаны на их челах" знанием истины жатвы, вполне достаточным, чтобы отделить их от Вавилона и дать возможность войти с Женихом на приготовленный пир. Затем, когда все девы будут испытаны нынешней истиной, дверь возможности будет закрыта и никому уже не будет дано войти на пир. Ведь, как сказал Учитель, Он тот, "Который отворяет - и никто не затворит, затворяет - и никто не отворит" (Отк. 3: 7). Когда неразумные девы придут, стуча в запертую дверь и спрашивая разрешения войти: "Господи, Господи, отвори нам!", - Он скажет им в ответ: "Истинно говорю вам, не знаю вас". Тех, которые сегодня стыдятся Его Самого и Его слов, а, значит, равнодушны к ним, Он постыдится, когда должен будет вскоре явиться в славе и могуществе со всеми Своими святыми и верными посланниками - мудрыми девами, возвеличенными и прославленными вместе с Ним.
 Закрытая дверь, как окажется, не имеет ничего общего с теми, кто мирской. Это дверь на свадебный пир, и она никогда не была открыта никому кроме посвященных, классу дев. Ни один другой класс никогда не был приглашен войти в эту дверь, и она закроется, когда истины жатвы завершат просеивание и отделение всех пылких, ревностных хранителей завета от тех, кто равнодушен, тепловат и отягощен заботами, кто пренебрегает исполнением своего завета. Однако, спасибо Богу, что закрываемая дверь это не дверь милости и даже не дверь всей благосклонности, а только дверь наивысшей милости сонаследия с Христом как Его Невесты. Но когда дверь закроется перед неразумными девами и никогда уже не откроется на их стук, оставляя их стоящими снаружи и подвергнутыми великой скорби "злого дня", где будет плач, вопль и скрежет зубов, она и впредь оставляет их в объятиях Божьей любви и милосердия, и даже под Его милостью и особой заботой. Большие трудности, через которые они пройдут, предназначены для того, чтобы сделать раскаявшихся в то время дев чистыми и безупречными, и тем самым приготовить их как почетные сосуды для Господнего пользования, хотя и не для главного почета, к которому они изначально были призваны, но которому оказались недостойными. Имея в определенной мере дух Вавилона и отдавая ему свое влияние, хотя бы и незначительное, они признаются Богом соучастниками грехов Вавилона, а, значит, недостойными избежать приходящих на него язв. Эти язвы нужны не только для уничтожения Вавилона, но также для очищения и отделения находящейся в нем еще незрелой к тому времени пшеницы - неразумных дев, частично одурманенных и упоенных вином Вавилона.
 Вхождение с Господом на бракосочетание красиво представлено счастливой свадебной процессией, сопровождавшей иудейскую невесту к дому ее мужа - с музыкой, горящими лампами и всяким проявлением радости. Вот так она входила в радость своего Господина и на пир, который Он приготовил. Именно так входят ныне мудрые девы. Радость начинается тогда, когда они впервые слышат о присутствии Жениха. Они с готовностью бросают все иное ради Его общества и приготовленного брачного пира. Верою они уже наслаждаются ожидаемым празднеством, ведь присутствующий Жених дает им познать исключительно возвышенные и драгоценные вещи, приготовленные для Его избранной Невесты, и открывает перед ними Свое грандиозное дело благословения и восстановления мира, в котором Невеста будет иметь привилегию участвовать. Несомненно, входя в гостиную и видя признаки грядущего пиршества милости Царства, мы уже входим в радости нашего Господа. Мы уже предвкушаем будущие блага. Мы уже наслаждаемся (мысленно) самыми щедрыми дарами Его благодати. Верою мы уже сидим за столом Учителя, и Он Сам, по обетованию (Лук. 12: 37), пришел и служит нам.
 Это угощение драгоценными истинами через веру, открытыми в течение нынешнего времени жатвы, началось в 1875 г. - в конце 1335 дней (Дан. 12: 12), в начале жатвы, - и является блаженством, предсказанным пророком словами: "Блажен, кто ожидает и достигнет тысячи трех сот тридцати пяти дней".

Испытание брачной одеждой

 Другая притча нашего Господа (Мат. 22: 1-14) показывает дальнейшее испытание класса Святилища - испытание и разделение даже среди тех, кто услышал и оценил послание жатвы. "Мудрые девы" упомянутой притчи, входящие с Женихом на бракосочетание, и "гости" данной притчи являются одним и тем же классом посвященных, которые до сих пор показали себя верными и послушными. Фактичести этот класс представлен многими разными образами, каждый из которых имеет, как иллюстрация, свой особый смысл. Они представлены как мудрые девы, как рабы, ожидающие возвращения своего Господина с брака, как свадебные гости и как невеста. Они являются телом Христа, будущей невестой Христа; они - воины Христа, своего Вождя; они - ветви Христа, виноградной лозы, оливковые ветви в Христе, живые камни святыни, главным краеугольным камнем которой является Христос, ученики Христа, своего Учителя, овцы, над которыми Он Пастырь и т. д. и т. п. Рассматривая эти образы, мы должны помнить, что это разные и отдельные иллюстрации, полностью независимые друг от друга, и мы должны стараться извлечь из каждой заранее преднамеренную лекцию. Если мы попытаемся объединить иллюстрации, одновременно изумляясь как это камень святыни может быть виноградной ветвью, как овцы могут быть воинами или как гости на свадьбе могут быть рабами и невестой, то полностью потеряем их смысл. В действительности мы не призваны быть гостями на брачной вечере Агнца и не призваны быть рабами, ожидающими Его возвращения со свадьбы, но призваны быть невестой, хотя в некоторых отношениях ми обязаны быть похожими на рабов и похожими на гостей - как рабы, верные в своей бдительности и своем бодрствовании, и как гости в другом значении.
 Притча служит цели показать то, чего нельзя было проиллюстрировать в образе невесты, символизирующей избранную Церковь вместе, как сонаследницу Христа. Это показывает и требуемый характер готовности и проверку каждого в отдельности, в которой одни будут отвергнуты, а другие приняты. Те, кто прошел этот просмотр, представлены как находящиеся в комнате для гостей. Они являются пшеницей, пожатой, то есть собранной из плевел, - являются мудрыми девами, отделенными от неразумных. Они услышали, затем приняли истины жатвы и с верой предвкушают славу и благословения, которые последуют за полным соединением с Господом. До сих пор все они бежали хорошо, но прежде чем дойти до конца своего пути, пусть каждый, "кто думает, что он стоит", смотрит, "чтобы не упасть".
 В этой притче условие принятия и готовности к бракосочетанию символически изображено свадебной одеждой. На иудейских свадьбах существовал обычай, согласно которому хозяин предоставлял всем гостям одежды для торжества - белые льняные платья. Если кто-нибудь из гостей отказывался от свадебного платья, предоставленного хозяином для такого случая, и являлся в собственной одежде, это считалось позорным неприличием, свидетельствуя о спеси, а также о непочтении к приглашающему.
 Брачная одежда, как символ, отчетливо иллюстрирует праведность Христа, предоставленную нашим властителем, Иеговой (Рим. 8: 30-34), и приписанную каждому, кто имеет веру и доверие к Нему. Без нее никто не может быть принят на брак Агнца и ни одному из гостей не может быть позволено войти. Необходимо то и другое - приглашение и брачная одежда, и притча показывает, что лишь облаченные таким образом допущены в прихожую особых приготовлений - к свету нынешней истины, где невеста окончательно себя приготовляет (Отк. 19: 7). Когда одежда и приглашения получены и приняты, гости проводят немного времени в сам канун свадебного пира (во время жатвы) в приведении в порядок своих убранств, помогая себе и другим наводить последние штрихи приготовления. Во время этого занятия они вместе уже празднуют (верою) то, что находится перед ними. Их Жених, величие дела будущего, славное наследие и нынешний труд приготовления - вот постоянные темы их размышлений и бесед.
 В этой прихожей (этом благоприятном времени и условиях), восхитительно освещенной ясным раскрытием своевременной ныне божественной истины, предоставлены благоприятные условия и вдохновение для окончательного украшения и полной готовности к свадебному пиру. Тем не менее, притча показывает, что даже в таких исключительно благоприятных условиях некоторые (здесь они представлены как "один") оскорбят хозяина, Царя, презирая и снимая с себя свадебные одежды.
 Так вот, безошибочная лекция этой притчи состоит в том, что окончательное общее испытание "мудрых дев", которые до сих пор считались готовыми и достойными, и поэтому были введены в значительную часть света жатвы, будет испытанием понимания ими факта, многократно засвидетельствованного в Священном Писании, что они приняты на пир не только благодаря их собственной заслуге, но прежде всего потому, что их нагота и многочисленные несовершенства прикрыты заслугой Того, Кто отдал Свою жизнь в качестве искупительной цены за них, и праведность Которого, дарованная им как одежда, одна делает их достойными предстать перед Царем и быть принятыми Им. Такую одежду должны иметь все, и каждый способен украсить ее вышивкой добрых дел.
 Насколько примечательно и важно, что это должно быть великое, общее и окончательное испытание. Наш Небесный Отец определенно постановил, что никто не сможет принадлежать к обществу невесты кроме тех, кто четко не осознает собственной ничтожности и того, что великий Жених - это их Искупитель, а также их Господь и Учитель.
 Странным кажется и то, что кто-то, до сих пор хорошо бежавший по пути, имел бы упасть в самом преддверии осуществления его надежды. Тем не менее, предостережение о такой возможности убеждает всех посвященных бодрствовать и молиться, чтобы не попасть в искушение, ведь в этих последних днях наступают тяжкие времена, предсказанные апостолом (1 Тим. 4: 1; 2 Тим. 3: 1; 4: 3-5). И все же эти времена не настолько тяжкие, чтобы божественная благодать не могла поддержать тех, кто доверчиво опирается на Десницу Всемогущего. И действительно, те, которые смиренно держатся узкого пути пожертвования, никогда прежде не имели такой хорошей поддержки и не были так полностью оснащены всеоружием Бога. Но, как это не удивительно, то же изобилие Божьих милостей, та же ясность раскрывающихся милостивых Господних замыслов (использовать Церковь в Тысячелетии для благословения всех народов земли), вместо того чтобы вести к смирению и лучшему восприятию чудесной цены искупления (посредством которой совершено избавление от осуждения и обеспечено наше призвание к божественной природе и сонаследию с Христом), имеет, судя по всему, совершенно противоположное влияние на некоторых. Они, кажется, теряют из виду собственную ничтожность, а также незапятнанное совершенство Господа, и вместо того, чтобы считать себя в лучшем случае "рабами ничего нестоющими", кажется видят в своем скудном самоотречении ради истины что-то необычайное - в равной степени напоминающее поступки нашего Господа Иисуса, - и чувствуют, что они они столь же незаменимы в исполнении великого плана веков, являемого Священным Писанием, как и Он. Они виновны в том, что с должным почтением "не держатся Главы" и Его великого плана искупления (Кол. 2: 19), и осуждены за то, что "не почитают за святыню Кровь завета, которою [были] освящены" (и приняты) - считая ее чем-то заурядным и посредственным (Евр. 10: 29). Такие действительно пренебрегают самим духом Божей милости, отвергая "путь" - единственный путь - и единственное имя, данное под небом и среди людей, которым мы должны быть спасены от осуждения в Адаме и через которое должны полностью помириться с Богом.
 В притче они представлены в том, который был "связан", которому не позволили идти дальше на пир или даже к дальнейшему восприятию его благословений и радостей. Такие в конечном счете будут полностью изгнаны из света "во тьму внешнюю" мира, чтобы иметь свою долю в разочаровании и неприятностях великого времени скорьби. Поэтому те же истины, раскрывающиеся ныне и предназначенные для нашего блага и развития, становятся для них поводом к преткновению, поскольку они не применяют их должным образом. Подобно как Израиль, долгое время особо привилегированный Богом, сделался надменным и начал думать, что он в самом деле является достойным этих милостей и незаменим для божественного плана, отчего Бог отверг его от всех милостей, то же случится ныне с теми, которые хотя и бежали до сих пор хорошо, однако не могут удержаться в смирении и начинают считать себя достойными стоять перед Богом в собственной праведности, а также присваивают себе право участвовать в празднестве без свадебного платья приписанной Христовой праведности.
 Как ни прискорбно, эта черта пророчества, представленная в рассматриваемой притче, также сбывается перед нашими глазами, образовывая еще одно звено в большой цепи доказательств того, что мы находимся в "жатве". Некоторые, пользовавшиеся нынешними духовными милостями, проявили пренебрежение и сбросили с себя брачную одежду. Хотя они все еще говорят о Христе как о Господе, тем не менее они презирают и отрицают важность и успешность самого дела, посредством которого Он стал Господом, и благодаря которому они были посчитаны достойными приглашения на бракосочетание (Рим. 14: 9; 5: 2). Они дерзко заявляют, что не нуждаются в Искупителе. Высокомудрствуя и ложно применяя Священное Писание, они убеждают себя и других, что могут войти в овчарню иным путем, без искупления - в своей собственной праведности, именуемой апостолом "оскверненной одеждой". Некоторые утверждают, что они не нуждаются ни в Ходатае ни в Искуплении, а неизменно избраны Богом к небесной славе.
 Снятие брачной одежды путем отклонения ценности Христова выкупа-жертвы впервые обнаружилось среди тех, кто пребывал в свете истины летом 1878 года. С тех пор этим испытываются все вошедшие в свет гостиной, в свет жатвы. Это заблуждение обрело для себя почву уже в присутствии Жениха, и некоторые отбрасывают в сторону обязательную для них брачную одежду. Какое смятение это вызвало среди гостей! Какое разделение! Какое просеивание! Отказавшиеся от платья, кажется, очень хотят, чтобы другие сделали то же самое. Они навязчиво добиваются своего, тогда как верные выражают несогласие. Таким образом, дело разделения идет даже в самой гостиной. Не подлежит сомнению, что так будет продолжаться до самого последнего часа перед браком.
 Тем временем невидимый, но присутствующий Жених-Царь смотрит за верными, достойными отведать Его вечери, и затем позволяет это решающее испытание, предсказанное в притче. Сбросивших одежду Он спрашивает: "Друг [приятель], как ты вошел сюда не в брачной одежде?" - ласкаво, но весьма настойчиво напоминая, что носить одежду явилось непосредственным условием получить доступ к имеющимся милостям, и что одежда была предоставлена даром. Мы возражаем каждому, кто ныне отрицает значимость Христовой смерти как цены-искупления, кто говорит, будто он вошел в нынешний свет - к познанию Господнего присутствия и других глубоких Божьих вещей, столь ясно распознаваемых сегодня - не имея, когда он входил, такой одежды. Никто и никогда не вошел туда без этой одежды, то есть другие не могут видеть глубоких вещей Бога (1 Кор. 2: 7-14). Сегодня происходит то же, что и в притче: когда такой вопрос поставлен перед теми, кто отверг одежду, они "безмолвствуют". Они не могут возразить, что им было позволено войти тогда, когда на них имелись одежды, и они предпочитают в этом не сознаваться.
 "Тогда сказал Царь слугам: связавши ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю". "Тьма внешняя" это тьма, которая окутывает светски мудрых, тьма человеческого мудрствования, лишенного руководства Божьего Слова и несоответствующего Его открытому плану искупления и реституции. Связывание или ограничение ставит таких в пример перед обществом посвященных и помогает всем истинно преданным увидеть самым ясным образом необходимость и ценность этой одежды - именно так, как оценивает ее Царь. Слуги, которым велено вязать, это те, которые знают истину предмета и которые могут связывать влияние таких свидетельствами Священного Писания о ценности и необходимости драгоценной крови и одежды праведности, которую та купила для нас. Сражаясь против таких аргументов Священного Писания те, которые лишились одежд, вытесняются из света во "тьму внешнюю" своими собственными аргументами и попытками оправдать себя. Для них, как и для мира, крест Христа является теперь камнем преткновения и безрассудством. Однако для верных, для посвященных он все еще "сила Божья и мудрость Божья".
 Не следует недооценивать того, что "связанные" и "брошенные во тьму внешнюю" - о которых говорит притча, - сперва должны были находиться в свете истины жатвы. В результате их ответственность и наказание побольше ответственности и наказания никогда не имевших такой милости. Тысячи в номинальной церкви, разумеется, последуют учению своих известных вождей, отвергая веру в действенность драгоценной крови Христа как цены-искупления грешников, при этом не отвечая за такой шаг в полной мере, поскольку они не были достаточно просвещены о ней.
 Тысячи исповедующих христиан никогда не веровали в Христа как в свое искупление или замену и никогда не носили одежды Его приписанной праведности. В этой притче они, естественно, не упоминаются. Притча касается только очень ограниченного класса, все из которого однажды отчетливо оценили искупление. Оценив его, они, благодаря гарантированной через него милости, вошли в особенный свет времени жатвы, времени присутствия Царя - непосредственно перед пиршеством. С какой заботой должны однажды просвещенные и вкусившие доброго Слова Божьего, а также сил будущего века остерегаться даже самого незначительного предложения сделать такой вероломный, несправедливый и гибельный шаг (Евр. 10: 26-31; 6: 4-8).
 Рассматривая эти притчи, не следует ошибочно полагать, будто все мудрые девы уже вошли на бракосочетание - в гостиную особого, окончательного приготовления, - и что дверь закрылась прежде, чем начался просмотр, о котором говорится в притче. Дверь возможности все еще остается открытой для всех посвященных, верой одетых в брачную одежду Христовой праведности; еще звучит весть "Вот Жених!"; мудрые девы продолжают выходить Ему навстречу и входят с Ним на бракосочетание, а неразумные девы еще не возвратились с маслом в своих сосудах. Однако с того времени как "вошел Царь" (от 1878 года, параллельного времени образного принятия нашим Господом должности Царя иудеев - Мат. 21: 1-13), происходит просмотр гостей, а также испытание их правильного восприятия свадебной одежды. Хотя все большее число мудрых дев узнает о присутствии Жениха и с радостью входит на пир, некоторые, находящиеся уже внутри, доказывают свою негодность оставаться в ней, и уже связаны (и дальше вяжутся) по рукам и ногам. Их осознание и восприятие теперешней истины - о присутствии Господа, о настоящем и будущем деле - становится все более и более туманным в мену того, как они, опираясь на ложные предположения в процессе ложных рассуждений, постепенно или быстро (в зависимости от темперамента) начинают тяготеть к мирским воззрениям - к "тьме внешней" мира, сравниваемой с тем светом, который внутри и который ныне доступен тем святым, которые одеты подобающе. Не подлежит сомнению, что таким образом должны быть испытаны все вошедшие девы. Счастливы и бесстрашны будут все те, которые в этом испытании могут с искренним сердцем сказать:
 "Нет у меня другой основы для надежды,
 Чем Иисуса праведность и кровь,
 Не смею доверять милейшим связям прежним,
 Господне имя - лучший мой остов.
 Христос - Скала Крепчайшая моя,
 Ведь ненадежна, как песок, другая почва вся".

 И они могут ликующе петь:

 "Князь мира моего присутствует сейчас,
 Сиянием Своим меня Он осветил,
 О, слушайте, возлюбленные, - речь Его для нас:
 "Я вам даю Свой мир!"
 Грехи мои закрыл тот крест,
 Под кровью прошлое мое,
 Моя надежда во Христе,
 А Бог меня всегда ведет!"

Конец высокого призыва - это не закрытие двери

 Священное Писание не предоставляет точной даты закрытия двери на свадебный пир, хотя оно показывает довольно ясно, что дверь будет закрыта не раньше, чем все "девы" будут иметь возможность войти, и все "мудрые", т. е. готовые сделают это.
 Открытая "дверь" символизирует возможность войти в определенные условия и привилегии; закрытая дверь означает прекращение такой привилегии или возможности. "Дверью", через которую "мы получили доступ к той благодати [милости], в которой стоим", а именно, к надежде разделить славу Бога, является привилегия, приглашение или возможность века Евангелия, предоставляющая (при ограничивающих обстоятельствах) верующим в Христа вход в сонаследие с Ним в небесном Царстве и божественной природе (Рим. 5: 2). Эта дверь, которая была настежь отворенной весь век, когда-то должна быть заперта; дверь в притче о девах как раз обозначает такое закрытие - прекращение всех подобных возможностей и привилегий. Притча о девах попросту описывает события в конце этого века среди тех из настоящей Церкви, которые живут в то время. "Дверь" притчи символизирует то, что отдельные особые привилегии - осуществление и цель всех милостей Евангельского века - будут открыты для "мудрых дев" во время жатвы. Закрытие двери, когда все из этого класса воспользуются упомянутыми привилегиями, означает закрытие всякой милости и привилегии Евангельского века, поскольку пиршество в полной мере олицетворяет евангельские блага и привилегии, являясь воплощением грандиозного исхода - обещанной славы Царства, - к которому ведут все другие милости.
 Подумайте об этой "двери" возможности и привилегии, которая вскоре будет закрыта. Наш Господь назвал ее вратами и сказал, что в Евангельском веке будет одинаково трудно отыскать их и войти, советуя нам приложить для этого большие усилия, если только мы должны иметь удел в бессмертии и почестях Царства, к которым ведет только эта и никакая другая дверь. Вот почему Он сказал: "Подвизайтесь войти сквозь тесные врата, ибо, сказываю вам, многие поищут войти и не возмогут, когда хозяин дома встанет и затворит двери" (Лук. 13: 25). Этот узкий путь, как мы убедились,* является путем самопожертвования в интересах Господнего плана и дела. Этот путь сделался узким через обстоятельства нынешнего времени, через оппозицию мирского духа к истине и праведности, отчего каждый, ступающий в следы нашего Вождя и Предшественника, находит для себя этот путь узким, трудным и должен подвергаться гонениям. Следование таким путем по примеру нашего Господа, ступая Его следами, подразумевает не только пассивное подчинение Его нраву или духу, но и оживленное, деятельное усердие в распространении, во что бы то ни стало, Его истины. Все идущие этим узким путем и верные, как и Он был верным, до самой смерти участвуют в Его страданиях и в свое время будут также участвовать в Его славе на брачном пиру - в славе, которая откроется в Его явлении и в Царстве (Фил. 3: 10; 1 Пет. 4: 13).

 --------------
 *1 том, стр. 203....
 ---------------

 Учитывая столь славный исход, мы видим, что возможность следовать узким путем самопожертвования ради истины является величайшей привилегией, когда-либо предложенной какому-нибудь творению. Значит, привилегия страдать с Христом в Его деле, после признания Его нашим Искупителем, является дверью, к тому же единственной дверью возможности, через которую можно достичь будущей славы как невеста и сонаследница Христа.
 Есть три пути, которыми можно определить закрытие этой двери: во-первых, имея ясную формулировку в Библии относительно точной даты; во-вторых, путем такой перемены общественного мнения к истине, что преданность и усердие в служении ей не будут более сталкиваться с оппозицией, когда страдания с Христом ради истины (Рим. 8: 17) будут невозможными; и, в-третьих, через такое состояние дел в мире, когда всякая возможность такого служения будет существенно затруднена, не оставляя кандидатам малейшей возможности заняться этой работой, а также развивать и подтверждать свою любовь и верность своей активностью и долготерпением.
 Хотя нам сказано недвусмысленно, что дверь будет закрыта где-то в пределах времени жатвы, то есть в конце века, все же Библия не предоставляет точной даты. Хотя после времени великой скорби наступит грандиозный поворот в общественном мнении в пользу истины и справедливости, мы не имеем малейшего намека на то, что такое состояние дел наступит до полного завершения периода жатвы. Однако нам ясно показано, что дверь будет закрыта последним из указанных способов, и дано предостережение, что прежде, чем рассветает Тысячелетний день, будет темная ночь, в которой никто не сможет трудиться. "Приближается утро, но еще ночь" (Ис. 21: 12. Смотрите также том 2, глава VIII).
 Открытый для нас узкий путь - это привилегия и возможность сотрудничества с нашим Господом сегодня, когда проявление Его духа смирения, ревности в преданности Богу и Его истине будет стоить земных благ; когда отстаивание Его интересов и высказанных Им истин сделает нас, скажем так, весьма непопулярными, и когда наши старания чтить Его имя и благословлять наших ближних истиной, позволяя сиять нашему свету, принесут нам в том или ином виде укоры, ложное представление о нас и преследования. Если открытые узкие врата означают, как мы убедились, привилегию преданного жертвования до самой смерти, да еще любой ценой, в таком случае закрытие всякой такой возможности для подобного соучастия в служении и страдании означало бы закрытие двери, прекращение узкого пути к будущей славе и сонаследию. Наше царствование с Христом обусловлено нашей верностью служения Ему, которое теперь означает страдания вместе с Ним (Рим. 8: 17; 6: 8).
 Мы увидели, что страдания с Христом это вовсе не те обычные страдания, общие для всех в состоянии упадка, а только те страдания, которые являются более или менее прямым результатом следования Христову примеру, отстаивая непопулярные истины и разоблачая популярные заблуждения. Таковыми были причины страданий Христа, и таковыми будут причины преследований, страданий и лишений всех, кто ступает Его следами. Участвуя в Его нынешних страданиях, они в конце будут признаны достойными разделить награду за такую верность принципу. На протяжении Евангельского века это означало труд самопожертвования и стойкость перед лицом укоров под час сева и поливания семян Христовых учений. Сегодня, в конце века, это означает похожую верность и стойкость в продвигающемся деле жатвы - даже отдавая собственную жизнь то ли через постоянные труды в служении Учителю (ежедневно умирая), то ли более внезапно в результате скоропостижной мученической смерти.
 Достойность обрученной девы-Церкви быть невестой, женой Агнца, состоит не только в ее безгрешности, хотя она и будет святой и "без порока" - "не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного" (Еф. 5: 27), ставшей "белее снега" в огромном источнике искупительной любви, в заслуге ее Искупителя. Все это обязательно для всех, кто когда-либо будет признан достойным вечной жизни на любом уровне. Но чтобы быть невестой Агнца, она должна быть не только девой в своей чистоте, свободной от кокетства и греховной связи с миром, но обязана быть намного намного выше всего этого. Она должна столь близко напоминать своего Господа и так тесно следовать по Его стопам и Его советам, что от этого она станет страдальцем и мучеником (как Он) ради тех же принципов истины и праведности,. Она должна доказать, что имеет такую снедающую любовь к Жениху и неутомимую преданность Его имени и Его принципам, что готова, как Он, быть презираемой и отвергнутой миром ради повиновения Его учениям.
 Чтобы развить и продемонстрировать такой характер, она должна быть проверена и испытана. Ее доверие, ее стойкость и верность своему Господу в скорби и в радости должны быть развиты и доказаны. Только те, которые будут развиты, испытаны и найдены верными в таком испытании, навеки будут признаны и одобрены как невеста и сонаследница Господа - наследница всего. Написано: "Блажен муж, который переносит искушение, потому что, став [так] испытанным, он получит венец жизни, который обещал Господь любящим Его [очень сильно]" (Кас.). Каждое испытание нашей преданности, если воспринять его правильно, должно быть встречено с радостью как новая возможность показать Жениху глубину и силу нашей любви - как еще одно доказательство того, что мы достойны Его любви, доверия и обещанного возвышения. Те, которые будут делить с Господом будущую славу, должны быть не только призванными и принятыми, но и верными до самой смерти (Отк. 17: 14).
 Так значит, дверь возможности участвовать с Христом, нашим Господом, в деле Евангельского века будет закрыта когда "придет ночь, когда никто не может делать". Всем, которые прежде не развили, посредством верного служения, требуемого характера и не доказали своего расположения, приверженности, любви и усердия к Господу и Его истине (Мат. 10: 37; Мар. 8: 38), будет тогда слишком поздно делать это. Как показано в притче, они, тем самым, окажутся "неразумными девами", проспавшими замечательную и славную возможность страдать с Тем и для Того, с Кем рады бы царствовать. К тому времени полное число, предопределенное Богом, чтобы составлять и дополнить Церковь, будет призвано, избрано и признано верными через испытания - "подобными образу Сына Своего" (Рим. 8: 29). Тогда жатва останется позади, летнее время милости закончится, и останется только сжечь плевелы, чтобы очистить поле (мир человечества) и полностью подготовить его для более обширного посева века Тысячелетия.
 Закрытие в эту ночь, очевидно, положит конец всякому дальнейшему труду распространения истины, которая, неверно воспринимаемая обществом в целом, вероятно будет обличена в причастности к большинству существующей в то время анархии и замешательства, вместо того, чтобы воспринимать ее в истинном свете как предзнаменование божественного ума и откровения о надвигающихся на мир хлопотах и действительных их причинах. Также не следует ожидать, что наступление ночи и закрытие дверей будет внезапным. Скорее всего это будет постепенное возникновение трудностей и закрытие дела жатвы.
 Нынешнее время - это время печатания слуг Бога на их челах, до того как вспыхнет буря скорби (Отк. 7: 2, 3), и каждая "мудрая дева" должна оценивать эту нынешнюю привилегию - для собственного интеллектуального печатания теперешней истиной и для участи в деле жатвы, чтобы печатать других из класса пшеницы и собирать в безопасную житницу, прежде чем наступит ночь и закроется дверь возможности трудиться.
 То, что нынешняя наиболее благоприятная возможность непродолжительна, очевидно из факта, что осталось* только двадцать четыре года периода жатвы, завершение которого будет свидетельствовать о конце господства зла и оглашении славного Тысячелетнего Дня. В эту пору темной ночи на мир должно прийти самое большое горе. Величайшая тьма, которая должна предшествовать славному дню, уже надвигается: "Близится утро, также и ночь" - "время тяжкое, какого не бывало с тех пор, как существуют люди".

 ----------------
 *Смотрите "Предисловие автора" (1916 год), стр. i.
 ----------------
 Заметьте, что когда наступит такая ночь и жнецы должны будут прекратить свою работу, это будет доказательством, что завершающее дело Евангельского века сделано; что избранное число невесты Христа полностью "запечатано" и "собрано" к состоянию обособленности от светски настроенных - к состоянию житницы (Мат. 13: 30). Бог не позволит, чтобы что-то положило конец Его делу, пока оно не закончено. Тогда все верные, истинные слуги Бога будут попечатаны на челах, а поскольку дело Евангельского века полностью завершится, никто уже не сможет заниматься этим делом или пожинать его обильную награду, предсказанную в "великих и драгоценных обетованиях" - награду для верных, которые входят, когда "дверь" еще открыта (2 Пет. 1: 4).
 Однако из этого нам не следует делать вывод, будто все, как только они докажут свою верность, сразу получат свою награду. Возможно, некоторые будут длительное время жить в темной ночи скорби - хотя надеемся на обратное. "Здесь терпение святых, соблюдающих заповеди Божии и веру в Иисуса". Одев на себя всеоружие Бога и смело противясь заблуждению путем ясного и мужественного изложения истины, а также защиты ее в этом злом дне, когда исполинские заблуждения так дерзновенно и вызывающе проникают со всех сторон, святые имеют предостережение: "все преодолевши, устоять", облекшись во всеоружие, имея меч духа, всегда готовый для защиты, и пребывая в бдительности, стойкости и молитве за всех святых. Всем потребуется терпение, чтобы, исполнив волю Божию, они могли принять обетование (Отк. 14: 12; Еф. 6: 13; Евр. 10: 36).
 Следует четко уяснить, что окончание вышнего звания к сонаследию с нашим Господом Иисусом в Божьем Царстве, не является закрытием дверей из притчи о девах. Хотя общее "звание" к этой милости прекратилось в 1881 году, "дверь" все еще открыта. Звание - это всеобщее приглашение от Бога для всех оправданных верующих в Искупителя, чтобы следовать Его следами самопожертвования до самой смерти и тем самым доказать право царствовать с Ним в славе. Эта милость имела конкретное время своего начала: ожидающие ученики были приняты к ней в День Пятидесятницы, 33 г. н. э., и она имела, как было показано, конкретное время завершения, а именно, октябрь 1881 года.*
 --------------
 *Смотри том 2, глава vii.
 ---------------

 С другой стороны, закрытие "двери" в притче в Мат. xxv, обозначает полное завершение всякой возможности для кого бы то ни было (даже для "призванных") достичь после этого награды вышнего звания. Это обозначает конец всякой возможности показать себя достойным награды путем верности в служении: всякая возможность служения в то время будет прекращена - "в ночь", когда никто не может трудиться (Иоан. 9: 4). Из этого очевидно, что дверь, то есть возможность сделать твердым наше призвание и избрание, не обязательно закрывается, когда для всех верующих перестает раздаваться призыв или общее приглашение войти. А поскольку дверь остается открытой, это показывает, что всякий верующий, искренне желающий войти и подчиниться упомянутым условиям, может ще это сделать - даже если общий "призыв" или приглашение больше не рассылается. По сути дела, дверь, то есть возможность трудиться и жертвовать, еще не закрыта, хотя общий призыв завершился в 1881 году.
 Евангельский век был временем призыва: во-первых, призыва грешников раскаяться и уверовать во Христа Искупителя; во-вторых, призыва тех, кто оправдан, к высокой чести сонаследия с Христом в Его Царстве на условии следования ныне Его следами самопожертвования, до самой смерти - что является условием принятия к делу Царства и почестям наступающего века Тысячелетия. Поэтому, если Господь говорит нам, что завершающий период этого века будет временем жатвы, это служит явным признаком радикальной перемены от сева к уборке, от призвания к испытанию призванных и окончанию труда, начатого призывом.
 Как иллюстрацию изменения характера этого дела в конце Евангельского века наш Господь дал нам притчу о неводе (Мат. 13: 47-50): "Еще подобно Царство Небесное неводу, закинутому в море и захватившему рыб всякого рода, который, когда наполнился, вытащили [рыбаки] на берег и севши, хорошее собрали в сосуды, а худое выбросили вон. Так будет при кончине века [в жатве, Мат. 13: 39]: изыдут Ангелы [посланники, слуги Бога] и отделят злых из среды праведных и ввергнут их в печь огненную [время великой скорби]: там будет плач и скрежет зубов".
 Притча показывет номинальную христианскую церковь как номинальное предполагаемое Царство Бога: невод, закинутый в море (мир), собрал рыбу (людей - Мат. 4: 19) всякого рода (истинных христиан, полуобманутых и введенных в заблуждение христиан, а также толпы лицемеров), и когда он наполнился (пришла Божья полнота времени), то был вытащен на берег. Она показывает, что собранные ("всякого рода") в номинальную церковь, не годятся для Царства - даже если они для чего-то и пригодны; что в конце века - во время жатвы - призыв, то есть приглашение, занять место в Царстве будет приостановлен Божьим постановлением, как это представлено вытаскиванием невода на берег; что после этого рыбаки примутся за иное дело, а именно, за дело распределения, разделения, которое завершит выбор нужного рода и отбросит других, недостойных милости, к которой они были призваны, "ибо много званных, а мало избранных" (Мат. 22: 14).
 Труд разделения, представленный в этой притче, равнозначен показанному в притче о пшенице и плевелах, который учит нас ждать прекращение сеяния (призыва) и замены такого рода деятельности на труд жатвы. Господнии слуги, которым под Его руководством придется изменить род занятия, в обеих притчах названы ангелами - особыми посланниками Бога. Это Его верные ученики, которые, ступая в великом смирении, рядом с Господом, чрезвычайно искренне стремясь познать Его план и способствовать в Его деле, не оставлены во тьме относительно Его времен и всякой поры (Мат. 13: 11; 1 Фес. 5: 4; Иер. 8: 7-12). Конечно, эта жатва и собирание урожая имеют отношение только к живущим в период жатвы, а не к умершим до того. Каждый из них был, вместе с окончанием своего жизненного пути, засвидетельствован и отделен, чтобы ожидать надлежащего ему положения в прославленном малом стаде, истинном Царстве, или вне его (2 Тим. 4: 8).
 Невод не предназначался для того, чтобы выловить из моря всю рыбу. Наш Господь, великий Главный Рыбак, постановил поймать определенное количество рыбы определенного вида, без разницы, как много рыбы иного рода попало вместе с ними в невод. И когда в невод вошло полное число рыбы требуемого, особенного сорта, невод приказано вытащить на берег с целью сортировки и отделения. Если невод велено вытянуть на берег, то надо понимать, что данное вначале века распоряжение закинуть невод в море закончилось (Мат. 28: 19; 24: 14). Все, желающие дальше трудиться вместе с Господом, должны внять Его указаниям и не тратить больше времени на общее вылавливание, а трудиться в нынешнем деле отделения и собирания. Как тогдашняя истина была средством для призыва, так "теперешняя истина", истина жатвы, ныне является Господним средством для испытания и разделения.
 Поэтому, когда Господние слуги слышат Его голос посредством Его Слова, извещающий, что пришло время прекратить сеять и начать собирать, прекратить ловлю и идти сортировать рыбу, прекратить призыв и проповедовать своевременное ныне послание жатвы для тех, кто уже призван, то они, в случае своей верности, охотно и быстро повинуются. Осведомленные Учителем о Его плане веков, не пребывая во тьме на счет того, в какое время и в какую пору мы живем, они уже не должны идти с стремлением сеять доброе семя Царства в поле, то есть в мир человечества, а должны "давать пищу вовремя" для дома веры - рассеивая среди тех, кто называет себя Господними детьми, добрую весть близкого Царства, а также великой радости и благословения, которые оно вскоре принесет всем людям.
 Как ни странно, имеено это послание о полном любви волеизъявлении Бога (в деле искупления) ради реституции всего посредством Иисуса Христа и Его прославленного Тела, Церкви, Божьего Царства (как послание, которое обязано обрадовать, оживить и соединить все любящие христианские сердца), должно развить и привести к сердечному единству только истинный класс, испытать его и отделить от номинальных масс.
 Вскоре жатва закончится, и тогда сеявшие и собиравшие урожай будут радоваться вместе. Сегодня жнецы должны ускорить работу и должны настолько заботиться о ее полном завершении, чтобы молить Господа жатвы, Главного Жнеца послать больше работников на Его жатву. Уже недолго, как пахарь следующей эпохи (предсказанная великая скорбь, которая приготовит мир к посеву семян Тысячелетия) застанет жнеца нынешней эпохи (Ам. 9: 13).

Семидесятая неделя Израиля как образ завершения евангельской милости

 Надо помнить, что "семидесятая неделя" Израиля - последние семь лет его милости, имела очень конкретное определение своего начала, середины и конца. Мы верим, что цель этого - предоставить нам четко установленные даты в конце Евангельского века милости для Духовного Израиля. Мы убедились, что начало той недели было для Израиля по плоти сроком начала их жатвенного испытания в 29 году н. э. Оно было отмечено крещением нашего Господа и признанием Его Мессией в Иордане, когда начался труд жатвы - параллелью которого является нынешнее признание присутствия Господа в 1874 г. н. э., то есть вначале этой жатвы.
 Средина недели завета, 33 год, н. э., была датой отвержения Израиля как системы, то есть церковного народа, и ознаменовалась крестной смертью нашего Господа и Его предсмертными словами: "Се, оставляется вам дом ваш пуст". Нынешней параллелью этого является отвержение от милости и упадок в 1878 году сектантских систем, называемых христианством или "Вавилоном".
 Последняя половина израильской недели завета (3,5 года, от 33 до 36 г. н. э.) не была периодом милости для народа или секты, а периодом милости для отдельных личностей, предоставляя израильтянам (не так как раньше, посредством номинальной Церкви, а индивидуально, в случае ее (милости) принятия) все милости и особые привилегии завета Авраама - вплоть до конца этих символических семидесяти недель, предельного срока их милости, помеченного посланием милости к Корнелию и язычникам вообще. Та же параллель существует здесь: 3,5 года - от апреля 1878 г., когда так называемое христианство, "Вавилон", было отвержено от милости, до октября 1881 г. - были завершающим периодом времени милости высокого призвания для отдельных верующих. Таким образом, общий "призыв" (милость этого века Евангелия), приостановился в октябре 1881 г. н. э. - точно также как аналогичная дата, октябрь 36 г. н. э., засвидетельствовала об окончании милости для иудеев.
 Милость для иудеев состояла в том, что Израилю было предложено Царство - призыв к буквальным детям Авраама воспользоваться привилегиями и возможностями, предоставленными для них под их заветом Закона. Это призвание, милость или привилегия прекратились полностью и навсегда вместе с окончанием их недели завета. Евангельская милость состояла из предложения Царства (исключительно) для верующих в Христа - "вышнего звания" всех примирившихся с Богом под Заветом Благодати, которые сумели воспользоваться предоставленными возможностями (и стали членами "семени" Авраама, которое должно благословить мир), соединившись с Христом Иисусом, их Искупителем, в Его завете самопожертвования - испытании, которое должно продемонстрировать, достойны ли они разделить будущий труд и славу Христа. Эта милость - этот "призыв" или приглашение, - прекратилась, как нами подмечено, полностью и навсегда в октябре 1881 г. - параллельно времени окончания иудейского призвания или милости.
 Следует заметить, что вслед за прекращением иудейской милости, то есть призвания, последовало иное всеобщее призвание, которое, игнорируя их самих и былую милость, тем не менее, охватило всякого из них, кто затем, став верующим, стал достойным всемирного призвания к почести Царства. Прекращение их былой милости было настолько подлинным, словно после приостановления милости они больше не приглашались ни к чему, словно затем они были призваны к милости низшего порядка. Однако это не сказалось как то заметно, поскольку всеобщее Евангельское призвание, которое не исключало их, являлось тем же призванием, только более расширенным и углубленным, применимым ко всем верующим в Христа, из всякого народа.
 Нынешнее прекращение милости, то есть "призвания" в 1881 г., сопровождается, вернее переплетается с всеобщим призванием всего мира к Тысячелетним благословениям и милостям на условиях веры и охотного послушания (но не жертвования до самой смерти). Однако это уже низшее призвание и меньшая милость по сравнению с той, что прекратилась; это призыв пользоваться благословениями Царства, но не быть частью помазанного класса Царства. И эта перемена - прекращение высшей и начало низшей милости - будет в нынешнем времени малозаметной по той причине, что великая награда Царства и сонаследие с Христом в качестве участников божественной природы была в церкви по большей части потеряна из виду. Наивысшим понятием о награде, общепринятым христианами в прошлых столетиях, являлось понятие, что в своем воскресении они получат совершенные тела. Свободные от болезней, печали и страданий, они будут наслаждаться Божьей милостью и иметь вечную жизнь. Такое понимание, хотя далеко не отвечающее истинным привилегиям "вышнего звания" Евангельского века, на деле является действительно хорошим понятием о благословенных привилегиях, которые будут даны в Тысячелетнем веке всему миру - всем тем, которые будут послушны и придут к согласию с Богом.
 По сути дела единственные, кто ясно видит необычайно высокие и величественные черты призвания Евангельского века (а, значит, единственные, кто может возвещать и объяснять этот призыв), это те, которым показано на основании Божьего Слова, что временной предел этого призыва достигнут в октябре 1881 г. Иные же, хотя и цитируют слова апостола о "вышнем звании Божьем во Христе", на деле объясняют низшее призвание, принадлежащее к Тысячелетнему веку. Так что общее Евангельское призвание, истинное призвание. закончилось. Никто не может его продолжить. Некоторые не могут этого, потому что не понимают его и не могут дать другим, а некоторые не могут, потому что знают о его окончании.
 Но хотя общий "призыв" прекратился, дверь еще не заперта. Конец "призыва" и закрытие "двери" - это нечто разное и отдельное. Для некоторых "дверь" остается открытой, чтобы войти в состязание за великую награду сонаследия в Царстве, и после прекращения общего "призвания". Бог определил конкретное число, из которого должна состоять Церковь, "тело Христа", поэтому невозможно, чтобы на одного члена было больше или меньше (Обратите внимание на образную мысль в Лев. 21: 17-23). Из этого следует, что Он не мог ни призвать, ни пригласить к этой чести больше, чем надо для укомплектования обусловленного Им числа. Как показывает Его Слово, в октябре 1881 г. достигнуто полного числа. Но поскольку некоторые из ответивших на общий призыв и заключивших с Ним завет не смогут сохранить своего завета, не смогут бежать так, чтобы получить награду, то и "дверь" остается открытой после окончания общего призыва с целью позволить войти в состязание (самопожертвование в служении истине) некоторым, занимающим места тех, кто во время просмотра может сбросить с себя брачную одежду Христовой праведности, а также места других, которые, заключив завет жертвенного служения Господу, любят нынешний мир, увлекшись его заботами и наслаждениями, и не в состоянии выполнить условия своего завета.
 И еще, следует помнить, что окончание призыва в 1881 г. никак не помешало привилегии тех тысяч, которые уже приняли призыв и стали посвященными Божьими слугами: оно не выгнало никого из тех, кто уже находился в нем. Но это не значит также, что никто более не может войти: это было всего лишь прекращение общего Божьего приглашения.
 Тот факт, что вы, возможно, только недавно пришли к ясному знанию необычайно великих и драгоценных обетований того, что Бог сберег для любящих Его, вовсе не означает, что вы не были призваны и приняты как бегущие за этой великой наградой задолго до того, как поняли сколь велика и грандиозна эта награда. Дело в том, что никто из воспринявших призыв не способен вначале полностью осознать неровность и узость этого пути, равно как величие награды, какую можно получить в будущем. Ясность осознания нами обетований является Божьей силой, орудующей в нас, чтобы укрепить нас и сделать способными превозмочь нынешние препятствия и испытания. Необычайно великие и драгоценные обетования открываются перед нами постепенно, по мере того как мы доказываем свою верность и ступаем дальше, стремясь с их помощью (с силой и отвагой, которую они в нас вселяют) бежать так, чтобы достичь награды (2 Пет. 1: 4).
 Этот класс, чтобы получить награду, не только призван и избран (принят), но также обязан быть верным. И хотя общее призвание уже прекратилось, то вполне очевидно, что испытание верности призванных еще не закончено. Верные печатаются теперь и отделяются от тех, которые неверны своему завету самопожертвования. Мудрые девы отделяются теперь от неразумных, безрассудство которых в том, что они предполагают, будто можно бежать и обрести мирскую награду почестей, богатства и т. д., и одновременно успешно бежать в состязании за великой наградой славы, чести и бессмертия, сами условия которой не допускают возможности такого двойного поведения. "Человек с двоящимися мыслями не тверд во всех путях своих". "Не можете служить Богу и маммоне" (Иак. 1: 8; Мат. 6: 24).
 Когда все верные "мудрые девы" будут признаны таковыми и войдут в радость Господа, тогда "дверь" возможности принадлежать к этому классу будет закрыта и никто больше не сможет в нее войти. Когда все мудрые войдут, тогда предназначенное число будет полным; тогда Учитель встанет и затворит дверь (Лук. 13: 24, 25; Мат. 25: 10). Наш Господь Сам говорит нам, что тогда многие начнут видеть вещи по-другому - видеть, какие привилегии и возможности для жертвования они имели однажды и упустили. Когда же они будут искать, как войти, Учитель скажет им: "Я не признаю вас Своей Невестой, она укомплектована и она у Меня одна". Но, благодарение Богу, другие тексты Священного Писания показывают, что неразумные девы, хотя и отвергнутые от вышнего звания, которого (как покажет их поведение на испытании) они недостойны, все же будут иметь милость и будут познаны в низшей должности в Господнем доме.
 Поэтому, прежде чем закроется дверь, прежде чем полное число верных будет укомплектовано, пусть каждый старается сделать свое призвание и избрание действительным. Для этого надо позволить Господу, при помощи этих драгоценных обетований и объясненных притч, производить в нас и хотение, и действие по Его благоволению.
 Но некоторые могут сказать: "Боюсь, что я не являюсь одним из тех, кто призван еще до истечения общего призвания в 1881 г., ведь тогда я не только имел никакого представления о глубинах Божьих обетований, но, сверх того, я был полностью посторонним для Бога, и даже был Его неприятелем, далеким от любого завета с Ним служить Ему и далеким от такого желания. Вообще-то, я только недавно пришел к познанию Бога; недавно взял на себя бремя Христово, чтобы учиться у Него, и уж совсем недавно я узнал о нынешней привилегии страдать с Христом через самоотречение в служении Ему, и что жертвующие себя с Ним со временем будут наследниками с Ним в славном деле Тысячелетия. А теперь, когда я увидел эти великолепия, когда восторгаюсь этими драгоценными вещами и начал бежать в состязании за этой удивительной наградой, должен ли я сделать вывод, что все это для меня не открыто, поскольку уже призвано достаточно, чтобы дополнить число? Я не собираюсь изменять божественное постановление и просить прибавить хоть одного сверх лимита, определенного божественной мудростью, но буду остро чувствовать свою потерю".
 Таким мы отвечаем: "Бегите. Ваше дело не так безрадостно как вы себе это представляете. "Дверь" еще не "закрыта". Помните, что если все принявшие призвание окажутся при его завершении верными своему завету, их не будет слишком много, но в сам раз. Помните еще, что ваши наблюдения, а также Священное Писание, свидетельствуют, что из многих, принявших призвание, будет мало избранных, потому что только немногие доказывают в испытаниях свою верность завету. Когда некоторые призванные, один за другим, доказывают свою неверность, их возможности, их места деятельности, их короны передаются другим. Одно из таких мест для деятельности и одна из таких корон для награждения может быть передана вам, и ваше имя может быть записано на свитке жизни в виде подлежащего испытанию члена Невесты Христа - на место вычеркнутого, недостойного (См. Отк. 3: 5; Евр. 12: 23).
 Те, которые способны охватить умом эти драгоценные обетования и желают потрудиться в винограднике, имеют прочное доказательство, что они были зачаты от Духа*, ведь человеческий разум, даже оправданный, не в состоянии постичь глубоких вещей, предназначенных Богом единственно для тех, кто посвятил себя и был принят (1 Кор. 2: 6-16). А наш Господь слишком полон любви и слишком справедлив, чтобы допустить в чьем-то сердце надежду, которая никогда не может осуществиться. Зачатие от Духа через Слово истины предполагает конечное рождение к духовным условиям, если тольно тот, кто зачат, не окажется недостойным, т. е. неверным. "Итак не оставляйте упования вашего, которому предстоит великое воздаяние".

 --------------
 *Смотрите Том 1, стр. ...
 --------------

Одинадцатый час
Мат. 20: 1-16

 Эта притча, как кажется, была дана особенно для того, чтобы преподнести урок для нынешнего времени. Работники - это те ревностные посвященные дети Бога, которые на протяжении всего Евангельского Века ("дня" из притчи) верно расходуют свое время и энергию не в служении себе, не в служении маммоне, а в служении Богу. Вот почему в работниках представлены только верные, все из которых получают одну и ту же награду, почести Царства, которые в притче изображены в виде "динария".
 Общий характер призыва и потребность в работниках показаны в четырех призывах - ранним утром, в девять часов, в полдень и в три часа после полудня. Однако правильное, четкое понятие о том, какова должна быть плата, было сказано только вначале: в то время хозяин "договорился" дать им за работу по динарию. Вот так и обетование Царства было ясно воспринято в первичной Церкви, но затем в основном было упущено из виду и также неясно изложено. Живые члены Христовой Церкви, трудившиеся в Его винограднике во любое время этого Евангельского века, изображают всех работающих. Притча показывает, в виде характерной особенности, класс, который входит служить Господу, когда дневной труд уже почти сделан - в "одиннадцатом" [последнем] часу. Он изображены теми, кто желает быть занятым в служении Учителю, но уже слишком поздно, поскольку общий призыв закончился. Они говорят: "Никто нас не нанял", мы опоздали, чтобы заняться служением под призывом.
 Учитель отвечает им, указывая, что дверь возможности трудиться и страдать в Его служении еще не "закрыта", а ее закрытие ознаменуется приходом "ночи, когда никто не может делать". Но Он ничего не говорит о том, какой будет награда, хотя нанимая других под Своим общим призывом Он сказал: "...и что следовать будет, получите"* - часть платы, о которой "договорились" вначале.

 ---------------
 *Наиболее древние греческие манускрипты, Синайский и Ватиканский, не содержат слов в Мат. 20: 7: "...и что следовать будет, получите".
 ---------------

 Итак, в течение Евангельского века наш Господь постоянно приглашал, через Свои словесные орудия в Церкви, всех верующих к Себе на службу. В самом начале полная награда - божественная природа и слава Царства - была ясно очерчена и хорошо понятна; но затем, даже будучи повторяема на протяжении всего века, она уже не воспринималась так ясно по причине большого отступничества от истины. Но сейчас мы пришли к концу Евангельского дня служения - к "одиннадцатому часу". Уже в прошлом то время, чтобы звать работников для этого дня. Но некоторые стоят ныне и говорят: "Никто нас не звал работать", "никто нас не нанял"; нам вовсе не обещана работа, ни награда, если мы найдем работу; призыв закончен, трудовой день уже почти миновал, достаточно работников и без нас. Но Учитель хотел бы обратиться к ним через нас, как Его словесные орудия: "Идите и вы в виноградник Мой". "Не обещаю ничего, общий призыв закончен, времени немного, время трудиться уже почти на исходе, "приходит ночь, когда никто не может делать", но вы идите туда, проявите свою любовь и ревность, а награду оставьте Моему великодушию".
 Это все, что мы можем сказать; единственная наша надежда в том, что еще ни один человек не работал для нашего Учителя, не получив при этом намного больше, чем он мог просить или надеяться. Кроме того, мы знаем, что часть мест в этой работе освободится, поскольку некоторые не останутся верными, и короны для награды, отнятые у них, будут даны другим, которые своей верностью и самопожертвованием докажут, что они достойны работы и награды.
 Поэтому, если некоторые только недавно познали и возлюбили нашего Господа, желая служить Ему и Его истине, пусть не разочаровываются тем, что общий призыв закончился в 1881 г. Если видите "дверь" возможности жертвовать и служить открытой перед вами, входите в нее. Но входите поспешно, потому что темная ночь и сильная оппозиция истине вскоре нависнут над нами и воспрепятствует вашей занятости в служении. "Приближается утро, но еще ночь". "Приходит ночь, когда никто не может делать". Когда это наступит, то знайте, что "дверь закрылась", что все "мудрые девы" вошли, что все прошли испытание и все свободные места должным образом заполнены. Когда все особые "Божьи слуги" будут к тому времени "запечатлены на челах своих" (им будет дано интеллектуальное осознание плана Бога), четыре ветра будут отпущены (Отк. 7: 1-3), и они вызовут величайший "вихрь" скорби, посреди которого остаток класса Илии будет "изменен" и возвышен к славе Царства.
 Какой урок для тех, которые заключили завет с Господом служить Ему прежде всего и главным образом, но сторонятся в Его деле состязаться со временем, мыслями и средствами ради преходящих удовольствий и вожделений, предлагаемых миром. Их то Господь и побуждает, говоря: "Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни". "Побеждающий [кто превозмогает в себе мирского духа] облечется в белые одежды; и не изглажу имени его из книги жизни, и исповедаю имя его пред Отцем Моим и пред Ангелами его". "Держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего" (Отк. 2: 10; 3: 5, 11).

Избавление и возвышение Церкви

Глава 7

Близость избавления Церкви - Оно станет предвестником освобождения всего человечества - Приближение этой даты - Как святые избегнут того, что приходит на мир - Как и когда Бог поможет ей - Способ и обстоятельства ее окончательного избавления - Избавление в первую очередь тех, кто уснул в Иисусе - Перемена живущих членов Церкви - Умрут ли они? - Блаженны мертвые, умирающие в Господе отныне.

 "Поднимите головы ваши, потому что приближается избавление ваше" (Лук. 21: 28)

 При помощи светильника пророчества мы проследили удивительные события "жатвы" вплоть до их кульминации в великом времени скорби. Помня, что в этом богатом событиями периоде должно наступить обещанное избавление и возвышение Церкви, мы видим, что главным предметом заинтересованности святых сегодня является время, способ и обстоятельства их избавления.
 Наш Господь учил нас, что как только мы станем видеть, как сбываются события жатвы, то нам следует ожидать скорого осуществления нашей славной надежды. Поэтому, обращая сегодня внимание на скапливающиеся подтверждения этих знаков, мы действительно поднимаем наши головы и радуемся в надежде будущей славы, ведь приходит утро, хотя и должна еще наступить короткая, черная ночь. К тому же эта радость не имеет самолюбивого характера, ведь избавление и возвышение Церкви Христа будет предвестником скорого избавления всего человеческого рода от тирании и гнета наибольшего поработителя (Греха), от призрака и мучений болезни, а также от темницы смерти: "Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне,.. ожидая... искупления ТЕЛА НАШЕГО" - "тела Христа" (Рим. 8: 22, 23), потому как постановлением Иеговы новый порядок вещей не может быть установлен до тех пор, пока великий правитель, укомплектованный Христос, Глава и тело, не придет полностью к власти.
 То, что избавление святых должно наступить очень скоро после 1914 года, вполне очевидно*, ведь (как мы увидим) по предопределению в то время должно произойти избавление телесного Израиля, а рассвирепевшим народам тогда будет властно приказано успокоиться и признать власть Помазанника Иеговы. Мы прямо не осведомлены, сколько времени пройдет с 1914 года до того, когда будут возвышены последние живущие члены Тела Христа. Несомненно, этого не произойдет до тех пор, пока их труд в теле не будет завершен. Также, логически нельзя предполагать, что они будут долго оставаться здесь по окончании этого дела. Помня эти две вещи, мы можем приблизить время избавления.

 --------------
 *Смотрите "Предисловие автора" (1916 г.), стр. i и ii этого тома как дополнение, а также "Время приблизилось", стр....
 -------------

 Хотя существуют явные признаки того, что некоторые живущие члены Тела будут свидетелями надвигающейся бури и будут иметь свою долю в некоторых неприятностях, которые она принесет с собой, однако также имеются ясные указания, что ни одному из них не придется переходить через всю бурю, ни даже входить в ее глубь. Слова Учителя: "Итак, бодрствуйте,.. да сподобитесь избежать всех сих будущих бедствий" (Лук. 21: 36), вероятно указывают именно на это. Одновременно нам известно, что мы уже переходим сквозь начало этих скорбей (бедствий номинальной церкви, сопутствующих ее испытанию) и что мы избегаем их, тогда как многие попадают на каждом шагу в заблуждение и неверие. Мы избегаем их не путем взятия нас с арены бедствий, а потому что Слово Господа, наш щит и ограждение, поддерживает и подкрепляет нас в самой их гуще (Пс. 90: 4). Даже допуская, что похожим образом некоторые члены Тела похоже могли бы остаться до самого конца времени скорби и перейти через него полностью, избегая при этом всех грядущих бедствий, однако, на наш взгляд, вполне ясно, что все члены Тела будут полностью избавлены - возвышены к славному положению - прежде наступления самых суровых симптомов скорби (после того, как Тело будет укомплектовано и дверь закрыта).
 Мы видели, как эта буря собиралась на протяжении прошлых лет: огромные полчища собирались и готовились к битве, и каждый последующий год свидетельствует о более быстрых шагах в направлении предсказанного кризиса. Хотя нам известно, что неслыханная катастрофа вскоре должна столкнуть всякую законность и порядок в бездну анархии и смятения, мы не боимся, потому что "Бог нам прибежище и сила, скорый помощник в бедах. Посему не убоимся, хотя бы поколебалась [неустойчивая и приведенная в беспорядок] земля [нынешнее организованное общество], и горы [царства] двинулись в сердце морей [не признающих власти и безудержных масс людей]. Пусть шумят, воздымаются воды их [от споров соперничающих сторон], трясутся [трепещут от страха и неуверенности] горы [царства] от волнения [угроз и возрастающей силы] их " (Пс. 45: 2-4).
 "Речные [река - Божье Слово, источник истины и благодати] потоки веселят град Божий [Божье Царство, Церковь - даже в ее нынешнем зачаточном состоянии, перед ее возвышением к силе и славе], святое жилище Всевышнего [святилище - Церковь, где Всевышнему угодно обитать]. Бог посреди его; он не поколеблется: Бог поможет ему с раннего утра" (Пс. 45: 5, 6).
 В настоящее время мы осознаем эту обещанную помощь (которая в полной мере отвечает нашим потребностям), потому что вверены Небесному Отцу, ознакомлены с Его планами, заверены в Его милости и подкрепляющей благодати, и даже поставлены сотрудничать с Ним. Эту помощь мы будем осознавать до самого конца нашего пути. Затем мы получим еще большую помощь, будучи "переменены" к высшей сфере обитания, к которой мы призваны и к которой прилежно направляем нашу стезю.
 Хотя мы можем быть уверены, что эта "перемена" последних живущих членов тела Христа не произойдет, пока не будет исполнено препорученное им в плоти дело, нам сказано (как это следует из предыдущей главы), что вскоре наш труд будет прерван - вначале постепенно, а затем полностью и окончательно, когда наступит "ночь, когда никто не может делать" (Иоан. 9: 4). Темень этой "ночи" рассеется только с восходом солнца Тысячелетия. Когда закончится наш труд и вокруг нас спустится ночь, мы можем надеяться не только видеть темнеющие грозовые тучи, но слышать и чувствовать поднимающиеся "ветры", которые перейдут в неистовый ураган человеческих страстей - вихрь скорби. Тогда, по окончании препорученного нам дела, нам потребуется терпеливо "стоять", пока не наступит наша "перемена" (Еф. 6: 13).
 Мы не знаем, как долго Господу может быть угодно позволить Его святым стоять в вынужденном бездействии по отношении к Его делу. Вероятно достаточно долго, чтобы позволить вере и терпению возыметь совершенное действие. Здесь их добродетели будут наиболее полно развиты, испытаны и обнаружены. Это испытание терпения будет окончательным испытанием Церкви. Затем "Бог поможет Ему с раннего [его] утра" (Пс. 45: 6) - не утром, которое должно рассветать над миром в своем сиянии с Господом как солнцем правды, а когда забрезжит ее утро, в котором она должна быть изменена к природе и подобию своего Господа. Ее утро должно предшествовать утру Тысячелетия.
 То, что темная ночь уже приближается, мы сознаем не только из Священного Писания, но также по зловещим признакам времени. Судьба Церкви, что касается ее человеческого поприща, кажется, начертана в завершающих страницах жизни Илии и Иоанна Крестителя (о чем уже упоминалось)*. Обезглавливание одного, и вихрь с огненной колесницей, унесший другого, вероятно указывает на то, что последние члены тела Христа подвергнутся насилию. Но Сиону не следует бояться, потому что Бог посреди него и поможет ему. Его посвящение - до самой смерти, а его привилегия - доказать свою верность: "Ученик не выше учителя, и слуга не выше господина своего. Довольно для ученика, чтобы он был, как учитель, и для слуги, чтобы он был, как господин его" (Мат. 10: 24, 25).

 --------------
 *Том II, стр. ...
 --------------

 Вероятно "Великий Вавилон", "Христианство", видя закат своей власти в политике, светской деятельности духовенства и насаждении суеверия, станет прибегать к усилиям самосохранения, отчего дело распространения истины будет приостановлено как пагубное для этой системы. Вероятно именно в этот момент класс Илии, настойчиво и до конца проповедующий истину, подвергнется насилию, перейдет в славу и избежит самых суровых воздействий грядущего великого времени скорби - как раз в переломный момент событий, когда люди начнут чувствовать, что следует прибегнуть к отчаянным мерам, чтобы поддержать разваливающееся строение христианства.
 Хотя точное время избавления или "перемены" последних членов тела Христа не указано, тем не менее, приблизительное время этого вполне очевидно - вскоре после закрытия "двери" (Мат. 25: 10), т. е. после того, как истина, которую Вавилон сейчас начинает воспринимать как своего врага, полагая, что она рассчитана совершить его уничтожение, станет еще более общеизвестной и широко распространенной; после того, как "град" существенно сметет убежища лжи; после того как тлеющая сейчас грозная ненависть к истине поднимется к столь насильственному и всеобщему противостоянию, что самым существенным образом остановит дальнейшее продвижение великого дела, в котором заняты святые. И Бог допустит это, как только все избранные будут "попечатаны". И все же, какой бы скорби и кажущейся катастрофы не надеялись святые, оставаясь при этом в плоти, а также приостановления работы, выполнение которой значит для них еду и питье, нам следует утешаться мыслью о том, что ничего не может случиться с нами без ведома и позволения нашего Отца, и что в каждом испытании веры и терпения Его благодать будет достаточной для тех, кто пребывает в Нем, и в ком пребывает Его Слово. Взглянем за завесу и будем держать свои глаза устремленными на награду нашего вышнего звания, которую Бог приберег для любящих Его - для званных, верных и избранных по Его изволению (Отк. 17: 14; Рим. 8: 28).
 Если таким способом мы можем логически и на основании Священного Писания приблизительно определить время и обстоятельства полного избавления Церкви, то способ ее прославления тем более становится для нас вопросом повышенного интереса. За ответом мы снова прибегнем к божественным прорицаниям.
 Во-первых, свидетельствует ап. Павел: "...Все изменимся [живущие изменятся не меньше, чем умершие святые]. Ибо тленному сему надлежит облечься в нетление и смертному сему - облечься в бессмертие. Но то скажу вам, братия, что плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия, и тление не наследует нетления". Эта "перемена" от смертного к бессмертию, убеждает Он нас, не произойдет путем постепенного развития, а будет мгновенной - "вдруг, в мгновение ока", при звуках "последней трубы", которая уже звучит* (1 Кор. 15: 53, 50, 52).

 -------------
 *Смотрите Том II, глава v.
 -------------

 Более того, здесь можно увидеть порядок: одни будут прославлены, то есть "изменены", первыми, другие - впоследствии. Дорога в очах Господних смерть святых Его (Пс. 115: 6): и хотя большинство из них спало долгое время, однако никто не был забыт. Имена их, как приемлемых членов Церкви Первенцев, записаны в небе. И апостол утверждает, что те из живущих, которые оставлены до присутствия Господа, никоим образом не опередят тех, которые уснули (1 Фес. 4: 15). Уснувшим в Иисусе не надо ждать в состоянии сна на живых членов, когда те закончат свой путь, но они воскрешены сразу, вследствие одного из первых действий Господа, берущего Свою великую власть. Так что те члены Христа, которые уснули, будут иметь предпочтение при вхождении в славу.
 Точная дата пробуждения спящих святых не изложена непосредственно, но может быть ясно заключена из притчи нашего Господа о молодом человеке высокого рода. Получив царство и возвратившись, первое, что сделал этот человек высокого рода (он представляет нашего Господа Иисуса), это рассчитался со слугами (Его Церковью), которым препоручил свой виноградник на время своего отсутствия, и наградил верных. Поскольку апостол говорит нам, что мертвые во Христе получат расчет первыми, можем логично заключить, что их награждение произошло сразу после того, как наш Господь, возвратившись, принял на Себя Свою великую власть.
 Узнать дату, когда наш Господь начал применять Свою власть, означало бы найти время, в котором Его спящие святые были пробуждены к жизни и славе. Чтобы это сделать, нам стоит только припомнить параллели между Иудейской и Евангельской эпохами. Обращаясь к образу, видим, что весной 33 года н. э., три с половиной года после начала иудейской жатвы (29 г. н. э.), наш Господь образно принял на Себя Свою власть и начал исполнять царские полномочия (См. Мат. 21: 5-15). Очевидно, что единственной целью этого поступка было обозначить параллельный пункт времени в этой жатве, когда Он в действительности примет царскую должность, власть и т. д., то есть весной 1878 г., три с половиной года после Его второго пришествия в начале периода жатвы, осенью 1874 г. Если 1878 год обозначает дату, когда Господь начал принимать на Себя Свою великую власть, то вполне обоснованно заключить, что началось установление Его Царства, первым шагом которого будет избавление Его Тела, Церкви, среди которой усопшие святые должны иметь предпочтение.
 Поскольку воскресение Церкви должно осуществиться где-то в этом периоде "конца" или "жатвы" (Отк. 11: 18), мы считаем вполне рассудительным сделать вывод (пребывающий в полном согласии со всем Господним планом), что весной 1878 г. все святые апостолы и другие "победители" Евангельского века, усопшие в Иисусе, были подняты как духовные существа наподобие их Господа и Учителя. Поэтому, если мы принимаем, что их воскресение - это свершившийся ныне факт, а, значит, они, как и Господь, присутствуют на земле, тогда то обстоятельство, что мы не видим их, вовсе не является преградой для веры, если только мы помним, что они (как их Господь) являются ныне духовными существами и (как Он) невидимы людям. Тот факт, что их нельзя видеть, что их гробы не найдены открытыми и пустыми, и никто не видел их выходящими из кладбища, вовсе не является возражением для тех, кто познал, чего именно следует ожидать, кто осознал, что наш поднятый Господь не оставил за Собой малейшего отверстия в стенах комнаты, в которую вошел и из которой вышел при запертой двери, а также для тех, кто помнит, что никто не видел поднятого Искупителя за исключением некоторых, кому Он показал Себя особенным и чудесным способом, чтобы они могли быть свидетелями Его воскресения; кто помнит, что Он являлся в разных обликах плоти, чтобы эти свидетели случайно не подумали, что Он все еще был плотью или что любой из этих обликов, увиденный ими, был Его славным духовным телом. Те, кто помнит, что только Савл из Тарса видел духовное тело Христа (и то благодаря чуду), когда другие вокруг не видели Его, и что это стоило ему зрения, без труда поймут, что их неспособность видеть поднятых святых физическим зрением не более отрицает факт их воскресения, чем то, что они не видели Господа в этой жатве и никогда не видели ангелов, которые весь Евангельский век были "служебными духами, посылаемыми на служение для тех, которые имеют наследовать спасение"*.

 --------------
 *См. Том II, гл. v.
 --------------

 Обратите внимание на то, что наша вера в начало установления Царства или приход его к власти в апреле 1878 г. опирается исключительно на том же основании, что и наша вера в то, что Господь начал присутствовать в октябре 1874 г., и что в это же время началась жатва. Тогда "гора [Царство] дома Господня", Церковь, начала "возвышаться" над горами [царствами] земли, и тогда началось судебное дело над "Вавилоном", христианством, и над всеми народами во всем мире, приготавливая их к окончательному свержению.
 Этой мысли не противоречит и то, что большинство Церкви возвышено, в то время как немногие последние члены этого царственного священства все еще "живы, остались". Ведь, как мы убедились, апостол предсказал именно такой порядок. Быть среди оставшихся не является позором; а быть самим последним из тех, кто подлежит "изменению", не будет дискредитацией. Несколько текстов Священного Писания показывает, что последние члены Тела имеют особый труд по эту сторону завесы - столь же важную и существенную часть дела Царства, как и часть прославленных членов по другую сторону завесы. В то время как прославленный Глава и члены Тела по ту сторону завесы имеют полный надзор над огромными переменами, которые происходят и вскоре должны быть претворены в мире, их сочлены, оставшиеся в плоти, являются доверенными лицами Царства в оглашении (словом, пером, книгами и брошюрами) "великой радости, которая будет всем людям". Они рассказывают миру благую весть о милостивом Божьем плане веков и о том, что близок час для славного исполнения этого плана. Они указывают не только на надвигающееся время великой скорби, но также на благословения, которые последуют в результате установления в мире Божьего Царства. Так что оставшимся членам дан великий и важный труд: это действительно дело Царства, сопровождаемое также радостями и благословениями Царства. Даже находясь в плоти и продолжая, ценой самопожертвования и перед лицом сильной оппозиции, свое условленное дело, они уже входят в радости своего Господа - радости полного восприятия божественного плана, привилегии осуществления этого плана, а также возможности, совместно с их Господом и Искупителем, предложить вечную жизнь и благословения всем родам земли.
 Они, совместно с их посланием, четко отображены пророком Исаией (Ис. 52: 7) как "ноги" или последние члены Тела Христа в плоти. Он говорит: "Как прекрасны на горах [царствах] ноги благовестника, возвещающего мир, благовествующего радость, проповедующего спасение [избавление], говорящего Сиону: "Воцарился Бог твой!" [Началось царствование Христа, которое принесет избавление в первую очередь Сиону, и окончательно всему вздыхающему творению]. Голос сторожей твоих - они возвысили голос, и все вместе ликуют, ибо своими глазами видят [ясно], что Господь возвращается в Сион".
 Бедные, израненные "ноги", презираемые ныне людьми, никто кроме вас самих не способен оценить сполна ту радость, какую вы находите в проповедовании нынешней истины, говоря Сиону, что рукой подать до времени установления Царства, и провозглашая, что царствование праведности Эммануила, которое вскоре будет учреждено, должно благословить все роды земли. Хотя презираемы людьми, "ноги" Христа с их нынешней миссией высоко ценятся по ту сторону завесы прославленными сочленами Тела и их славным Главою, Который готов признать таких верных перед Его Отцом и всеми Его святыми посланниками.
 Миссия этих "ног", которая вовсе не является малозначащей частью дела Царства, будет выполнена. Хотя их послание возненавидено всеми, дискредитировано, и мир презирает их как безрассудных (ради Христа) - как это было со всеми Его верными слугами на протяжении Евангельского века - однако, еще до того, как все они будут "изменены" и присоединены к прославленным членам за завесой, они, как представители Царства, оставят после себя такое повествование об этом Царстве, о его нынешней и будущей деятельности, что оно станет наиболее ценным сведением для мира и для тех неразвитых и переутомленных детей Бога, которые, хоть и посвятились Богу, не смогут бежать так, чтобы обрести награду нашего вышнего звания.
 Не следует забывать и о том, что все, кто является этими "ногами", будут задействованы в обнародовании радостной вести и в возвещении Сиону: "Воцарился Бог Твой!" - началось Царство Христово! И все истинные стражи могут, как один, ясно видеть в это время и могут стройно петь вместе новую песню Моисея и Агнца (песню Реституции, столь ясно изложенную не только в законе Моисея, который был "тенью будущих благ", но и в более ясных откровениях Агнца Божьего, содержащихся в писаниях Нового Завета), говоря: "Праведны и истинны пути Твои", "Все народы придут и поклонятся пред тобою" (Отк. 15: 3, 4).
 Один за другим члены класса "ног" перейдут из нынешнего состояния, в котором они (хоть часто израненные и утомленные) всегда радуются, за завесу, "изменятся" вмиг, в мгновение ока, от смертности к бессмертию, из немощи к силе, от бесславия к славе, из человеческого состояния к небесному, из тела животного к телу духовному. Их труд не прекратится с их переменой, потому что все признанные достойными этой перемены к славе уже будут зачислены к службе Царства по эту сторону завесы: с переменой они избавятся только от изнеможения и тяжелого труда - "Они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними" (Отк. 14: 13).
 Перемена этих членов "ног" приведет их к тому же единству, к той же славе и власти, в которую уже вошли усопшие члены: они будут "восхищены" от земных условий, чтобы соединиться "вместе" с "Господом на воздухе" - в духовном правлении миром. Как было показано,* упомянутый здесь "воздух" символизирует духовное правление или власть. Сатана долго занимал положение "князя, господствующего в воздухе" (Еф. 2: 2), используя в качестве своих сообщников и совместных правителей многих великих людей "Вавилона", которые, ослепленные его заблуждениями, действительно думали, что они исполняют служение Богу. Но в свое время теперешний "князь воздуха" будет связан, чтобы уже не прельщать. Нынешние небеса, великая система антихриста, "с шумом прейдут", в то время как новый Князь воздуха, истинный духовный властитель, Иисус Христос, примет господство и установит "новые небеса", присоединяя к Себе в этой власти или "воздухе" Свою невесту, "победителей" Евангельского века. Так что "новые небеса" заменят нынешние власти "воздуха".

 -------------
 *Том I, стр. ...
 -------------

 Но все ли должны умереть, то есть все из класса "ног", которые будут живы и останутся до присутствия Господа? Да. Все они посвятили себя "до смерти". О них четко написано, что все они должны умереть. Ни один текст Священного Писания не противоречит этой мысли. Бог провозглашает через пророка: "Я сказал: вы - боги [могущественные], и сыны Всевышнего [Бога] - все вы. Но вы УМРЕТЕ, как человеки, и падете, как всякий из князей" (Пс. 81: 6, 7).
 Слово, переведенное здесь как "князья", означает "начальники" или "главы". Адам и наш Господь Иисус являются теми Главами или Князьями, о которых идет речь. Оба они умерли, но по разным причинам: Адам умер за свой собственный грех, а Христос умер как добровольная жертва за грехи мира. Вся Церковь Христа, оправданная верою в Его жертву, считается свободной от греха Адама, а также от наказания смерти, сопутствующего этому греху, чтобы ее члены могли иметь долю с Христом в одном жертвовании. Смерть святых угодна Богу только благодаря такому совместному жертвованию с Христом (Пс. 115: 6). Сочлены Тела Христа, умирая, признаются как "умершими с Христом", "сообразуясь смерти Его". Они падают как один из князей - не как первый, а как второй Адам, как члены Тела Христа, восполняя недостаток скорбей Христовых (Кол. 1: 24).
 То, что слово "боги", могущественные, в этом тексте применимо ко всем Сынам Всевышнего Бога, которые будут сонаследниками с Иисусом Христом, наследниками всего, ясно показано в ссылке, данной нашим Господом (Иоан. 10: 34-36):
 "Умрете [все] как человеки"; но вот "говорю вам тайну: не все мы уснем" (Diaglott). Умереть, это одно, а "спать" или оставаться бессознательным, мертвым - совершенно другое. Поэтому Бог свидетельствует, что все святые должны умереть, но не все они будут спать. Наш Господь умер и затем спал до третьего дня, когда Отец Его поднял. Апостол Павел и другие апостолы умерли, то есть "уснули", чтобы отдохнуть от трудов и усталости, чтобы "спать в Иисусе" и ждать обещанного воскресения и удела в Царстве при втором пришествии Господа. Следовательно, когда пришло время установления Царства, пришло время их пробуждения от сна смерти. Почему бы их сон и ожидание имели продолжаться после того, как Господь присутствует, и наступило время Его Царства? Для этого не может быть никаких оснований. И мы верим, что они уже не спят, а подняты сейчас, находясь с Господом, подобные Ему. Если же их дальнейший сон в смерти больше не обязателен, то и нет необходимости, чтобы любой из святых, умирающий ныне, в это время присутствия Господа и установления Его Царства, "спал" или ожидал в смерти своего воскресения где-то в будущем. Нет, спасибо Богу! Жизнедатель присутствует! От 1878 года, когда Он принял Свою великую власть и начал исполнять Свои полномочия, ни одному из Его членов не надо спать. Поэтому, для всех "ног", умирающих с той поры, момент смерти является моментом перемены. Они умирают как люди и наподобие людей, но в тот же миг они становятся подобными их Господу, прославленными духовными существами. Они взяты от земных условий, чтобы вовеки пребывать с Господом - на "воздухе", в могуществе и славе Царства.
 Когда наш Господь совершил жертву Своей человеческой природы и был поднят из смерти, был переменен на духовное существо, Он засвидетельствовал: "Дана Мне всякая власть на небе и на земле" (Мат. 28: 18). До тех пор, пока все члены Христа не последуют примеру Главы и не завершат жертву в смерти, Христос не будет укомплектован и полностью наделен властью для последующего великого дела восстановления всего.
 Учитывая все это, мы осознаем, как велико значение выражения: "Отныне блаженны мертвые, умирающие в Господе; ей, говорит Дух, они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними" (Отк. 14: 13). Нигде в Священном Писании, за исключением этого единственного случая, смерть не упоминается в каком бы то ни было смысле как благословение; да и здесь она особо ограничена и применима к определенному конкретному времени* - "отныне". И даже тогда, заметьте, это благословение относится только к определенному классу - "мертвым, умирающим". Это выражение нельзя воспринимать как ошибку, но как подчеркнутое и убедительное описание небольшого класса, для которого смерть будет благословением. Этот класс составляет "ноги Его". И как было оговорено, каждый член Тела Христа должен завершить свою жертву действительной смертью.

 ------------
 *Когда в следующем томе мы рассмотрим удивительные видения Откровителя, то станет совершенно очевидно, что время, отмеченное здесь словом "отныне" и обозначенное событиями, тесно соответствует 1878 году - как показано в приведенных здесь пророчествах.
 ------------

 Вот так Бог поможет Сиону на заре его утра - утра вечного дня Христова триумфа. Он уже помогает ему. Один за другим, незаметно для мира, святые сейчас проходят перемену и присоединяются к обществу торжествующей Церкви. Оставшиеся до последнего провозглашают вечное Евангелие до тех пор, пока не закроется дверь и не прекратится всякая возможность трудиться. Тогда они будут "стоять" в вере и терпении, ожидая своей перемены, с радостью принимая свое избавление - какие бы средства Богу не было угодно позволить для его осуществления.
 Так они будут спасены от великого урагана скорби, который разразится после их ухода, а также будут сохранены в первоначальном периоде битвы, в которой тысяча упадет в неверие и будет побеждена различными поветриями заблуждения, и лишь один сможет устоять (Пс. 90: 7).
 По мере приближения времени скорби мы обязаны рассчитывать на то, что истинная Церковь в ее нынешнем состоянии, Илия, класс Иоанна, будет уменьшаться числом и влиянием, в то время как Христос в триумфе и славе (то же самое Тело по другую сторону завесы) будет увеличиваться, как пророчески засвидетельствовал Иоанн (Иоан. 3: 30).

Восстановление Израиля

Глава 8

Восстановление Израиля в Палестине - событие, которого следует ожидать в этом периоде жатвы - Как, в какой мере, и при помощи какого класса мы должны надеяться на такое восстановление? - Дата его начала и доказательства его действительного продвижения с тех пор - Почему благословения Тысячелетия, предназначенные всему человечеству, сначала коснутся и оживят иудеев? - Возрождение надежд иудеев - Высказывания ведущих иудейских и языческих писателей - Их совпадение с пророчеством - Ослепление Израиля относительно Христа постепенно уступает - Распространение и движущая сила этого движения - Бог им поможет.

 "В тот день Я восстановлю скинию Давидову падшую, заделаю трещины в ней и разрушенное восстановлю, и устрою ее, как в дни древние... И возвращу из плена народ Мой, Израиля, и застроят опустевшие города и поселятся в них, насадят виноградники и будут пить вино из них, разведут сады и станут есть плоды из них. И водворю их на земле их, и они не будут более исторгаемы из земли своей, которую я дал им, говорит Господь Бог твой" (Ам. 9: 11, 14, 15).

 Среди реликвий древности, дошедших до наших дней, нет ничего, представляющего столь большой интерес, чем иудейский народ. Искатели древней мудрости неутомимо подвергают рассмотрению каждый неодушевленный предмет, способный предоставить хоть чуточку исторической или научной информации. Для этого пристально изучаются все памятники, алтари, гробницы, остатки общественных и частных сооружений, картины, скульптуры, иероглифы и мертвые языки. Некоторые в своем усердии попытались даже найти нить действительной истины, которая, вероятно, вдохновляла создание многих причудливых традиций, легенд, песен и т. д., пришедших к нам из глубины веков, лишь бы узнать все возможное о происхождении человечества, его истории и судьбе. Но самым интересным реликтом, историю которого легче всего расшифровать и понять, является иудейский народ. В нем мы имеем бесценный монумент древности, на котором разборчивым слогом начертано происхождение, развитие и конечная судьба всего человеческого рода, - живого и разумного свидетеля постепенного исполнения удивительного замысла в делах человечества, точь-в-точь соответствующего предсказаниям его божественно вдохновленных пророков и прорицателей.
 Как народ, они отмечаются исключительностью и своеобразием; об этом свидетельствует каждая подробность их истории, их общая религиозная вера, а также всякий элемент их национального характера и даже их лицо, манеры и обычаи. Все так же бросаются в глаза национальные приметы их многовекового прошлого, вплоть до их пристрастия к луку, порею и чесноку Египта, а также их непреходящее упрямство. Как народ, они действительно имели много всевозможных преимуществ: Бог передал им Свои слова, Им выдвинуты из его среды поэты, законоведы, государственные мужи и философы, шаг за шагом они были ведены, чтобы из народа рабов превратиться (как во времена Соломона, в самом зените их славы) в народ признаваемый и почитаемый среди других народов, вызывающий удивление и восхищение мира (Рим. 3: 1, 2; 3 Цар. 4: 30-34; 10: 1-29).
 То, что восстановление Израиля в земле Палестины - одно из событий, которых следовало ожидать в этом Дне Господа, мы полностью убеждаемся из вышесказанного пророком. Обратите особое внимание, что это пророчество нельзя интерпретировать каким-то символическим образом. Не Ханаан в небесах предназначается для них, а Ханаан на земле. Они должны быть засажены в "их земле", о которой Бог говорит, что Он дал им, в земле, которую Он обещал Аврааму, говоря: "Возведи очи твои, и с места, на котором ты теперь, посмотри к северу, и к югу, и к востоку, и к западу. Ибо всю землю, КОТОРУЮ ТЫ ВИДИШЬ, тебе дам Я и потомству твоему навеки. И сделаю потомство твое, как песок земной; если кто может сосчитать песок земной, то и потомство твое сочтено будет. [Указывая на очень отдаленный тогда период, предоставляющий достаточно времени для такого умножения семени]. Встань, пройди по земле сей в долготу и в широту ее: ибо Я тебе дам ее". "И дам тебе и потомкам твоим после тебя землю, по которой ты странствуешь, всю землю Ханаанскую, во ВЛАДЕНИЕ ВЕЧНОЕ" (Быт. 13: 14-17; 17: 8). Это земля, в которую они имели когда-то привилегию войти и в которой обитали на протяжении столетий. Но за это время их много раз вырывали и уводили в плен в другие земли, а чужеземцы опустошали их города, пили вино их виноградников и ели плоды их садов. Наконец они были полностью искоренены, их города легли в руины и запустение, а сами они были гонимы как скитальцы и ссыльные из края в край по всему свету. Но засаженные обратно, по обетованию, в своей земле, они "не будут более исторгаемы из земли своей", которую дал им Бог; но "застроят опустевшие города [города, в которых они жили когда-то] и поселятся в них". Однако этот разбросанный, бездомный, несчастный и преследуемый народ остается таким же исключительным и однородным. Соединенный крепкими узами кровного родства, едиными надеждами, вдохновляемыми единой верой в чудесные Божьи обетования (хотя он способен только смутно осознать эти обетования), и еще больше связанный взаимной симпатией, произрастающей из совместных изгнаннических страданий, он до сегодняшнего дня высматривает и тоскует за надеждой Израиля.
 Как народ они все также имеют веру в Бога, хотя в своем ослеплении и гордыне сердца они споткнулись о смирение предназначенного Богом посланника для спасения мира. Вместо того чтобы принять Спасителя, Господа славы, они распяли Его. Тем не менее, апостолы и пророки показывают нам, что даже такое вопиющее преступление, к которому привела их гордыня и своеволие, не стало преступлением, которое бы никогда не могло быть прощено. Для этого они были наказаны, к тому же сурово. Когда они выносили приговор Праведному, говоря: "Кровь Его на нас и детях наших!" - то вряд ли ожидали впоследствии столь ужасного возмездия.
 Страшное горе, потеря жизней, разрушение их святого города и храма, полный конец их существования как народа, а также рассеяние уцелевшего остатка как изгнанников меж всех народов завершили дело их жатвенного периода. Начавшись междоусобной враждой в обществе, это закончилось вторжением римской армии. Огонь, меч и голод дополнили страшное возмездие на них.
 С той поры Израиль фактически стал разбрасанным и обнищавшим народом. Выдворяемые как изгнанники из одного края в другой, из провинции в провинцию, они были лишены почти всякого права и привилегии, которыми обладали другие. Отвергая христианство - одинаково его извращенную и истинную форму, - они стали предметом презрения и безжалостных гонений со стороны римской церкви. Говорит историк:
 "В Германии, Франции, Англии, Италии они были ограничены в своих правах декретами и законами, издаваемыми церковными и светскими властями, лишены всяких почетных должностей, их гнали с места в место, вынуждали существовать исключительно за счет занятия торговлей и ростовщичеством. В городах они облагались непосильными налогами, их понижали в чине, удерживали в самых перенаселенных кварталах, а к одежде привешивали унизительные ярлыки. Их грабили не признающие власти бароны и безденежные князья, они становились легкой добычей всех сторон светской вражды, снова и снова их обманывали в их денежных требованиях. Императоры владели и торговали ими как рабами, их жестоко убивали толпы и взбунтовавшиеся крестьяне, их преследовали монахи и, наконец, их сжигали тысячами крестоносцы - так же как сжигали их братьев в Иерусалиме в синагогах, изводили их насмешками, оскорбительными поучениями, чудовищными обвинениями, судебными разбирательствами, угрозами и попытками обращения... Они не могли владеть землей, не могли принадлежать к какой-либо гильдии ремесленников и заниматься каким-либо видом искусства. Словом, они были так ограничены, что им оставалась разве что торговля. Видя, что все человечество объявило им войну, их национальная гордость и самонадеянность никак не смягчилась, и, в результате, пропасть между иудеями и их языческими соседями везде становилась шире".
 Вот так, сделавшись чуждыми для Бога и своих сограждан в каждом народе, они оказались воистину в плачевном и жалком состоянии. Во время неустанных преследований папством они страдали наравне со святыми и мучениками Иисуса: христиане страдали за свое отвержение антихриста, а иудеи - за отвержение одинаково Христа и антихриста. Хотя Бог позволил, чтобы эти бедствия и гонения пришли как наказание за их всенародное злодеяние, заключающееся в отвержении ими Евангелия и распятии Искупителя, однако Он в Свое время вознаградит стойкость их веры в Его обетования, которых они так долго и упорно держались. Бог предвидел их гордыню и ожесточение сердца, и предсказал это, а также постигшие их бедствия. Он не менее подчеркнуто предсказал устранение их ослепления и окончательное исполнение для них всех земных обетований, данных давным-давно Аврааму и повторяемых один за другим святыми пророками.
 По мере того, как близится время обещанного восстановления Божьей милости для Израиля, мы видим проводимые для этого приготовления. В течение нынешнего столетия среди них заметен процесс просеивания и отделения, разделяющий их на два класса - ортодоксальных и неортодоксальных иудеев. Первые все еще держатся обетований Бога и надеются, что вскоре должно прийти назначенное время оказать милость Сиону. Последние теряют веру в личность Бога, а так же в обетования, данные Аврааму, и постепенно двигаются к либерализму, рационализму и неверию. Ортодоксы - это преимущественно бедные, притесняемые иудеи, а также некоторые богатые и ученые. Количеством они намного превосходят неортодоксальных, хотя последние более влиятельные и уважаемые, ведь нередко это купцы, банкиры, редакторы и т. п.
 Ниже в сокращении приводим исповедание веры ортодоксальных иудеев:
 "Верую искренней и совершенной верой, (1) что Бог есть Творец, Властелин и Создатель всех творений и что Он сделал все вокруг; (2) что Творец един, что лишь Он был нашим Богом, а также есть и навеки будет; (3) что Бог не материален, что Его нельзя постигнуть ни одним из физических свойств, и что нет такого подобия из плоти, к которому Его можно приравнять; (4) что раньше Него не было ничего и что Он будет пребывать вовеки; (5) что преклоняться следует только перед Ним и перед никем более; (6) что все слова пророков истинны; (7) что все пророчества Моисея были правдивы; что он был важнейшим из всех мудрых людей, которые жили до него или будут жить когда-либо после; [Мы можем быть немного снисходительны к ним в такой чрезмерно высокой оценке этого благородного и достойного характера.] (8) что весь Закон, который сегодня находится в наших руках, был передан Самим Богом нашему учителю, Моисею; (9) что этот Закон никогда не должен быть изменен и что Бог не даст нам иного; (10) что Бог знает все помышления и дела людей, как это написано у пророков: "Он создал сердца всех их и вникает во все дела их"; (11) что Бог вознаградит добром держащихся Его повелений и накажет преступающих их; (12) что Мессия еще должен прийти, а если бы и замедлил с пришествием, то все равно "я буду взирать на Господа, ...когда придет"; (13) что умершие будут возвращены к жизни в приемлемое время для Бога, Творца, имя Которого да благословится и память о Нем да святится без конца. Аминь".
 Со времени разрушения их храма и рассеяния народа их жертвы были приостановлены, но во всех остальных отношениях Моисеевы предписания соблюдаются ортодоксальными иудеями до сих пор. Их богослужения, как в былые времена, состоят из чтения Священного Писания, молитвы и восхваления. На второй день их праздника труб они перечитывают историю о жертвовании Авраамом своего сына Исаака и о Божьем благословении для него и его семени. Затем они трубят в трубу и молят Бога привести их в Иерусалим.
 Неортодоксальные или реформированные иудеи, "радикалы", довольно отличаются от ортодоксальных. Большинство из них открыто признает себя атеистами, отрицающими личность Бога. Они отрицают, что должен прийти какой-то Мессия, а если они и не отрицают полностью пророчества, то объясняют, что этим Мессией является сам иудейский народ, который постепенно реформирует мир, и что страдания, предсказанные для Мессии, сбываются в виде преследований и страданий их народа. Другие из них утверждают, что единственным Спасителем мира, которого они ожидают, является цивилизация.
 Безусловно, что первый класс будет собран и благословлен, когда Мессия придет второй раз в силе и славе. Тогда они скажут: "Вот Он, Бог наш! На Него уповали мы, и Он спас нас! Сей есть Господь; возрадуемся и возвеселимся в спасении Его!" (Ис. 25: 9). А в более ясном свете учения Мессии исчезнет всякая вера в пустые традиции, которых они все еще держатся как ценных доплнений к Закону Бога. Быстро приближается время, когда Бог провозгласит мир Израилю, утешит их и полностью устрани их ослепление. Этим мы вовсе не говорим, что те, кто зашел далеко в своем неверии, никогда не прозреют. Боже сохрани. Ослепшие глаза всех, в каждом народе, будут открыты, и все глухие уши услышат по-новому. Но во время возвращения милости эти неверующие иудеи не будут иметь никакой особой привилегии, потому что "не тот иудей, кто таков по наружности" - только по кровному родству и внешнему облику. Иудеями, признанными Богом как дети Авраама, являются те, кто держится веры Авраама и полагается на божественные обетования.

Англо-израильтяне

 Здесь мы должны высказать наше несогласие с взглядами тех, которые утверждают, что англосаксы - это Израиль по обетованию Священного Писания. Короче говоря, они утверждают, что англосаксы, жители Соединенных Штатов и т. п., являются потомками десяти колен Израиля, которые отделились от колен Иуды и Вениамина после смерти Соломона, и которые часто именуются "погибшими... десятью коленами", потому что после плена (всех двенадцати колен) в Вавилоне эти десять колен никогда не утвердились наново в земле Ханаан как "Израиль", но рассеялись как колена и как отдельные личности среди разных народов. Те, теорию которых мы поддаем здесь критике, утверждают, что они могут проследить свой путь к Великобритании, что величие и влияние англоязычных народов мира сводится к факту, что они принадлежат к Израилю и наследуют данные Израилю обетования.
 На это отвечаем: Некоторые свидетельства, выдвинутые в доказательство того, что они являются "потерянными коленами", далеко не столь убедительны. Но если принять во внимание все сказанное ими по этому поводу, то это никак не подтверждает их точки зрения, будто величие, а также влияние англосаксонской расы определяются их принадлежностью к израильтянам по естественной родословной, а тем более принадлежностью к тем, кто "потерян". Их величие объясняется их свободой и интеллигенцией, которые исходят не из того, что они потерялись или родились израильтянами по плоти, а из учений Христа - из света, которому некоторые из духовного семени Авраама позволяют сиять среди них.
 Факт, что десять колен отбились от двух, вовсе не делает им чести, скорее наоборот. Это доказывает, что в то время они были склонны отвергать Божьи обетования. Это знак безбожия, неверия, ведь они хорошо знали, что по Божьему предсказанию Законодатель, Спаситель, Искупитель, Царь, в Котором и через Которого должны исполниться обетования, имел произойти из Иуды. Так вот, колено Вениамина было единственным коленом, помимо Иуды, которое во время бунта проявило веру в Божьи обетования. И хотя по приходе из вавилонского плена те, кто показал свою неизменную веру в Бога и Его обетования (своим возвращением в землю Ханаан), были преимущественно из колен Иуды и Вениамина, однако не все возвратившиеся были из этих двух колен. Среди них находились некоторые из других колен, возлюбившие Господа и искавшие Его с раскаянием, далее уповая на Его обетования. Однако преобладающее большинство из десяти колен, а также из двух, не воспользовалось возможностью вернуться в обетованную землю, предпочитая Вавилон и другие земли. Многие из них предались идолослужению и утратили свое почтение к Божьим обетованиям.
 Мы должны помнить, что только немногие из тех, кто вернулся в свою землю под предводительством Ездры (и никто из вернувшихся с Неемией), были из числа взятых в плен. Преобладающее большинство умерло задолго до того в Вавилоне. Это были их дети, в чьих сердцах все еще горела сильная вера их отцов, и они продолжали надеяться на благословения и почести, обещанные семени Авраама. Так что возвратившаяся небольшая группа, численностью менее пятидесяти тысяч человек, оказалась всеми израильтянами, оставшимися в то время из всех колен, которые своим поступком возвращения в землю обетования показали, что они по-прежнему держатся веры Авраама. Именно этим потомкам самых достойных, просеянных из всех колен Израиля (хотя преимущественно из двух колен и из всех именуемых иудеями по названию царственного и доминирующего колена), наш Господь предложил Себя и Царство в первом пришествии, поскольку они представляли святой народ, весь Израиль.
 Наш Господь относился к ним как к Израилю, а не как к части Израиля или только к Иуде. И о тех, которые держались Божьих обетований, и обо всех других Он одинаково говорил как о "погибших овцах дома Израилева", сбившихся с пути истины, последовавших за традициями ложных пастырей, которые повели их своей дорогой, а не по велению Бога. Господь сказал: "Я послан только [исключительно] к погибшим овцам дома Израилева". В конечном счете, Его миссия ограничивалась домом Израиля - в согласии с вышеприведенным, показывая, что иудеи Его дней были едино признанными представителями "дома Израилева", о чем свидетельствуют слова "весь Израиль" или "наши двенадцать колен, усердно служащих Богу", а также многие подобные выражения нашего Господа и апостолов. Следуя такому изложению, что служение Господа было для Израиля, надо бы помнить, что Он запретил Своим ученикам идти к кому бы то ни было за исключением иудеев в Палестине (Мат. 10: 5, 6; 15: 24).
 Также обратите внимание, как апостолы употребляли слово "Израиль" (а не "Иуда"), говоря о тех, кто жил в то время в Палестине (Деян. 2: 22; 3: 12; 5: 35; 13: 16; 21: 28), и как они применяли относящиеся к остатку Израиля слова Исаии к тем сравнительно немногим, кто принял Евангелие (Рим. 9: 4, 27, 29, 31-33; 10: 1-4; 11: 1, 7-14, 25, 26, 31), и говорили обо всех остальных, как о преткнувшихся и ослепленных. Так вот, даже если бы удалось наглядно показать, что англосакские народы были частью "десяти погибших колен", мы отчетливо видим, что на этом основании и под этим заветом им не могла быть оказана никакая милость, потому как они оставили израильский завет и сделались идолопоклонниками, неверующими и практически язычниками. Кроме того, как уже упоминалось,* все признанные естественным семенем Авраама, продолжавшие отвергать Христа, были отброшены от всякой милости на период от Христовой смерти до 1878 года, когда, согласно хронологии, наступила пора для возвращения к ним божественной милости и для начала устранения их слепоты. Следовательно, выдающееся положение англосаксов в прошедших столетиях ни коим образом не могло быть возвращающейся милостью Израиля. Те, у которых милость была отнята по причине отвержения и распятия Господа, это те, к которым милость должна быть возвращена теперь. Тогда и с тех пор Израиль был представлен "иудеем" (Рим. 2: 9, 10), и именно этот иудей будет теперь возвращен обратно к милости как естественное "семя Авраама". Вместе с духовным "семенем" (выбранным на протяжении Евангельского века - остатком из числа Израиля, иудеев, и остальными, собранными из язычников), они будут Божьими орудиями для благословения всех племен земли.

 -------------------
 *Том II, гл. vii
 -------------------

 Однако будущая милость не будет исключительно для Израиля. Все верующие в обетования завета смогут разделить возвращающиеся милости наравне с естественным семенем, точно так же как в Евангельском веке всякий иудей, принявший Христа, имел право на все духовные благословения и привилегии, предложенные в Евангельском веке. И как лишь небольшой остаток уверовал и принял евангельские милости в начале, так лишь небольшое число человечества, помимо иудеев, будет готово к новым законам и условиям Тысячелетнего века под справедливым руководством прославленного Господа и Его прославленной Церкви. Поэтому сначала лишь немногие, кроме иудеев, получат в нем благословения.
 Иудей, издавна приученный стараться выполнять и полагаться на дела послушания Закону, чтобы снискать для себя божественное благословение, оступился на первой же особенности Евангельской эпохи - отпущении грехов (без дел) всякому верующему в законченное дело Иисуса и совершенно достаточную жертву за грех. Однако почтение иудея к Закону обратится ему в пользу на рассвете Тысячелетнего века, и никто кроме него не будет так готов к строгим требованиям и законам, после того как минует его ослепление относительно Христа и ценности Христовой жертвы за грехи. Дела нужны после уверования в Христа, так как до этого они не принимались. Иудей, принимая любовь и милость Бога во Христе, не будет так расположен терять из виду Божью справедливость, как многие сегодня. Другие, наоборот, будут на какое-то время ослеплены и не готовы признать правила Царства, в котором справедливость будет измеряться шнуром, а праведность - весами.
 Как иудей был ослеплен ложным понятием о Законе, утратившим важность посредством ложных учений, так и ныне многие язычники будут иметь препятствия ухватиться условий милости Тысячелетнего века по причине ложного представления учения о милосердии в деле прощения греха, созданного ложными учителями настоящего времени, которые делают бессодержательным Евангелие Божьего милосердия своими софистическими мудрствованиями - "отвергаясь искупившего их Господа" (2 Пет. 2: 1). Они также отвергают то, что была дана или вообще была нужна какая-то цена искупления для возрождения человека. Они утверждают, что ошибаться - дело человеческое, а прощать - дело божественное, то есть, заключают они логически, случайный грех вполне простим и не подразумевает строгого наказания, искупления и т. д., ведь не будь грехов, чтобы прощать, Бог лишился бы удовольствия и должности прощать. Упуская из виду Божью справедливость, они не способны видеть философию Его плана примирения кровью креста, предоставляя отпущение грехов посредством искупительной жертвы только тем, кто принимает Христа и борется против греха. Ослепленные своими неопределенными понятиями о Божьей справедливости и строгости, только немногие из них будут столь же хорошо подготовлены, как иудей, к тому взыскательному повиновению по способностям, которое потребуется от всех в следующем веке.
 В виде иллюстрации приготовления иудея признать смерть Иисуса Христа как свое искупление - как соответствующую цену, законное примирение за человеческие грехи, - приводим слова, вышедшие из-под пера одного молодого еврея, обращенного к Христу, которые описывают ежегодное празднование "Великого Дня Примирения", отмечаемого ортодоксальными иудеями в наши дни. Статья появилась в "The Hebrew-Christian" и гласит следующее:
 "Йом Киппур, Великий День Примирения, был очень важным днем для моего отца, потому что в этот святой день искупления он не только постился, молился и умерщвлял себя, но и фактически проводил всю ночь в синагоге в молитве. В этот великий день я часто видел моего набожного отца в слезах, когда он повторял трогательное признание своей вины вслед за перечислением жертв, определенных Богом для принесения за оплошности и умышленные грехи. Сколько раз проливал и я свои слезы сочувствия, когда мы вместе жалобно оплакивали то, что у нас теперь нет ни храма, ни первосвященника, ни алтаря, ни жертв. Накануне этого торжественного дня он, вместе с остальными иудеями, брал петуха и, повторяя определенного рода молитвы, оборачивал живую птицу трижды над своей головой, повторяя такие слова: "Пусть это будет вместо меня, пусть это будет моей заменой, пусть это будет моим примирением; пусть эта птица идет на смерть, а я - к благословенной жизни". Затем он возлагал на птицу руки, подобно как возлагалось руки на жертву, и сразу после этого петух отдавали зарезать. Это единственная кровь, которая проливается в Израиле сегодня. Кровь волов и козлов уже не течет у медного алтаря".
 "Мой отец прилагал все старания, чтобы добыть белого петуха, и совершенно не допускал красной птицы. Когда я спрашивал его, почему он так делает, он отвечал мне, что красных петух уже покрыт грехом, так как грех сам по себе красный, как написано: "Если будут грехи ваши, как багряное, - как снег убелю; если будут красны, как пурпур, - как волну убелю" (Ис. 1:18). Потом он продолжал: "Ты увидишь, что раввины записали в Талмуде, что если петух белый, то он не заражен никаким грехом, а, значит, может принять грехи иудеев. Но если петух красный, то он полностью покрыт грехами и не пригоден нести наши преступления".
 "Причина, почему они используют петуха, а не какое-то другое создание, такова. По-еврейски человек называется гевер. Поэтому, если гевер (человек) согрешил, гевер должен понести за это наказание, Но поскольку наказание тяжелее того, что могли бы вынести иудеи, то раввины подставили вместо них петуха. На халдейском наречии петух называется гевер; таким образом, божественная справедливость считается удовлетворенной, потому что гевер согрешил и гевер, то есть петух, пожертвован".
 "Такой пустой вымысел можно бы воспринять как необыкновенное свидетельство наиболее поразительного факта, что хотя многие иудеи наших дней напрочь отрицают примирение, основная часть народа еще как-то чувствует безусловную необходимость жертвы за грех, а также то, что без примирения покаяние безполезно для спасения. Если бы, вместо чтения басен раввинов, иудеи изучали Библию, то узнали бы, что Господь Иисус, истинный Мессия, в Своем собственном блаженном лице совершил это самое примирение за грех, которое они, по своему невежеству, считают возможным сделать жертвованием петуха. Гевер (человек) согрешил и гевер (человек), человек Иисус Христос, отдал Свою душу как жертву за грех" (Исаии 53: 10).

В первую очередь иудею

 Так вот, Божье предсказание, что Израиль (за исключением немногих верных) будет ослеплен своим Законом (Рим. 11: 9), исполнилось самим естественным образом. Дальнейшее Его предсказание, что милости и условия Тысячелетнего века благословят многих из них намного скорее, чем других, также должно свершится вполне естественным образом, исходя из логических причин.
 Так что блага Тысячелетия будут в первую очередь для иудеев - хотя бы в силу заветов и т. д., - как и евангельские милости были предоставлены им в первую очередь. Окончательно будет так, как пророчествовал Симеон: "Лежит сей на падение и на восстание многих в Израиле". И близок час, чтобы этот народ, так долго бывший в упадке, поднялся.
 Однако будем остерегаться довольно распространенного заблуждения, принимаемого теми многими, которые нечто знают об этих обетованиях и полагают, что надо дословно воспринимать следующие слова: "Потом обращусь и воссоздам [дом] скинию Давидову падшую, и то, что в ней разрушено, воссоздам, и исправлю ее". "И даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его". "А раб Мой Давид будет Царем над ними" (Деян. 15: 16; Лук. 1: 32; Иез. 37: 24). Если нельзя поддавать сомнению буквальность обещанного возвращения Израиля в его собственную землю и восстановления Иерусалима на его собственных развалинах, то одинаково можем быть уверены, что дом и престол Давида не следует понимать как буквальные камни, дерево и т. п. Восстановление дома Давидова касается восстановления царственности и господства в руках одного из потомков Давида. Иисус Христос является обещанной ветвью дома Давидова и наследником его престола; и когда Его власть начнет учреждаться, это станет началом воссоздания (прочного установления) некогда временного дома или скинии Давида, которая была ниспровергнута и многие столетия лежала в прахе. Подобно "престол Давида", на котором воссядет Мессия, относится не к скамье из дерева, золота и слоновой кости, на которой сидел Давид, а к величию, силе и власти положения, занимаемого Им. Та власть (положение или престол, который Давид занимал на протяжении нескольких лет) должна осуществляться с более величественным размахом Помазанником Иеговы, нашим Господом Иисусом.
 Но какую власть имел и осуществлял Давид? На это отвечаем, что это была власть Иеговы: Давид "сел на престоле Господнем [Иеговы]" (1 Пар. 29: 23); и это та же самая власть, которая будет поддерживать Христа в Его Тысячелетнем Царстве. Если воспринять это должным образом, то становится очевидным, что Давид и его престол (то есть божественная власть) установленный в образном народе Израиля, были всего лишь образной иллюстрацией Христа и Его Царства. А для Давида главной почестью явится, если он окажется достойным, стать одним из "князей", которым Эммануил доверит земную часть Своего Царства (Пс. 44: 17).
 Имя Давида, как и его царство, были образными. Имя Давид означает Возлюбленный; и именно Возлюбленный Божий Сын будет царем над всей землей в тот день, а не образный возлюбленный Давид былых времен. К тому же следовало бы четко различать Новый Иерусалим - небесный или духовный город с его двенадцатью основаниями-апостолами, - и древний Иерусалим, который должен быть восстановлен на своих старых грудах. Обещанное восстановление древнего Иерусалима подразумевает не только восстановление домов и т. п., но, прежде всего реорганизацию правления Израиля, поскольку город в пророчестве всегда является символом или изображением правления. Так вот, обещанное восстановление Иерусалима на его древних фундаментах означает государственную реорганизацию Израиля по похожему принципу, что был у них прежде - как народ, над которым удерживал Свою власть Помазанник Иеговы. Новый Иерусалим представляет Евангельскую Церковь во славе и силе Царства, духовную и невидимую людям, однако всесильную. Сошествие его на землю (Отк. 21: 2) обозначает выполнение прошения молитвы нашего Господа, говорящего: "Да приидет Царствие Твое"; и его "приход" будет постепенным, а не внезапным. Оно уже "сходит", оказывает все большее влияние, и, как следствие, мы видим предварительные шаги, ведущие к восстановлению древнего Иерусалима. В конечном итоге будет достигнут результат, упомянутый в молитве нашего Господа: Божья воля будет исполняться на земле как на небе. Новый Иерусалим и Новые Небеса - это синонимы, обозначающие новую духовную, правящую власть.
 Уже рассмотренные пророчества указывают на 1878 год как на дату, в которой исполнилось "двойное" время ожидания Израилем Царя, от которой следует датировать возвращение Израиля к милости и устранение его ослепления. Это время, после которого пришла пора "говорить к сердцу Иерусалима и возвещать ему, что исполнилось время борьбы его [ожидания - его "вдвое"], что за неправды его сделано удовлетворение, ибо он от руки Господней принял [свое] вдвое за все грехи свои" (Ис. 40: 1, 2).
 Как и следовало ожидать, с той поры мы видим явные признаки возвращения милости к этому народу - видим движение в сторону их действительного насаждения обратно в собственную землю и восстановления как великого народа на основании многочисленных Божьих обетований, ведь "так говорит Господь, Бог Израилев: подобно этим смоквам хорошим Я признаю хорошими переселенцев Иудейских, которых Я послал из сего места в землю Халдейскую; [Вавилон - мистический Вавилон, христианство, как показано в стихе 9, ведь что со времени их низложения они были рассеяны среди всех народов так называемого христианства]; во благо им [чтобы их высечь и наказать, как сокрытое благо для них]. И обращу на них очи Мои во благо им, и возвращу их в землю сию, и устрою их, а не разорю, и насажу их, а не искореню [это не могло относиться к возвращению из плена буквального Вавилона, так как по возвращении они снова были разорены и искоренены]; и дам им сердце чтобы знать Меня, что Я - Господь, и они будут Моим народом, а Я буду их Богом; ибо они обратятся ко Мне всем сердцем своим" (Иер. 24: 5-7).
 "Так говорит Господь: Вот возвращу плен шатров Иакова, и селения его помилую, - и город [Иерусалим] опять будет построен на холме своем, и храм [святыня] устроится по-прежнему... И сыновья его будут как прежде, и сонм его будет предстоять предо Мною, и накажу всех притеснителей его. И будет вождь из него самого, и владыка его произойдет из среды его... Вот, Я приведу их из страны северной [из России, где сейчас проживает почти две третьих всех иудеев] и соберу их с краев земли... великий сонм возвратится сюда. Они пошли со слезами, а Я поведу их с утешением... Слушайте слово Господне, народы, и возвестите островам отдаленным, и скажите: Кто рассеял Израиля, Тот и соберет его, и будет охранять его, как пастырь стадо свое; ибо искупит Господь Иакова и избавит его от руки того, кто был сильнее его. И придут они, и будут торжествовать на высотах Сиона; и стекутся к благостыне Господа, к пшенице и вину и елею, к агнцам и волам; и душа их будет как напоенный водою сад, и они не будут уже более томиться" (Иер. 30: 18, 20, 21; 31: 8-12).
 Однажды отверженный ими великий Искупитель не только возродит и поднимет живущие роды этого народа, но возрождены должны быть также мертвые, потому что "так говорит Господь Бог: Вот, Я открою гробы ваши и выведу вас, народ Мой, из гробов ваших, и введу вас в землю Израилеву. И узнаете, что Я - Господь, когда открою гробы ваши... И вложу в вас дух Мой, и оживете, и помещу вас на земле вашей, - и узнаете, что Я - Господь, сказал это - и сделал, говорит Господь" (Иез. 37: 12-14).
 Эти удивительные обещания не исполнятся в двадцатичетырехчасовом дне, а на протяжении Тысячелетнего дня. Они имели свое заметное начало в 1878 году как следствие Берлинского Конгресса Народов. Сегодня иудеи пользуются гораздо большими привилегиями в земле их отцов, нежели это предоставлялось им на протяжении столетий. Для надменных турков они уже больше не "псы".
 Думаем, не всем известно, что Англия уже приняла протекторат над Палестиной и, естественно, над всеми азиатскими провинциями Турции, одной из которых является Палестина. Англия давно видела потребность защитить Турцию, и то по трем причинам: во-первых, ее имущие классы являются крупными владельцами турецких облигаций; во-вторых, если бы Турция обратилась к одному из соседствующих народов или была разделена между ними, Англия получила бы очень мало или вовсе ничего из добычи, и другие соперничающие народы поднялись бы к более видному положению и влиянию, чем Англия, в контроле над делами Европы; и третье, самое важное: Англия отдает себе отчет в том, что в случае устранения турецкого правительства, весьма увеличилось бы влияние России в южной Азии и вскоре поглотило бы Восточную Индию, для которой английская королева приходится повелительницей, и откуда Англия берет огромные прибыли от торговли и т. п. Поэтому видим, что Королевская партия или партия Тори Англии энергично поддерживает турок. И когда в 1878 году Россия собиралась войти в Константинополь, вмешалась Англия и послала в этот порт свою флотилию канонерок. Следствием этого стал Берлинский Конгресс 13 июня 1878 года, на котором главной фигурой был еврей, лорд Биконсфилд, премьер-министр Англии. В то время дела Турции были улажены так, чтобы сберечь в то время ее национальную целостность, одновременно так согласуя статус ее провинций, чтобы в случае окончательного разделения, мировые державы знали, какой частью каждая из них может надеяться завладеть. В то время всем провинциям Турции была предоставлена значительно большая религиозная свобода, и Англия, по тайному договору с Турцией, получила протекторат над азиатскими провинциями. На языке историка Джастина Маккарти это звучит так:
 "Английское правительство принялось обеспечить Турции защиту от всяких посягательств на ее азиатские владения... и формально обязалось защищать и охранять Турцию от любого нападения и агрессии, а также заняло Кипр с тем, чтобы иметь более эффективное и выгодное положение для осуществления данного проекта".
 Так вот, Палестина, как одна из названных азиатских провинций, уже находится под опекой Англии. Этим объясняется значительно большая нерешительность турецкого правительства в навязывании своих законов, противоречащих иудейским интересам. Вслед за этим, ниспосланным провидением, открытием Палестины для иудеев, последовало возобновление гонений в "земле северной" - России и Румынии, - чтобы побудить, и это бесспорно, эмиграцию иудеев из этих стран в их собственную землю. В результате такого стечения обстоятельств Палестина (и, прежде всего, Иерусалим) быстро наполняется иудейским населением "ортодоксального" типа. В Иерусалиме иудеи уже численно превосходят все другие народности вместе взятые, хотя столетия до этого они были в значительном меньшинстве.
 "New York Herald", комментируя в свое время овладение Англией островом Крит, оккупацию ею Египта, а также положение Турции и ее провинций, писала:
 "Мы живем в стремительном веке, и даже история делается быстрее. Прежде войны длились обычно целые десятилетия; цивилизация продвигалась медленно; коммуникация между народами и последующая взаимная выгода, протекала с соответствующим опозданием. Сегодня изобретение, сделанное в одной стране, тот час же становится известным за тысячи миль, и весь мир может воспользоваться им одновременно. Особенно этот дух поспешности обнаруживается в политике. Раньше планы государственных деятелей требовали для осуществления смены целых поколений. Сегодня же самые смелые планы претворяются в жизнь самими создателями, а карта континентов меняется за неделю. О том, как быстро продвигаются события и делается история, становится предельно ясно из волнующей всех восточной проблемы... В самом центре арены спорных интересов лежит Палестина - дорогая сердцу иудея, христианина и мусульманина. Государственный деятель называет ее ключом ко всему. Осматриваясь за пользой для своих соотечественников, он говорит, что ввиду ее удивительной плодородности, которая в древности содержала миллионы людей, ввиду ее грандиозных возможностей для коммерции, которая в былые дни сделала ее порты поприщем деятельности и изобилия (а Тир и Сидон доныне являются "притчею во языцех"), и, наконец, ввиду того, что Палестина находится на границе Европы и Азии, имея, таким образом, превосходное местоположение, владение Палестиной наиболее желанно для его патриотического сердца. Историк говорит, что первым международным происшествием, о котором имеется письменное упоминание, был захват Палестины; с тех пор и доныне она являлась центром заинтересованности, поэтому он со своей стороны озабочен ее будущим. Религиозный человек не в состоянии выразить словами того интереса, который он, со своей точки зрения, питает к тому, что он называет Святой Землей: для него там каждый камень - эпопея, а каждое дерево - поэма. Искушенный коммерсант утверждает, что скоро будет построена система азиатских железных дорог (а построена она будет так скоро, как будет установлено постоянное правительство), то географическое положение Палестины сделает ее государством, где сойдутся большие железнодорожные пути, чтобы перевозить товары из Азии на рынки Европы и Америки и обратно. И как в дни Соломона в ее пределах сосредоточивалась торговля трех континентов, так и в будущем торговля этих же континентов потечет обратно к этому благодатному месту. Его надежд нисколько не умерит даже то, что их осуществление кажется отдаленным. Помня быстрый рост Чикаго или Сан-Франциско, быстрое преобразование пустынь в населенные Штаты, он попросту произносит: "События сегодня следуют стремительно" - и ждет".
 "В то время, когда великие христианские державы стоят, одетые в броню, чтобы ухватить желанный и соблазнительный ломоть в ту самую минуту, когда его упустит отживающий свое турок, вперед выходит историческая фигура и заявляет: "Эта земля моя!" И когда державы оглядываются, чтобы взглянуть на говорящего, они узнают в нем иудея - дитя патриарха, который жил в Палестине, когда она была захвачена первый раз, и который охотно явился бы сам, чтобы принять ее как свою, когда о принадлежности Палестины дискутируется спустя тридцать шесть столетий!"
 "Какое удивительное совпадение! "Нет, нет - ответит иудей, - это вовсе не совпадение, это моя судьба". А теперь коротко поразмыслим над положением иудея в этом вопросе будущего Палестины. Нации рождаются из идей. Из идеи германского единства германская империя стала свершившимся фактом, провозглашенным всему миру из Версаля под грохот французских пушек, ответивших "аминь" на германские молитвы о своем благополучии. Из возгласа "Italia irridenta!" родилась новая Италия наших дней, раскатистый звук которого снова пробудит побережье Средиземноморья. Из традиции древней Греции была создана современная Греция. Поэтому христиане осознают, каким образом еще могут осуществиться давно лелеянные надежды иудея. Хотя они всецело допускают, что Палестина принадлежит только иудею, что только он особо годится для развития будущего этой изобилующей страны, что его овладение ею рассеет опасения завистливых держав, тем не менее, основание в ней иудея станет шагом справедливости, достойным вознаграждением за все ужасные злодеяния, причиненные ему - мученику истории".
 "Что касается самих иудеев, то вряд ли стоит говорить, как они жаждут возрождения. В девятый день их месяца Ав они постятся в память о разрушении их храмов, а также о всенародных бедах, сопутствующих тем событиям. Нет такого утра или вечера, в котором они не молились бы: "Собери нас вместе с четырех сторон земли"; "Возроди наш народ, как в древности"; "Поселись посреди Иерусалима". Эти слова произносятся во всяком городе, где найдется иудей - то есть по всему свету. Такое постоянство почти не знает границ, и до сего дня испанские иудеи во всех землях (даже в этой отдаленной стране) посыпают прахом из Палестины или "tierra santa", как они ее называют, глаза своих умерших - как поэтическое и патетическое доказательство их любви к священной земле ".
 "Когда рельсы достигнут Иерусалима, придет Мессия" - слова, косвенно относящиеся к Исаии 66: 20, где в своем видении пророк видит изгнанников, возвращающихся при помощи всевозможных средств для передвижения, среди которых есть нечто, называемое им "киркарот". Английский перевод говорит: "На быстрых животных", что, конечно же, слишком непределенно, или: "На одногорбых верблюдах", - что совсем неправильно. Не лишены довода те филологи, которые считают это слово производным от "кар" ("печь"), и "каркар" - ("колебаться"), утверждая, что пророк подыскивал новое слово для того, что было показано ему в видении, а именно, для быстро движущегося поезда. "Когда царствует Николай, придет искупление" - вот косвенное обращение к Исаии 63: 4. Из этого стиха гебраисты сформировали (при помощи того, что они называют "Раше Табот") предложение: "Весь Иуда услышит и увидит падение Николая, императора Московии, за то, что угнетал детей Иуды; и после того, как случилось нам пасть, придет наше настоящее искупление, и для детей Иуды приблизится радостная весть пророка Тишбита [Илии]", Это и подобное ему очень важно, так как свидетельствует об иудейском мышлении".
 Перед нами убедительное напоминание, как иногда почти мирские люди, сами того не зная, бывают близки к истине когда говорят, что патриарх Авраам "охотно явился бы сам, чтобы принять" (спустя тридцать шесть столетий после его смерти) землю обетования как свою собственную и своих потомков. То, что некоторые могли бы считать полетом фантазии, станет, как утверждает Священное Писание, свершившимся фактом. Ведь, как мы уже убедились*, Авраам, Исаак и Иаков, вместе с Даниилом и всеми святыми пророками, "достигнут совершенства" - будут пробуждены из смерти к человеческому совершенству, после того как Евангельская Церковь будет прославлена (Евр. 11: 40). Они будут "князьями по всей земле" (Пс. 44: 17), будут земными, видимыми представителями Христа - духовного, невидимого Правителя. Аврааму и его семени земля обетованная была дана в вечное владение, так что он должен принять ее в будущем, поскольку никогда не имел ее даже на стопу ноги (Деян. 7: 5).

 ----------------
 *Том. I, глава xiv.
 ----------------

 Письмо, опубликованное в одном чикагском издании, дает знаменательное свидетельство постепенного продвижения реституции в Палестине и приготовлений к обещанным в будущем Божьим благословениям для нее и для ее народа:

Иерусалим, 23 ноября 1887 года

 "Очень рад рассказать вам о тех славных вещах, свидетелями которых мы стали на протяжении шести лет нашего проживания здесь. Когда мы прибыли сюда шесть лет тому назад, нас было четырнадцать взрослых и пятеро детей. Путешествуя в сторону от Яффы, мы были глубоко поражены запустением земли. Вокруг не было видно даже клочка зелени; маслиновые деревья и виноградные лозы до такой степени были покрыты серой пылью жаркого и засушливого лета, что трудно было себе представить, что под ней еще могла быть какая-то зелень. Казалось, что земля высохла до самого основания. Но с того времени мы никогда больше не видели, чтобы она выглядела подобным образом. Из года в год она становится все зеленее, и сегодня многие из тех бесплодных холмов покрыты виноградниками и оливковыми деревьями, совершенно меняя их облик".
 "Вы спросите, в чем причина такой огромной перемены? Бог обещал, что как Он привел всяческое зло на эту землю, так Он и приведет на нее большие благословения, и они, бесспорно, начались ниспосланием значительно большего дождя, чем за многие минувшие столетия. Он посылает хорошие ливни и обильные росы там, где, как правило, их никогда не было, а летом Он посылает облака, которых не знали здесь даже двадцать лет тому назад. Это смягчает зной и не позволяет земле так высыхать. Пять лет назад, в июле и августе (в эти месяцы еще никогда не шли дожди) Господь послал дождь, шедший три часа в Яффе, шестнадцать часов в Дамаске, и много дождя во всей округе, так что американские газеты отметили это как доказательство изменения климата в Палестине. Также, когда мы приехали сюда, здесь было очень мало иудеев, вернувшихся в эту землю, однако преследования в России, Германии и других местах начали вынуждать их уезжать. Помимо эдиктов султана, они начинают возвращаться в эту землю, покупают ее, сажают, строят, а также прибирают к своим рукам торговлю в городе. Ныне их намного тысяч больше, чем когда мы приехали".
 "На деле Иерусалим сегодня находится в руках иудеев - если говорить о торговле. Иудей уже не находится, как когда-то, под пятой мусульманина. Они, также, быстро возводят новый город, точь-в-точь как описано в Иер. 31: 38-40; 32: 43, 44, так что даже турки, которые здесь у власти, замечают это и говорят друг другу: "Это от Бога; что ж мы можем сделать?" Что еще можно сказать, кроме того, что Бог быстро исполняет в наши дни Свое Слово и завет, заключенный с Авраамом? А мы свидетели этого".
 Несмотря на притеснения и тиранию, которые согнули их в сам прах, за последние годы мы находим многих из них поднимающимися к богатству и знатности, значительно превосходя своих языческих соседей. Имея такие средства и занимая столь видное положение, у них во многих случаях возникает похвальное желание передать это для поднятия иудейской нации, а мудрые и направленные шаги многое делают в данном направлении. Такой поворот в иудейских делах привлекает внимание мыслящих людей, как из числа иудеев, так и язычников.
 Высказывания ведущих иудейских изданий и различные движения, возникающие ныне с целью колонизации Палестины, а также для содействия и поддержки уже поселившимся, свидетельствуют о том, что тысячи направляют свои жаждущие взоры в землю обетования. Такой поворот в иудейских делах начался с 1878 года, и развитие событий с той поры способствовало и далее способствует удивительному пробуждению в этом отношении, что само по себе является примечательным знамением времени. Для примера цитирует из "Jewish World" (20 августа 1886 года):
 "В тучах, которые до сих пор бросали столь мрачную тень на Святую Землю, появились просветы. Будущность этой несчастной страны, столь долго окутанной беспросветной тьмой, начинает понемногу проясняться, а мерцание более счастливого положения дел уже почти в пределах досягаемости наших предвосхищений... Двум институциям определено сыграть заметную роль в деле улучшения условий иудеев в Палестине - Сельскохозяйственной Школе в Яффе и институту Лионела Де Ротшильда вблизи Иерусалима. Мы могли бы причислить сюда и третью, в лице Завещательного Фонда Монтефиоре, который, благодаря содействию строительным организациям и сооружению дешевых домов, сделал многое, чтобы способствовать зажиточности и уменьшить нужду и трудности быта в Святом Городе... В эту минуту мы очень близко осознаем, что перспективы иудеев в Палестине уже не окутаны мраком. С одной стороны там задействованы силы для улучшения условий наших братьев, которые с умом разработаны и своеобразно организованы, и которые ныне прилежно внедряются; с другой стороны народ измучился своей нуждой и бездеятельностью и проявляет все большее стремление воспользоваться усилиями, прилагаемыми для его реабилитации. Такое состояние дел преисполнено счастливыми последствиями, и ни один иудей не преминет поразмыслить о нем с удовольствием".
 В следующем номере той же газеты заглавная статья под названием "Будущее Палестины" заканчивается такими словами:
 "Вместе с последним притоком земледельцев в колонии, основанные при участии фондов Монтефиоре, Гирша и Ротшильда, должны найтись трудолюбивые руки на этой арене возрождения, где "пустыня... расцветет как нарцисс", должны найтись охочие руки и охочие сердца, которые вернут Святую Землю из ее долгой ночи смерти и возродят национальный дом иудеев к жизни и свету".
 Другая газета "The Jewish Messenger" пишет:
 "В то время как люди поглощены своими мелкими заботами, веденные попеременно надеждами и опасениями, грандиозный и величественный ход человеческих событий движется неумолимо к завершению, к исполнению неизбежного закона, контролирующего все человеческие дела. Тут и там люди поднимают свой слабый голос в надежде остановить эту волну прогресса и придержать ладонь Предвечного. С таким же успехом они могли бы попытаться остановить закон, направляющий Вселенную. Но народы имеют такой же определенный путь, что и звезды, сверкающие над нами на голубом небосводе, и народ Израиля является яркой неподвижной звездой среди других. Во всех своих странствиях он оставался верным своему пути. Ее миссия была предвидена и предсказана, а в пророчествах было предопределено его окончательное восстановление в Святой Земле. О том, что это пророчество исполняется, свидетельствуют знаки времени. Делается это столь тихо и столь постепенно, что лишь те, которые придают этому внимание, осознают важность происходящего".
 "Палестина политически необходима иудейскому народу. Заново обосноваться, как нация, в Святой Земле означает возвысить весь Израиль. Это ставит его как народ наравне с народами земли. Это дает иудею политическую силу и право независимости, означающие защиту. Это делает его гражданином своей страны и дает ему паспорт среди народов земли... Все это может показаться неосуществимым для человека, сидящего в конторе и поглощенного своими книгами, для торговца в магазине, занятого подсчетом своей прибыли и своих убытков, и, наконец, для человека, погрязшего в блаженствах светских утех, но ясно как полуденное солнце для всякого, кто занимается изучением политического гороскопа".
 "Даже при осознании политической автономии не все иудеи, рассеянные по миру, будут стекаться в Палестину в одночасье. В Азии находится 300 000 иудеев, в Африке - 400 000 и 500 0000 проживает в Европе. Собственно от них Палестина и будет черпать жизнь для своего возрождения. Иудей, рожденный в Америке, непременно останется американцем; и если бы ему пришлось когда-либо навестить Святую Землю, то только ради удовольствия и путешествия, чтобы увидеть землю, известную как основное место рождения его геройского народа".
 "Кто-то может сказать, что с географической точки зрения Палестина слишком мала, чтобы оказывать существенное влияние как политическая, интеллектуальная или моральная сила среди народов земли. На это отвечаем, что в древности Греция была силой, и в настоящее время небольшой британский остров также является силой. Но чем они являются в географическом отношении? Интеллект, моральная сила и национальная гордость - вот что делает народы великими, а не размер территорий. Именно интеллект и нравственная сила сделают Израиля славным среди народов".
 "Jewish Chronicle" говорит:
 "Это движение нельзя сдержать. Мы не можем позволить себе стоять обок, сложа руки, когда происходит новый "исход". Мы, иудеи, почти две тысячи лет не расставались с мыслью, что конец наших вековых страданий, сквозь которые нам случилось пройти, наступит лишь тогда, когда мы снова овладеем землей наших отцов. Так неужели эта вера должна пошатнуться именно в тот момент, когда видно, что она вот-вот осуществится? Или может надо надеяться, что возвращение будет проводиться столь таинственными средствами, что это будет вне усилий человеческих существ? Бог исполняет Свою волю посредством воли людей, и если пророчества должны исполниться, это случится с помощью человеческой воли и энергии. Возможно это слишком возвышенные предметы, чтобы приобщать их к практическому плану размещения нескольких иудейских колоний в Палестине. Но именно из подобных малых начал часто вырастают великие события; и возвращение небольшой группы иудеев в Святую Землю не преминет промолвить к разуму о возможности и реальности гораздо большего возвращения, к которому до сих пор была направлена вся иудейская история и стремления всех иудеев".
 Другие (не иудеи) известные люди в мире также видят и комментируют растущую значимость Израиля. Обратите внимание на следующее из "Central Presbyterian":
 "Вместо того чтобы умирать, иудейская плоть проявляет все большую живучесть. Их невозможно ни истребить, ни поглотить. Они переходят из страны в страну, чтобы везде становиться практически хозяевами. Они приобретают землю в Германии и Венгрии, и богатеют в России; они - великие банкиры в Лондоне и Париже, и занимают ведущие места в европейской коммерции. За десять (последних) лет Ротшильды предоставили 100 000 000 фунтов стерлингов займа Англии, Австрии, Пруссии, Франции, России и Бразилии".
 Недавно лорд Шафтсбури, Англия, сказал:
 "Существует огромная зависть к этому удивительному народу, который выходит ныне на первый план. И взгляните, какое знамение времен: где бы не были иудеи, они либо самые первые, кого преследуют, либо самые первые во всяком роде занятий! Когда спросили одного знатного гражданина Берлина: "Какова история этих мощных антииудейских настроений, которые существуют у вас в Берлине и во всей Германии?", он ответил: "Я скажу вам. Эти иудеи, если займутся торговлей, то становятся первыми коммерсантами; если они пойдут по банковской линии, то становятся первыми банкирами; если займутся правом, то становятся первыми юристами, а если возьмутся за литературу, то превосходят нас всех. Какую бы карьеру они не выбирали, они везде вытесняют язычников. А мы, скажу вам, сэр, не потерпим этого".
 "Преследование иудеев в России и Польше не имеет религиозной или национальной подоплеки. Причина не в этом. Россияне преследовали бы любой другой народ, окажись он в том же положении, что иудеи. Учтите, что иудеи держат в долговой зависимости значительную часть земельной собственности России; они держат в долгах чрезвычайно большую часть крестьянства, а также многих мелких торговцев в разных частях империи. Каждый отдельный случай, предоставляющийся ныне русскому населению для грабежа и мародерства иудеев, почти наверняка будет использован. Уничтожая иудеев, а также их бумаги, россияне избавляются от документов, которыми они связаны и которые могут быть представлены как доказательства против них. До тех пор, пока существует собственность, принимаемая в залог, до тех пор русские люди будут восставать против иудеев".
 Ниже приводим отрывок из опубликованного в одной английской газете письма м-ра Чарльза Рида, новеллиста, хорошо известного в литературных кругах, несколько лет тому назад обратившегося к Христу и Библии:
 "Иудейский народ, хотя и находится в немилости, окончательно возьмет обратно свою древнюю территорию, которая явно ждет его. Пророчества ясны как день в двух отношениях: что иудеи должны снова вступить во владение Палестиной и таки господствовать от Ливана до Евфрата; и что это событие должно быть первым в большой веренице перемен, ведущих к огромному улучшению условий бедного, страждущего человечества и творения вообще. Теперь нас ждет замечательное событие, столь же неизбежное, как и то, что завтра взойдет солнце. Единственная разница состоит в том, что солнце взойдет в определенный час, а иудеи завладеют Сирией и возвратят народную славу в неизвестный день. Нет сомнения, человечество имеет слабость полагать, что неопределенная дата должна быть отдаленной. Но это необоснованно. Обязанность здравомыслящих и рассудительных людей следить за предвещающими знамениями и оказывать покорное содействие - если только эта великая привилегия должна стать нашим уделом".
 "Разве внезапное преследование иудеев в том самом народе, где они наиболее многочисленны, не является предостерегающим знамением и напоминанием со стороны Провидения, что городом их пребывания не является европейская Тартария? Эффективно колонизировать Палестину можно единственно из России, где три миллиона иудеев дрожат за свою жизнь и собственность; за ними последуют остальные. История - это зеркало за нашей спиной. То, что иудеи уже сделали, они могут сделать еще. Это народ гениев, а гений - он не только по природе, но и по воле, привычке или случаю. Что пробовал этот народ, в чем затем потерпел неудачу? Воины, писатели, строители, торговцы, юристы, земледельцы - везде самые лучшие! В этом история повторяется".
 "Они будут великими в искусстве мира и войны, а враги их растают перед ними как снег с насыпи. Если окажется, что уже в самом начале они нуждаются в помощи любого другого народа, благословен тот народ, который ее предложит. А народ, который гонит их, будет так или иначе наказан в назидание. Поэтому, в случае, если последние поругания как-то склонят иудейских лидеров к колонизации Палестины из России, то давайте щедро предоставим им корабли, моряков, деньги - что бы они не попросили. Такое национальное капиталовложение будет получше египетских, бразильских или перуанских облигаций".
 Иудейская пословица последних лет гласит: "Когда рельсы достигнут Иерусалима, придет Мессия", и это согласуется с символическим отображением железной дороги пророками Наумом (2: 3-5) и Исаией (66: 20). И действительно, пословица близка к истине, потому что рельсы достигнут Иерусалима "в день приготовления" - во время присутствия Мессии. Следующий отрывок из ежедневной печати предлагает интересный взгляд на этот вопрос:
 "Галилей был прав: мир действительно движется. Железная дорога должна быть построена из Иерусалима в Яффу, которая находится на побережье Средиземноморья, на расстоянии 31 мили, являясь древним портом иудейской столицы, местом выгрузки кедров для строительства храма. Один иудей из Иерусалима, по имени Джозеф Набон, оттоманский подчиненный, получил для этой цели документ от самого султана. Документ имеет силу 71 год. Приблизительная стоимость строительства составляет 250 000 долларов. Так вот, с той поры цивилизация должна водвориться в Палестине. Девятнадцатый век придет в эти окрестности, когда первый паровоз запыхтит в Иерусалиме".
 Последующее письмо от корреспондента "Pittsburgh Dispatch", недавно появившееся в этом журнале, является подтверждением нынешнего прогресса в Палестине и, прежде всего, в Иерусалиме:

Иерусалим, 12 июля 1889 года

 "Из сорока тысяч жителей Иерусалима тридцать тысяч - иудеи. Турецкие власти, которые столетия до этого запрещали им проживать в Святой Земле более трех недель кряду, смягчают, под влиянием иностранных правительств, эти ограничения; и теперь иудеи едут сюда сотнями. Они занимаются бизнесом и сегодня им принадлежит значительная часть торговли в Иерусалиме. Некоторые из них чувствуют, что близится день, когда исполнится пророчество Библии, что они снова населят свою землю. Одно самобытное племя из южной Аравии утверждает, что оно получило откровение, чтобы непременно оставить свой пустынный край и возвратиться обратно в Палестину. Эти иудеи проживали в Аравийском Йемене последние 2 500 лет. Они происходят из колена Гада и Палестину оставили за 700 лет до рождества Христа. Они привезли с собой много ценных документов, удостоверяющих их происхождение, и теперь занимаются земледелием вблизи Иерусалима. Преследования иудеев в России и Австрии гонят многих из них сюда, и в Иерусалиме имеется также большое число польских и испанских иудеев. Время пребывания иудеев в Палестине было продлено, а ограничения для их проживания в Иерусалиме практически отменены. Пол столетия назад было всего 32 иудейских семьи во всем Иерусалиме и только 3 000 во всей Палестине. Сейчас в Святой Земле их почти 50 000, и они составляют три четвертых жителей Иерусалима".
 "Интересные они люди! Других таких иудеев не отыскать на всем земном шаре. Они ближе к тому типу, который существовал здесь в прошлом. Те, кого вынудили приехать сюда преследования, почти полностью содержатся различными иудейскими общинами во всем мире".
 "Одной из больших достопримечательностей Иерусалима является иудейское место плача, где в каждую пятницу различные группы собираются неподалеку от стен мечети Омара, возвышающейся на месте храма Соломона, и, преклонив головы перед камнями, сокрушаются над утратой Иерусалима, моля Бога о возвращении этой земли Его избранному народу. Этот обычай соблюдается со времен средневековья и представляет собой одно из самых печальных зрелищ. Я посетил его на прошлой неделе. В узкой улочке, окруженной жалкими домами, на каменных плитах, вытертых босыми ногами тысяч иудеев, напротив стены из огромных мраморных камней, возвышающейся над ними на пятьдесят или больше футов, стоял длинный ряд мужчин в длинных одеждах и женщин с завернутыми в шаль головами, молящихся и плачущих. Многие мужчины имели седые бороды и длинные вьющиеся посеребренные локоны. Другие них были как раз в расцвете сил. И мне оставалось только удивляться, глядя на их фигуры, которые временами почти бились в конвульсиях от приступа чувств. Каждый имел в руках довольно потертую еврейскую Библию, и время от времени участвующие с упоением предавались своего рода чтению нараспев, которым руководил какой-то седобородый старик, остальные же только повторяли припев. Чтение было на незнакомом языке, но в переводе означало следующее:

 Ведущий: За святыню, лежащую в опустошении.
 Хор: Сидим в одиночестве и скорби.
 Ведущий: За стены, которые разрушены.
 Хор: Сидим в одиночестве и скорби.
 Ведущий: За наше Величие, оставившее нас.
 Хор: Сидим в одиночестве и скорби.
 Ведущий: За наших великий мужей, которые лежат мертвыми.
 Хор: Сидим в одиночестве и скорби.
 Ведущий: За наших священников, которые преткнулись.
 Хор: Сидим в одиночестве и скорби.
 Ведущий: За наших царей, которые Его отвергли.
 Хор: Сидим в одиночестве и скорби".

 "Нельзя оценить силу этого пения, не услышав его. Это удивительно волнующе: пожилые мужчины и плачущие женщины, которые целуют камни стены, отделяющей их от былого места храма Соломона, которое даже сегодня является самой святой частью земли для иудея; искренние чувства, выражаемые всеми, и вера, которую они проявляют, приходя сюда, неделя за неделей и год за годом. Это, пожалуй, самое необычное зрелище в этом необычнейшем из городов".
 "В разных частях Палестины расположено восемь земледельческих колоний. Одна из таких школ близ Яффы имеет более семисот учеников, а ее ферма насчитывает двадцать восемь тысяч акров земли. Она расположена на равнинах Сарон, где когда-то жили филистимляне. Сейчас здесь растут десятки тысяч виноградных лоз и масличных деревьев. Турки очень противятся продаже земли иудеям, но последние показывают себя такими же хорошими земледельцами, что и коммерсантами. Состояние террас холмов вокруг Иерусалима свидетельствуют о том, что Святая Земля гораздо лучше возделывалась при них, чем при их завоевателях. Большое количество земель как раз в окрестностях города Иерусалима ныне находится в руках или иудеев, или их благотворительных организаций. Господин Бехар, руководитель школ Ротшильда, рассказал мне, что они только что купили отель в Иерусалиме, который присоединят к их школе. Сэр Моисей де Монтефиоре, распорядитель средств, оставленных одним богатым иудеем из Нового Орлеана, построил много добротных домов для иудеев вдоль дороги между Вифлеемом и Иерусалимом. Здесь также находится много больниц для иудеев".
 "Среди людей, искренне верящих, что вскоре иудеи снова обретут Палестину, находится колония из пятнадцати человек, которые живут в красивом доме, построенном на самих стенах Иерусалима, и известны здесь как "американцы". Они не иудеи. Это христиане, прибывшие сюда из разных мест Соединенных Штатов, прежде всего из Чикаго, чтобы ожидать исполнения пророчества, что Бог возродит мир, начиная от Иерусалима. [Они не знают, что сначала должен завершиться выбор евангельской Церкви]".
 "Как бы там ни было, не подлежит сомнению то, что Иерусалим хорошеет. Большинство его улиц добротно вымощены, а санитарные условия в городе заметно улучшились. Иерусалим за пределами стен сегодня почти столь же обширен, что город внутри, и мне сказали, что земля поднялась в цене до такой степени, что в этом святом городе происходит, можно сказать, настоящий бум вокруг недвижимой собственности. Я слышал, что вдоль Яффской дороги, сразу за городскими воротами, земля где-то за год подскочила в цене на несколько сотен процентов. Один кусок земли, принадлежащей благотворительному обществу, был недавно куплен за 500 долларов. Сегодня он стоит уже 8 000 долларов, да и за эту цену его невозможно купить. С морским побережьем город соединяет телеграфная линия, и недавно создана железнодорожная компания с целью постройки путей от Яффы до Иерусалима. Впервые в своей истории Иерусалим имеет полицейские силы, и порядок в нем сегодня так же хорош как в Нью-Йорке".
 Следующий отрывок взят из "The Hebrew Christian", июль 1889 года, и является еще одним интересным повествованием некого американского иудея, посетившего место плача иудеев в Иерусалиме. Он говорит:
 "Потратив несколько часов на посещение иудеев, мой седовласый приятель, раввин из Каунаса, Россия, спросил меня, не хочу ли я пойти с ним к месту плача, чтобы скорбеть над опустошением Иерусалима и помолиться о восстановлении Израиля к его былой славе. "Охотно пойду с тобой - ответил я, - и буду горячо молиться, чтобы Бог ускорил день, в котором Иуда возвратится к Господу". Поскольку была пятница пополудни - время, когда многие иудеи собираются на молитву у стены древнего храма, - я присоединился к их обществу. Это действительно было самое незабываемое зрелище. Здесь находились иудеи из всех народов, облеченные в особые восточные одежды, а некоторые имели на себе Талитх (молитвенные одежды). Они громко, насколько это было возможно, прочитали 22 Псалом. Женщины с большой ревностью восклицали: "Боже мой! Боже мой! Для чего ты оставил меня? Далеки от спасения моего слова вопля моего. Боже мой! Я вопию днем, - и Ты не внемлешь мне, ночью - и нет мне успокоения". Мужчины тоже плакали и повторяли псалмы, литании и молитвы. Многие из них в порыве припадали губами к камням, целуя их. Слушая их трогательные молитвы, я вспомнил сказанное раввинами в Талмуде, что "со времени разрушения храма закрылись врата молитвы, и только врата слез остаются открытыми". Раввин печальным голосом повторял:
 "За храм, лежащий в опустошении" и т.д."
 "Свидетелем такого чрезвычайно трогательного горевания над Иерусалимом вы можете одинаково стать в домах набожных иудеев. В полночь они надевают свои молитвенные одежды, посыпают прахом головы и распростираются ничком на земле. Затем меланхоличным тоном они повторяют:

 "Печальный голос с древней башни Рамы,
 Рыданье со святых Сионовых холмов;
 Увы! О диадеме и о царственном приданом,
 О славе юношеской помню до сих пор.
 Когда-то восседала я на троне славном,
 Теперь же дом мой пусть и сокрушен мой взор.

 Ведь я была невестой Иеговы,
 Теперь же сломана скорбями и бедой,
 На мне Его тяжелый гнев и мщения оковы,
 Нет радости во мне, опустошен дух мой.
 Придите, дочери, и плачьте надо мною,
 Ведь не спешит никто мою уменьшить боль.

 Я скынута с высокого престола,
 Став жертвой гордости, распутной суеты,
 Но сердце рвется и неистово трепещет снова,
 И бьется над своей темницей нищеты.
 Вот слышится Иуды сокрушенный голос,
 Рыданье вдовье среди плена и нужды.

 В Солиме я считалась королевой,
 Горою Господа и облаком златым,
 Теперь же я ограблена безбожниками смело,
 Как странница ничтожная стреди пустынь.
 Младенцы забраны мои. Как я скорбела!
 Старцы убиты. Льется кровь в краю беды.

 Неужто не видно мое несчастье?
 Неужто состраданья так и не дождусь
 И боль мою никто не успокоит из участья,
 Никто не скажет: "Ты не бойся, я иду,
 Язычника женой не станешь ты"? Как часто
 Сносить должна я поруганья и беду!

 Приди, Отец блаженный, с благодатью,
 Туда, где обитает верный Твой Сион.
 Позволь Израилю вновь испытать вершину счастья,
 Когда увидит он, что храм Твой обновлен.
 Тогда хвала и гимны ввек не прекратятся,
 Приветствуя тот храм растущий - вечный он!"

 "Затем следует чтение нескольких псалмов, и произносятся молитвы. Поднимаясь с земли, они говорят: "Отряси с себя прах; встань пленный Иерусалим! Сними цепи с шеи твоей, пленная дочь Сиона!"
 "В таких случаях возносится необычайная молитва, бесспорно относящаяся к Исаии 7: 14:

 "Мольбе народа Твоего, о Господи, внемли,
 Исполни то, о чем Израиль скорбно так просил,
 Щит Авраама, Искупителя Ты нам пошли,
 Дай имя славное Ему - Эммануил".

 До тех пор, пока дальнейшие преследования не препроводят большее число бедных иудеев в Палестину, и современная цивилизация не сделает здесь дальнейших шагов, до тех пор сюда не будут привлечены более имущие классы иудеев. Да и это произойдет преимущественно из самолюбивых побуждений - когда всеобщее, великое время скорби сделает собственность в других землях менее безопасной, чем сегодня. Тогда Палестина, далекая от социализма и анархизма, покажется богатым иудеям надежным убежищем. И все же, при нынешнем уровне прогресса (в различных направлениях) следующие пятнадцать лет станут свидетелями многих событий в Палестине.

Ослепление Израиля отступает

 Что касается телесного Израиля, существует еще одна черта пророчества, исполнение которой мы должны сегодня понемногу видеть. Апостол Павел говорит: "Ожесточение произошло в Израиле отчасти, до времени, пока войдет полное число язычников", - то есть пока выбранное число из язычников, которое вместе с остатком Израиля должно составлять духовную сторону Царства, не войдет в ту наивысшую милость, от которой Израиль (как народ) был отвергнут, и к превосходствам которой продолжает (как народ) быть слепым. Поэтому, время устранения ослепления телесного Израиля, иначе называемого Иаковом, не наступит в самом полном смысле до тех пор, пока не будет закончен выбор Духовного Израиля. Нам наиболее откровенным образом дано разъяснение (Рим. 11: 26), что их исцеление и избавление от слепоты и упреждения придет от (горы) Сиона, прославленной Церкви или Царства. И как Царство Сиона в определенной мере началось в 1878 году, когда наш Царь принял для Себя Свою великую власть царствовать, хотя при этом класс "ног" еще не был полностью развит и прославлен, так и милость Бога для "Иакова" (через Сион) имела свое начало там же, хотя она не придет к ним в полной мере, пока члены "ног" Тела Христа также не будут прославлены. Поскольку 1881 год был временной параллелью того, что свет был обращен от Иакова к язычникам, то он обозначает время начала возвращения обратно особого света к столь долго ослепленным иудеям. Следуя своему иудейскому образцу, номинальная христианская Церковь сегодня слепо спотыкается, тогда как благословения получает только небольшой ее остаток. Как впечатляющи и уместны здесь слова апостола: "Не гордись, но бойся. Ибо, если Бог не пощадил природных ветвей, то смотри, пощадит ли и тебя" и т. д.
 Всеобщее признание Израилем истинного Мессии и Его Царства наступит, несомненно, при участии и посредством восстановленных к жизни патриархов и пророков, чье восстановление к совершенству будет первым делом Христа после того, как все "тело" будет прославлено. Но ослепление Израиля начнет убывать еще раньше, и уже теперь началось большое движение к признанию Христа - особенно среди русских иудеев.
 Глядя в этом направлении, видим, что приметы времени настолько четко выражены, что просто поражают. Известное религиозное движение, распространившееся среди иудеев юга России, позволяет тысячам этих людей признать Иисуса Христа как издавна обещанного Мессию и признать свой национальный грех в том, что они Его отвергли и распяли. Это ни коим образом не является результатом христианской миссионерской деятельности: это - независимое движение, произрастающее на сугубо иудейской почве. Лидером движения является иудей, господин Иосиф Рабинович, бывший коммерсант, затем юрист, человек, пользующийся высокой репутацией в своем народе. Господин Рабинович не был иудейским раввином, и ни он, ни другие предводители этого движения не были духовниками какой-либо секты или вероисповедания. Относительно этого движения цитируем из статьи в "Harper's Weekly", а также из других сообщений:
 "Его развитие было таковым, что в дальнейшем его вряд ли можно с уверенностью называть просто экспериментом с сомнительными шансами на продолжительное существование. Оно проявило удивительную жизнестойкость; его рост был устойчивым и сильным, решительным по характеру и одновременно лишенным всякой неестественной спешки и опасных крайностей. Признанное российскими властями как religio licita, оно имеет ныне законное существование и законные права. По своему характеру оно определяется как один из самых больших феноменов в пестром калейдоскопе национальных, общественных и религиозных интересов, которые разделяют сердца и умы ста шестнадцати миллионов подданных царя".
 "Вера этой новой общины особенна еще тем, что ее сторонники предлагают не иметь никаких взаимозависимых контактов с любой существующей формой христианства, но (открыто признавая свое намерение игнорировать историческое развитие доктрин со времен апостольского века) черпать свои учения прямо из источника Нового Завета, не проявляя никакого особого уважения к доктринальным догмам, находящимся в ортодоксальных церквях наших времен. Оно считает себя созданным по образцу иудейско-христианских конгрегаций апостольских дней".
 "Энергичного характера, страстно добивающийся самосовершенствования и улучшения политической, общественной и моральной жизни своего народа, господин Рабинович уже давно стал известен как ревностный сторонник реформ среди восточных иудеев. Значительно превосходя своих собратьев образованием и предприимчивостью, он принялся разрабатывать пути и способы для достижения своих идей и целей. Делая все возможное, чтобы добиться для них лучших политических прав, он не был в состоянии оградить их от жестоких преследований, поднявшихся против несчастных израильтян в России, Румынии и соседних странах. Он ознакомился с передовой философией Запада в надежде, что, воспринятая его народом, она поднимет его на более высокий уровень и предоставит более высокие идеалы и более благородные цели. Однако вскоре он разочаровался в эффективности этих средств и возможности привить их народу, вековые преследования и чрезмерный консерватизм которого сделали его бесчувственным к принципам, идущим вразрез с его традиционными понятиями. Он снова попытался увести их от алчности к наживе, которая, вслед за формалистикой религиозного служения, является всесильным и разлагающим фактором в уме восточного иудея. Но его усилия основать земледельческие колонии для них у себя дома и в Святой Земле оказались безуспешными. Во время своего пребывания в Палестине, он самостоятельно изучая Новый Завет и его связь с Ветхим Заветом, окончательно убедился, что в жизни своей нации Израиль сделал ошибку, отвергнув Иисуса Христа, и не оправдал своей исторической миссии".
 "Убеждение, что Христос является воплощением и выполнением пророчеств древности, а также идеалов и стремлений Израиля как народа, является центральной мыслью, вокруг которой вращается все это движение. Принципы, изложенные смиренным Назореем, признаны как единственные, способные свершить судьбу этих людей и дающие им возможность достичь той цели, для которой они, как избранный народ, были отделены. Считается, что нормальное и историческое развитие Израиля дало серьезный сбой, когда восемнадцать столетий назад эти люди как нация отказались воспринять убеждения и принципы, которые считаются всеми христианами, а ныне и господином Рабиновичем и его последователями, законным и единственно правильным следствием всего предыдущего исторического развития Израиля. Заделать эту брешь - вот цель-идеал реформатора из Кишинева, - то есть возвратиться туда, где впервые избранный народ ступил на ложный путь национального развития. В 1880 году он опубликовал программу, в которой отстаивал полную реорганизацию раввинской системы. Затем он активно работал в обществе, способствующем земледельческой занятости среди иудеев юга России, а в дни гонений в 1882 году горячо отстаивал возвращение своего народа в Палестину. В этот период времени наступила перемена его религиозных убеждений. Однако это не стало следствием христианской миссионерской деятельности, да и его нельзя считать обращенным даже в привычном смысле слова. Перемена происходила постепенно, и только после долгих обдумываний мысль организовать христианские конгрегации из лиц иудейской национальности приняла в его уме конкретную завершенность. После возвращения из Палестины его убеждением стало следующее: "Ключ к Святой Земле находится в руках нашего брата Иисуса". В словах "Иисус - наш брат" находится вся сущность его религиозных взглядов. Его деятельность стала успешной, и многие принимают его учения".
 Когда г-н Рабинович начал размышлять над тем, что он должен стать общепризнанным, открытым верующим в Христа, он был глубоко озадачен числом сект среди христиан и не спешил присоединиться к какой-то из них. Он говорит: "Как нужно перейти Иордан, чтобы прийти в Ханаан, так Иисус есть путь к духовному наследию и покою". Что касается Господней Вечери, он утверждает, что члены Нового Завета не празднуют ее, разве что как Пасхальную Вечерю. Они (как и мы) не видят смысла праздновать ее в какое-то другое время. Он говорит, что Господь Иисус Христос не завещал Своим ученикам вспоминать Его воскресение, а лишь Его Самого. Ни он, ни его последователи не придерживаются воскресенья как шабаша, а продолжают соблюдать иудейский шабаш. Они также придерживаются обрезания, но оно не считается обязательным для спасения.
 Сообщают, что некий лютеранский пастор предложил комитету в Лондоне, чтобы его общество задействовало г-на Рабиновича в качестве миссионера среди иудеев. Комитет отказался, хотя лишь на том основании, что он еще не был в то время крещенным. Потом он все же крестился в Берлине, но не к лютеранской церкви, не к англиканской церкви, а попросту к Церкви Христа. Г-н Рабинович имеет письма, полученные от иудеев со всех сторон России и Румынии, в которых спрашивается о самом движении, о его принципах и его доктринах с намерением или присоединиться к нему, или основать другое, похожее.
 "Господин Рабинович имеет очень мягкий, скромный и милый характер, и очень отзывчив, вплоть до слез, на заверения в христианской привязанности. Он не желает отождествлять себя с какой бы то ни было сектой, но предпочитает восполнять свое христианство из Нового Завета, переходя от давних склонностей и доктрин к новым - как Святой Дух может научить его в непрерывном и благоговейном исследовании всего Божьего Слова".
 Проф. Франц Делицш из Лейпцига, руководитель иудейской миссии в Германии и редактор ежеквартального издания "Saat auf Hoffnung", посвященного этой деятельности, издал брошюру из приблизительно семидесяти пяти страниц о развитии этого нового религиозного движения, наибольшее место в которой отведено подлинным документам этого движения - в еврейском и немецком переводе. Эти документы охватывают тринадцать тезисов; символ веры Национальной Иудейской Церкви Нового Завета; разъяснение веры в Мессию, Иисуса из Назарета - в восприятии этой конгрегации; хаггаду для израильтян, верующих в Мессию, Иисуса из Назарета; и, наконец, порядок Господней Вечери. В приложении добавлено воззвание учителя Фридмана к иудейским верующим во Христа и воззвание, принятое последними на конференции в Кишиневе. Эта маленькая брошюра содержит весь материал для изучения нового движения.
 Эти тезисы, которые следует воспринимать как основу новой веры, начинаются упоминанием о плачевном положении иудеев в России и утверждают, что усилия иудеев помочь самим себе оказались бесплодными. Затем в них говорится:
 "Существует необходимость в глубоком, внутреннем моральном обновлении, духовном возрождении. Мы должны отбросить нашего ложного бога - любовь к деньгам - и вместо него должны устроить в наших сердцах дом для любви к истине и для "боязни зла". Но для этого нужен вождь. Кто должен стать им? В Израиле такого не найти. "Человека, который обладал бы всеми качествами лидера (любовью к Израилю, жертвованием жизнью, чистотой, глубоким знанием человеческой природы, ревностью в обличении грехов и зол своего народа), мы нашли, после тщательного поиска во всех исторических книгах нашего народа, в одном человеке, в Иисусе из Назарета". Мудрые израильтяне тех дней не могли Его понять; "но мы можем со всей уверенностью сказать, что Он, Иисус, и только Он искал благополучия для Своих братьев. Поэтому мы должны святить имя нашего Брата Иисуса". "Мы должны принимать книги Евангелия в наши дома как благословение, и брать их воедино со всем Священным Писанием, переданным нам нашими мудрецами".
 Вот один из символов веры, наиболее достойный внимания из ряда ими составленных:
 "По приговору непостижимой мудрости Бога наши отцы наполнились очерствением сердца, и Господь наказал их духом глубокого сна, так что они противились Иисусу Христу и грешили против него до настоящего дня. Но своим неверием они склонили другие народы к большему рвению, и таким образом способствовали примирению человечества, которое уверовало в Иисуса Христа, сына Давидова, нашего царя, услышав добрую весть от посланников, возвещавших мир (Ис. 52: 7) - от тех, которых так немилосердно лишили общности с Израилем. Как следствие нашего греха против Христа Божия мир обогатился своей верой во Христа, и народы в своей полноте вошли в Царство Бога. [Здесь у них неясность. Ап. Павел упоминает в Рим. 11: 25 полное число "малого стада" из народов, а не полностью народы, ложно именуемые христианством.] Сегодня наступило время и для нашей полноты, и мы, семя Авраама, должны быть благословенны через нашу веру в Господа Иисуса Христа. Бог наших праотцев - Авраама, Исаака и Иакова - смилуется над нами и привьет вырванные ветви к нашему собственному Святому Корню - Иисусу. И так весь Израиль разделит вечное спасение, а Иерусалим, наш святой город, будет отстроен, и трон Давида будет установлен на веки веков".
 Ниже приводим выдержку из письма г-на Рабиновича к одному джентльмену в Лондоне, датированного 2 января 1885 года:
 "Дорогое мне письмо от вас и др. мною получены. Сердце мое радовалось, когда я читал их и осознавал, как велика и сильна любовь вашего сердца к братьям Господа Иисуса, Мессии по плоти, и как дорого спасение израильского народа в ваших глазах".
 "Я простираюсь ниц перед Иеговой, Богом нашего Господа Иисуса, источая из глубины моего сердца слова любимого песнопевца Израиля (Пс. 34): "Да постыдятся и посрамятся все, радующиеся моему несчастью;.. Да радуются и веселятся желающие правоты моей и говорят непрестанно: "Да возвеличится Господь, желающий мира рабу Своему". Аминь".
 "Предлагаю вам свое мнение и высказывание по поводу тех детей Израиля в южной России, которые веруют в Иисуса как Мессию. От них вы сможете узнать о происхождении нашей веры в Иисуса (нашего брата по плоти), Мессии. Он - самое сокровенное желание и стремление наших сердец. Наши английские друзья и братья в Иисусе, Спасителе нашем, могут убедиться из этой брошюры, что после того, как Господь обнажил святую мышцу Свою перед глазами всех народов, и все концы земли увидели спасение Бога нашего, настало время исчезнуть всем нечестивцам из Израиля, и очиститься тем, кто носит сосуды Господа".
 "Правду говоря, спасение нашего Господа не может явиться и войти в мир поспешно (Иис. Н. 5: 16), как и не может быстро распространиться; однако теперь, когда Иегова, Авангард и Царь Вселенной, стал во главе народа Израиля, Бог Израиля придет также как Арьергард, собирающий отверженных Израиля. Я отдаю целиком мое время и мое доброе имя для блага моего упрямого и несчастного народа, чтобы свидетельствовать им с упорством, силою Бога, евангелие обетования, которое получили наши отцы, то есть, что Бог воздвиг Иисуса из Назарета, из семени Давида, как Спасителя Израиля".
 "По глубине богатства и мудрости всевышнего Бога, наши отцы, надеявшиеся на обетование, взбунтовались против Иисуса, чтобы благодать могла быть дарована языческим народам, но не посредством какого-то обетования, а благодатью в евангелии Мессии. И теперь, когда вошло полное число язычников, наступило время и для нас, сынов Израиля, вернуться к Богу Израиля и его Царю, и стать его возлюбленными детьми. Мы должны принять наше наследие Иакова, которому нет предела, ведь мы законные наследники, дети Авраама, ученики Моисея, слуги дома Давидова вовеки. Таким образом, наша полнота (с приходом многих израильтян к Христу) будет нашим богатством и богатством народов, как сказано Иеговой через св. Павла, первенца Израиля и одновременно самого выдающегося из обращенных язычников".
 "Находясь между моими братьями, а также на больших собраниях я горячо призываю: "Отряси с себя прах; восстань, облекись в одежды величия, мой народ; через сына Иессея, Иисуса из Назарета, Господь совершил великие дела для тебя, о Израиль, чтобы Он мог совершать также великие дела среди народов земли, которые были благословенны в отцах наших".
 "Я очень благодарен Богу за то, что вижу тысячи внимательно слушающих. Многие достойные сыновья Израиля ожидают и жаждут этого часа, часа благодати нашего Бога. Умоляю вас в имени наших братьев в России, ищущих спасения, чтобы друзья нашего Господа Иисуса Христа, где они не есть, не отмалчивались, но чтобы давали советы и высказывались смело, пока Эммануил не будет также с нами, пока Иегова не покажет нам Его Самого и Его жилище".
 "Эти покорные слова написаны издалека
 Иосифом Рабиновичем".
 Вдобавок к этому знаменательному пробуждению похожее движение происходит в Сибири, о чем имеется выдержка из "Presbyterian Witness":
 "Из скованной льдами Сибири приходят вести о евангельском движении, не отличающемся по существу от движения м-ра Рабиновича. Его лидером является Иаков Шейнман, польский иудей, который двадцать лет назад пришел, путем независимых размышлений, к заключению, что Иисус из Назарета, сын Давидов, был истинным Спасителем. Иудеи, строго придерживающиеся Талмуда, способствовали его ссылке в Сибирь, где, почти позабытый, он пятнадцать лет трудился, чтобы пробудить веру в его товарищах по изгнанию. Среди невостребованных писем, обнаруженных в Томске, где он вел дела, была брошюра Рабиновича, с которым он сразу связался. В то время он занялся распространением своих взглядов с помощью брошюры под названием "Глас вопиющего в пустыне". Теперь сибирские иудеи с энтузиазмом читают и исследуют Новый Завет в еврейском переводе Делицша. Говорят, что для этого использовано все 36 000 копий".
 Вот так очевидны знаменательные признаки возвращения Божьей милости к Израилю: их вывод из других стран посредством жестоких гонений; открытие Палестины для их принятия; приглашение их туда особым провидением милости для них - путем благотворительных инициатив для содействия им и улучшения их положения, и, наконец, известное движение, являющееся началом устранения слепоты Израиля. Нет сомнения, что все это от Бога! В деле восстановления телесного Израиля, а также в великом деле жатвы по сбору духовного Израиля, полностью игнорируется содействие отвергнутой ныне номинальной церкви. В обоих этих великих делах, осуществляемых сегодня, различные организации номинального "христианства" попросту отодвинуты в сторону. Похоже, как в иудейской жатве, Бог способствует преуспеванию и прогрессу Его огромного дела в определенное Им время и определенным путем посредством новоявленных, скромных и нетитулованных орудий.
 А теперь спросим, что все это значит? Каково будет следствие этого необычного, удивительного дела, обозначенное начало и быстрое продвижение которого столь очевидны в этом жатвенном периоде? Апостол Павел четко показывает, что обратное собирание Израиля означает обратное собирание или реституцию всего человечества: "Если же падение их богатство миру, и оскудение их богатство язычникам [как это случилось в обращении к ним божественной милости], то тем более полнота их". В результате отвержения телесного Израиля язычники приняли милость вышнего звания, и те "немногие", которые дорожат им и преодолевают препятствия на пути к его достижению, будут возвышены к сонаследию с Христом. Они будут составлять Тело Христа, великого Избавителя. Таким было намерение, и таким будет итог отвержения телесного Израиля. Однако их собрание и восстановление в земле обетования обозначает еще один шаг в великом божественном плане: это говорит, что готова начаться реституция всего - "во-первых, иудею" и в конечном итоге "всем племенам земным". Великий Юбилей земли готов к введению, и в Божьем порядке он начинается от иудея. С такой точки зрения братья Рабинович и Шейнман, вместе с их соратниками, являются Божьими орудиями в приготовлении этого древнего народа к реституции, подобно как нам принадлежит привилегия содействовать Господу в деле собирания, имеющем связь с периодом жатвы Евангельского века и его избранным, духовным классом. В самом деле, полное возвращение Израиля в его собственную землю и к божественной милости станет свидетельством, что великий Спаситель, Глава и Тело, через Которого должна быть осуществлена реституция, уже возвышен к власти, что Царство уже пришло и что уже началось дело реституции, первенцем которой будет Израиль по плоти. Поэтому, "если отвержение их - примирение мира, то что будет принятие, как не жизнь из мертвых?" - реституция не только для живых, но и для мертвых согласно обетованию; реституция не только для Израиля, но и для всего человечества, которого Израиль был образом и должен быть первенцем. Нынешнее начало милости для Израиля - это только капли перед мощным ливнем, который освежит не только Израиль, но и все человечество. И хотя всплески препирательств еще не раз будут больно ударять в Израиль и на время ввергнут его в еще большие хлопоты и бедствия, однако посреди всего этого Бог будет с ними и в свое время даст им помощь и возвышение.
 В связи с этим, пожалуй, очень важен следующий отрывок из донесений прессы. За последствиями этого движения будут с глубоким интересом следить все те, кто ходит в свете нынешней истины и кто осознает из Божьего Слова, что пришло время, которое Бог возвестил через пророка Исаию, говоря: "Утешайте, утешайте народ Мой, говорит Бог ваш. Говорите к сердцу Иерусалима и возвещайте ему, что исполнилось время борьбы его [определенное ему время - прим.],.. ибо он от руки Господней принял вдвое* за все грехи свои" (Ис. 40: 1, 2).

 ------------------
 *Том II, глава vii.
 ------------------

 Упомянутый отрывок говорит следующее:

Предложение иудейского царства

Вашингтон, 5 марта 1891 года

 "Вильям Е. Блекстон из Чикаго посетил сегодня Президента Соединенных Штатов в сопровождении секретаря Блейна и ознакомил его с меморандумом по вопросу российских иудеев".
 "Он разъяснил, что меморандум является результатом конференции христиан и иудеев, проведенной недавно в Чикаго, а также особо обратил внимание на факт, что меморандум не направлен против России, но старается мирным путем предоставить иудеям контроль над их исконным домом - Палестиной".
 "Он предоставил многочисленные доказательства возможности громадного развития этой страны, одинаково с точки зрения земледелия и торговли, при наличии энергичного правительства, а также сказал, что если железную дорогу, строящуюся сейчас с Яффы к Иерусалиму, довести до Дамаска, Тадмора и дальше до Евфрата, она непременно станет международным путем сообщения".
 "Было сказано, что нищенское положение турецкого правительства позволяет сделать акцент на предлагаемой гарантии от потерь путем выплаты части турецкого национального долга иудейскими капиталистами, и что речь идет только о мирных дипломатических переговорах с целью тщательно уважать и защитить всякую частную собственность на землю и имущество. В завершение он сказал, что поскольку существуют столь дружеские отношения с Россией, и нет малейших усложнений на Востоке, то наиболее уместно и перспективно, чтобы наше правительство предприняло этот дружеский шаг и предоставило этим скитающимся миллионам Израиля постоянный и надежный дом".
 "Президент внимательно выслушал высказывания м-ра Блекстона и пообещал серьезно изучить этот вопрос".

Меморандум

 Текст меморандума таков:
 "Что нужно сделать для российских иудеев? Одинаково безрассудно и бесполезно взяться диктовать России как ей вести свои внутренние дела. На протяжении столетий иудеи проживали в ее владениях как чужеземцы, и она полностью уверена, что они являются бременем для ее ресурсов и наносят ущерб благосостоянию ее сельского населения, и как таковым она не позволит им остаться. Она решительно настроена на то, что они должны уйти. Как сефарды Испании, так эти ашкенази должны иммигрировать. Но куда пойдут эти два миллиона бедных людей? Европа перенаселена и в ней нет больше места для сельского населения. Ехать им в Америку? Это повлекло бы огромные затраты и потребовало бы многих лет".
 "Почему бы не дать им обратно Палестину? Судя по тому, как Бог разместил народы, это их дом - их неотъемлемая собственность, из которой их изгнано силой. Когда они ухаживали за этой землей, она была необыкновенно урожайным краем, кормящим миллионы израильтян, которые заботливо обрабатывали ее холмистые склоны и долины. Они были земледельцами, производителями, а также народом огромного торгового значения - центром цивилизации и религии. Говорят, там увеличились дожди и есть много доказательств, что земля возрождает свое былое плодородие".
 "Почему бы державам, которые, следуя Берлинскому соглашению 1878 года, отдали Болгарию болгарам, а Сербию сербам, не отдать теперь Палестину обратно иудеям? Эти провинции, а также Румыния, Монтенегро и Греция, были буквально вырваны у турок и отданы их естественным владельцам. Разве Палестина не принадлежит законно иудеям?"
 "Если бы они имели автономию в управлении, то иудеи со всего света объединились бы в том, чтобы препроводить и устроить своих страдающих братьев в их освященном временем жилище. Более семнадцати столетий они терпеливо ждали такой привилегированной возможности. Они нигде не стали земледельцами, поскольку верили, что они временные поселенцы среди различных народов и должны вернутся в Палестину, чтобы обрабатывать свою собственную землю. Какие бы законные права не были приобретены Турцией за время владения, их легко возместить, возможно даже путем принятия иудеями на себя соответствующей части национального долга".
 "Верим, что теперь самое время для всех народов, и особенно для христианских народов Европы, проявить благожелательность к Израилю. Миллионы изгнанников своими ужасными страданиями жалобно взывают к нашему сочувствию, нашей справедливости и человечности. Возвратим же теперь им землю, которой их так жестоко лишили наши предшественники римляне".
 "По этой причине со всем уважением ходатайствуем перед Его Превосходительством Бенджамином Гаррисоном, Президентом Соединенных Штатов, а также уважаемым Дж.Г. Блейне, Секретарем госдепартамента, использовать свое положение и влияние на правительства их императорских высочеств - Александра III, царя России; Виктории, королевы Великобритании и императрицы Индии; Вильяма II, императора Германии; Франца Иосифа, императора Австро-Венгрии; Абдул Хамида II, султана Турции; Ее Королевское Высочество Марию Кристину, королеву регентшу Испании; на правительство Французской республики, а также на правительства Бельгии, Голландии, Дании, Швеции, Португалии, Румынии, Сербии, Болгарии и Греции, чтобы добиться созыва, как можно раньше, международной конференции, которая рассмотрела бы положение израильтян вместе с их правами на Палестину, как их древний дом, а также, чтобы содействовать всеми справедливыми и надлежащими путями облегчению их страдальческого положения".
 [Меморандум подписан известными людьми всех профессий и вероисповеданий из Чикаго, Бостона, Нью-Йорка, Филадельфии, Балтимора и Вашингтона].

Англо-Израильский вопрос

 После опубликования первого издания этого тома, в английском журнале "The Banner of Israel", исповедующем теорию, что англосаксонские народы представляют "десять погибших колен" Израиля, появилась критика этого тома и особенно данной главы. Нижеприведенная статья появилась в номере нашего журнала за декабрь 1891 года. Публикуя ее здесь, мы верим, что она будет интересна, поскольку затрагивает дополнительные вопросы:
 Редактору "The Banner of Israel":
 "Уважаемый сэр: Мое внимание привлекла недавняя статья в вашем журнале, оговаривающая 3 Том "ИССЛЕДОВАНИЙ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ", и, прежде всего упоминание в нем англо-израильского вопроса, связанного с возвращением иудеев в Палестину. Как мне кажется, эта статья требует ответа, и я спешу сделать это вкратце.
 Дискуссия сводится к вопросу, воссоединились ли когда-нибудь (действительно или предполагаемо) отделившиеся в дни Ровоама десять колен Израиля от оставшихся двух. Ваш корреспондент утверждает, что никакого воссоединения не было, и что название Израиль, начиная с того времени, принадлежало исключительно этим десяти, а не двум коленам - Иуде и Вениамину, известным как иудеи. Это заблуждение, похоже, необходимо для его теории, что англосаксонское население это те самые десять колен, и что из этого исходит их благосостояние. Мы считаем, что после периода семидесяти лет опустошения, и, прежде всего после возвращения из вавилонского плена, народ Израиля был признаваем Богом как один, включая в себя всех из каждого колена, кто соблюдал Божьи обетования и вернулся в Палестину - когда Кир издал свой декрет с таким позволением. Мы считаем, что все, кто не вернулся, не были от общества израильского, не были истинными израильтянами, а считались с тех пор язычниками. Мы утверждаем также, что те "погибшие", которые не были истинными израильтянами, будут нуждаться в признании и благословении под Новым Заветом в грядущем веке Тысячелетия, а не в Евангельском веке. В некоторых моментах, пожалуй, существует некоторое недоразумение насчет нашей позиции. Мы не отрицаем, что десять колен отделились от двух; что те десять, представляя большинство, сохранили, как таковые, первоначальное название всех (Израиль); что два колена стали известны как Иуда; что существовала важная причина такого разделения; что это согласовывалось с Божьим планом их наказания; что десять колен попали в плен где-то на семьдесят лет раньше остальных двух колен; что Бог, вероятно, сберег часть благословений для потомков десяти колен, равно как для потомков двух колен и для всех родов земли во "время совершения (реституции) всего, что Бог говорил устами всех святых Своих пророков от века" (Деян. 3: 19-21).
 Зато мы утверждаем, что Великий Учитель был прав, когда говорил, что "спасение от иудеев", и что великий апостол был прав, когда говорил, что порядок Бога таков: "Слава, и честь, и мир всякому, делающему доброе, во-первых, иудею, потом и эллину! Ибо нет лицеприятия у Бога" (Рим. 2: 10, 11). Мы понимаем, что после вавилонского плена слово иудей стало синонимом слова израильтянин и включало всех, кто держался Закона и надеялся на исполнение обетований, данных Аврааму - включая некоторых из десяти колен, равно как и прозелитов из язычников - всех, которые обрезались. Более того, даже во время бунта десяти колен не все из них присоединились к нему. Некоторые продолжали оставаться верными царству Иуды и продолжали жить среди иудеев (3 Цар. 12: 17)."
 "Мы обнаружили и отметили важный факт, что наш Господь и апостолы обращались к "двенадцати коленам" по одному имени - "Дом Израиля"; то же самое они делали, говоря непосредственно к жившим в Иерусалиме, которые, как все признают, были в основном из колена Иуды и только частично из всех двенадцати колен. Тот факт, что наш Господь и апостолы говорили к двенадцати коленам как к одному народу, и применяли к ним, как таковым, пророчества, представляется нам вполне достаточным доводом, чтобы делать то же самое.
 Чтобы привести тексты из Священного Писания, связанные с различными сторонами этого вопроса, потребовалось бы много места. Но если кто возьмет Конкорданс Янга, откроет 528 страницу и проследит разнообразие употребления слова Израиль в Новом Завете, тот, пожалуй, получит неоспоримое доказательство того, что Дом Израиля уже не считался нашим Господом и апостолами попросту "десятью коленами", но, как сказано, "всем Израилем". Обратите особое внимание на следующие тексты: Мат. 8: 10; 10: 6; 15: 24, 31; 27: 9, 42; Мар. 12: 29; 15: 32; Лук. 1: 54, 68, и особенно стих 80; также 2: 25, 32, 34; 24: 21; посмотрите также внимательно Иоан. 1: 31, 49; 3: 10; 12: 13; также Деян. 2: 22, 36; 3: 12; 4: 10, 27; 5: 21, 30, 31, 35; 13: 16, 24; 21: 28; Рим. 9: 6, 31; 10: 19; 11: 25, 26; 1 Кор. 10: 18; Гал. 6: 16; Еф. 2: 12; Фил. 3: 5; Евр. 8: 8.
 "Спасение (идет) от иудеев" (т. е. от израильтян, держащихся завета) в том смысле, что: (1) наш Господь Иисус, Спаситель, явился по этой линии; (2) остаток иудеев (апостолы и большинство первичной Церкви), названный остатком Израиля (Рим. 9: 27; 11: 1, 5, 7), стал служителем примирения, чтобы нести это послание язычникам; (3) намерение Господа таково, что в реституционном деле будущего излеченный от слепоты телесный Израиль будет использован как промежуточное звено, через которое потоки спасения, исходящие от прославленного, духовного Израиля, польются на все роды земли, как написано: "Ибо от Сиона [евангельской Церкви, то есть духовного, прославленного Израиля] выйдет закон, и Слово Господне - из Иерусалима [восстановленного телесного Израиля]" (Ис. 2: 3).
 Так что в любом случае десять колен лишены этого и всех похожих обетований, ведь ни Сион, ни Иерусалим (ни образный, ни действительный) им не принадлежали. Чтобы вообще иметь удел в завете, заключенном с Авраамом, они должны либо присоединиться к духовному Израилю, Главой которого является Лев из колена Иуды, либо быть тесно связанными с буквальным Иудой в Иерусалиме, чтобы разделить его удел в наступающих временах реституции, потому что "спасет Господь сначала шатры Иуды" (Зах. 12: 7).
 Аргументы вашего корреспондента, похоже, подытожены в следующих выдержках, цитируемых нами из вашего журнала. Он говорит:
 "Что касается невозвращения Израиля, то сравнение Иер. 29: 1, 4, 10 и Ездры 1: 1 показывает, что эдикт Кира был исполнением пророчества, относящегося исключительно к иудеям, а из Иез. 4: 3-8 совершенно очевидно, что срок плена Израиля должен был продолжаться намного дольше Иуды. Так что не существует ни одного доказательства, что десять колен были охвачены повелением Кира".
 Мы обязаны возразить подобным утверждениям и попросить ваших читателей более внимательно рассмотреть упомянутые тексты. Иеремия (29: 1-10) вовсе не советует своему народу довольствоваться таким поселением, совсем не надеясь на возвращение в Иерусалим, а лишь советует устроиться поудобнее в домах в земле Вавилонии, потому как не будет никакого освобождения в ближайшие семьдесят лет - в период неволи, намного более продолжительной, нежели они испытали когда-либо прежде.
 Ездра 1: 1 не сводит привилегию или право возвратиться только к членам колен Иуды и Вениамина. Наоборот, стих 3 говорит, что Кир распространил предложение для тех, "кто есть из вас, из всего народа Его"; стих 4 повторяет слова "кто есть" и дает приглашение на весь мир (таким было царство Кира) словами "во всех местах"; и стих 5 говорит, что откликнулись не только главы Иуды и Вениамина, но также "священники и левиты, всякий, в ком возбудил Бог дух его" - т. е. все те, сердца которых, наподобие Симеона, "чаяли утешения Израилева". Среди них были некоторые из десяти колен, даже если их было меньше. Например, среди тех, кто вместе с Симеоном ожидал в храме утешения для Израиля, была Анна пророчица, дочь Фануилова, из колена Асирова (Лук. 2: 36).
 Что касается цитаты из Иезекииля (4: 3-8), здесь нет намека, когда именно исполнилось сорок лет для Иуды или триста девяносто лет для остального Израиля. Ваш корреспондент упускает из вида факт, что хотя эта скорбь разделена на две части, она представлена как приходящая на один народ, иллюстрацией чего был один столичный город, Иерусалим, описанный пророком как часть его показательно изложенного учения. Некоторые видят урок в том, что Божий гнев против десяти колен датируется со времени их бунта, когда они предались идолопоклонству (около 390 лет до разрушения Иерусалима), что гнев против двух колен начался сорока годами раньше разрушения, когда под царствованием Манассии два колена стали идолопоклонниками, и что гнев Божий прекратился, т. е. смягчился, после искупления их грехов в полном опустошении Иерусалима и земли. Если это верно, то Его милость вернулась, когда они еще находились в Вавилоне, ко всем тем, кто чтил Его обетования и ждал истечения семидесяти лет опустошения, чтобы вернуться к служению Богу в Его святом городе и храме.
 На это отвечаем, что не существует доказательства, чтобы охочие, верные из десяти колен были сдерживаемы и не возвратились в святую землю по истечении семидесяти лет опустошения. Наоборот, действительность показывает, что они имели свободу возвратиться и что некоторые из них ею воспользовались.
 Процитировав следующий отрывок из ТОМА III, "ИССЛЕДОВАНИЙ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ": "Они [десять колен] оставили Израильский завет и сделались идолопоклонниками, неверующими и практически язычниками", ваш корреспондент продолжает:
 "Совершенно верно: десять колен отступили от веры и были официально отделены от Моисеева Завета (Иер. 3: 8). Но он упускает из виду сопутствующую драгоценную истину, а именно, что они должны быть снова обручены в новом и лучшем завете (Ис. 54: 4-8; Ос. 2: 7, 19; Иер. 31: 31-33). Израильтяне действительно были почти язычниками и считаются язычниками по сей день, но это согласуется с пророчеством, потому что Ефремов "многочисленный народ" это гоим, то есть номинальные язычники (Быт. 48: 19), а дети Ефрема-Израиля, "которого нельзя ни измерить, ни исчислить", они потомки Лоамми, т. е. номинальных язычников (Ос. 1: 9, 10)".
 Осмелимся не согласиться с подобными утверждениями. Господь не вступал в новый брак с десятью коленами и вряд ли вступит. Приведенные цитаты ничего подобного не доказывают. Осия дает несколько реальных описаний порочных людей. Глава 1: 4, 6, 7, кажется, упоминает десять колен отдельно от двух других, но больше не обещает милости, лишь взамен полное отвержение этих десяти, и милость для Иуды. Стихи 9 и 10 показывают отвержение (на время) всего Израиля (природных ветвей маслины) и прививку духовного Израиля (тех из язычников, кто прежде не признавался Господом как Его народ, кто был посторонним, чужестранцем, изгоем для общества Израилева и кто теперь приведен и стал участником через Христа) к первичному корню, т. е. обетованию. Именно так применил эту часть Священного Писания апостол Павел (Рим. 9: 23-26). Стих 11 говорит, что тогда - во время их отвержения и во время признания духовного Израиля - Иуда и Израиль будут соединены под единой главой.
 Одно из предлагаемых доказательств находится в Осии 2: 1-7; но даже при самом тщательном исследовании в этих стихах не найти Господнего обещания, что Он заключит с ними новый брак. Прочитанное, вплоть до стиха 13, доказывает совершенно противоположное. Затем стихи 14-18 показывают "дверь надежды" для этого мятежного народа, которая будет открыта Тысячелетним царствованием духовного семени Авраама (Гал. 3: 16, 29). Стих 18 устанавливает дату этой "двери надежды", говоря, что она наступит после времени скорби, когда больше не будет войн.
 Стихи 19 и 20, если они вообще применимы к телесному семени, следует применять ко "всему Израилю" (только что упомянутому) (смотрите главу 1: 11). В этом случае нет оснований для их исполнения вплоть до завершения Евангельского века, когда не будет больше войн. Но есть хороший повод верить, что эти стихи (19 и 20) относятся к духовному классу, избранному в то самое время, когда Израиль по плоти был отвержен. Подтверждение тому дают стихи 23 и 1: 10, цитированные в Рим. 9: 23-26 и хорошо согласовывающиеся с другим высказыванием апостола: "Израиль, чего искал, того не получил; избранные же получили, а прочие ожесточились" (Рим. 11: 7).
 Что касается Ис. 54: 1-8, апостол Павел пролил на этот стих свет сверхчеловеческой мудрости, применяя его к духовному Сиону, нашей матери или завету, символом которого была Сарра. Телесное семя Авраама было лишено наследия обетования, а истинное семя, Христос (представленный Исааком и Ревеккой), было принято как единственное семя обетования (Гал. 4: 22, 24, 26-31).
 Сказанное в Иеремии 31: 29-33 как раз уместно. Эти слова написаны в то время, когда десять колен, именуемых Израилем, были врозь с двумя другими, именуемыми Иудой; и поэтому пророк был обязан упомянуть тех и других, чтобы его не поняли, будто речь идет только о десяти коленах. Но здесь, в 31 стихе, он ставит обоих вместе, и потом, собрав их таким образом в одно целое, употребляет для всех одно название - в стихах 33 и 36. Это подтверждено стихами 38-40, где описаны местности, расположенные в пределах двух колен - в Иерусалиме и вокруг него.
 Но тут же следует отметить, что это пророчество еще не исполнилось, так что десять колен, даже если бы им удалось сейчас четко установить свое тождество, все еще не имеют основания похваляться. Им лучше бы подождать, пока с ними не будет заключен Новый Завет, и пока закон этого Нового Завета не будет написан в их сердцах. Тогда они уж точно не будут больше гордиться своим старым заветом, а только новым.
 На протяжении Евангельского века Новый Завет, его благословенное начертание в сердцах и его духовное учение не были ни для десяти колен, ни для двух колен. Он сперва должен быть запечатан кровью (смертью) Посредника - Главы и Тела, состоящего из иудеев и язычников. Телесное семя (Измаил) должно ждать, пока духовное семя (Исаак) не унаследует всего, и только тогда должно получить свою часть через Исаака. В те дни - когда телесное семя получит свой удел - осуществятся благословенные привилегии Тысячелетия, упомянутые в стихах 29 и 30.
 Возлюбленные, давайте делать твердым наше звание и избрание через послушание веры, и не надеяться, чтобы духовные благословения пришли к нам благодаря телесному родству - что, как ясно говорит Господнее Слово, произойти не может. Если англосаксонские расы являются буквальными потомками погибших десяти колен, то для них воистину благо, что Господь не придаст значения их родственным связям и посчитает их язычниками. Ведь Его милость была отнята у естественного семени, когда был избран остаток, и Он обратился, чтобы выбрать людей для Своего имени из язычников, которые до этого не были Его людьми. Как мы убедились, никакого возвращения Его милости не обещано до тех пор, пока выбранная Церковь не будет укомплектована, на рассвете Тысячелетия.
 В нашем понимании учений Священного Писания нет ничего, чтобу противоречило идее, что Англия, Германия и Соединенные Штаты могут иметь кого-то из потомков десяти колен, отделившихся от двух остальных в дни Ровоама. Тем не менее, никто из ознакомленных с настоящей мешаниной народов, которая преобладает, в частности, в Соединенных Штатах, не будет утверждать, что какой-то из этих народов - чисто израильского происхождения. Мы также не вступаем в полемику, объясняется ли благосостояние этих народов (больше, чем благосостояние некоторых других народов мира) их родословной. Возможно это правда. Но мы по-прежнему настаиваем, что с точки зрения Господнего "вышнего звания" Его Церкви (учитывая то, что промежуточная стена разделения была разрушена) израильское происхождение отдельного лица или народа не дает (в условиям Завета Благодати) конкретному лицу или народу никакого преимущества перед другими лицами или народами иной расы. "Весь Израиль", "природные ветви" отломились, за исключением "остатка", который принял Христа, посредника Нового Завета; и этот "остаток" не имел никакого превосходства над другими по национальному признаку. Бог устами апостолов не проповедовал ни о каких милостях для Израиля по плоти на протяжении периода выбора духовного Израиля, но Он засвидельствовал, что как только общество духовного Израиля будет укомплектовано, Его милость вернется к телесному дому.
 Поскольку мы верим, что духовный Израиль почти укомплектован, то надеемся на благословения для израильтян по плоти и на устранение их ослепления, предвосхищая то, что они будут первыми из класса реституции, которые получат благословение от духовного Израиля и таким образом "будут помилованы той милостью, которая оказана вам" (Рим. 11: 31, НП). Скоро они получат помилование через укомплектованную и прославленную Церковь Христа, то действительно будут использованы как Господние орудия для благословения всех родов земли, отчего обетования Авраама исполнятся для обоих видов семени - для тех, кто по плоти, и для тех, кто по духу, "дабы обетование было непреложно для всех, не только по закону, но и по вере потомков Авраама" (Рим. 4: 16). С уважением

Автор "ИССЛЕДОВАНИЙ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ".

 Тем, кто утверждает, что "выражение Израиль относится только к десяти погибшим коленам", и что "Иуда - единственное название, должным образом применимое к тем, кто возвратился в Палестину после вавилонского плена", следует прекратить выдвигать такого рода предположения, пока они не смогут ответить на следующие простые факты. Наш Господь сказал: "Я послан только к погибшим овцам дома Израиля" (Мат. 15: 24; 10: 6). Он не сказал ни слова о Доме Иуды, тем не менее, все Его проповедование происходило в Палестине, о которой англо-израильтяне говорят нам, что она вовсе не была Домом Израиля, а только Домом Иуды. И еще, согласно той же теории, св. Петр совершил большую ошибку, когда под прямым и полным вдохновением Святого Духа в День Пятидесятницы он сказал: "Итак, твердо знай, весь дом Израилев, что Бог соделал Господом и Христом сего Иисуса, Которого ВЫ распяли" (Деян. 2: 36). Англо-израильтяне говорят нам, что не Дом Израиля, но Дом Иуды повинен в распятии Христа. Кто хочет, пусть считает, что ошибались наш Господь и Его апостолы, а понятия англо-израильтян верны, но мы будем считать Бога правдивым, то есть примем такую точку зрения, которая согласуется со словами нашего Господа и св. Петра, а также со всеми учениями Нового Завета и здравым смыслом.
 Проклятия, о которых упоминает Моисей (Втор. 28: 15, 46, 49, 63-67), имевшие постигнуть Израиля (двенадцать колен) в случае неверности Господу, скорее всего исполнились самым буквальным образом на Израиле времен нашего Господа (прежде всего на двух коленах, Иуде и Вениамине, включая также представителей десяти других колен, почитавших Господа), чтобы, по словам Господа, на Израиле исполнилось все написанное в Законе и Пророках, и, как сказано апостолом Павлом, эти предсказания действительно исполнились на нем до конца (смотрите 1 Фес. 2: 15, 16).
 Но если британская нация является какой-то частью упомянутого здесь Израиля, то стихи 64 и 65, скорее всего не исполнились.

Воцарился Бог Твой!

Глава 9

Совокупность пророческих доказательств, указывающих на присутствие Эммануила и на то, что сейчас основывается Его Царство.

 "Как прекрасны на горах ноги благовестника, возвещающего мир, благовествующего радость, проповедующего спасение, говорящего Сиону: "Воцарился Бог твой!" (Ис. 52: 7).

 Имея все доказательства, представленные в этом и предыдущем томах данного труда, не колеблемся возвестить всем верным и послушным Господу людям, Его возлюбленному Сиону, радостную весть: "Воцарился Бог Твой!" Так часто повторяемая молитва Церкви была услышана: Божье Царство, наконец, действительно пришло. В дни нынешних земных правителей, прежде чем закончится уделенная им власть, это закладывается Царство. Умершие во Христе уже ныне воскресают и возвышаются с нашим Главой и Господом. А члены "ног" Тела Христа, которые все еще остаются в плоти, объятые вдохновением возвышенного общества, уже взошедшего на Гору (Царство) Божью, отражают в себе эту необыкновенную славу, подобно как происходило с Моисеем, когда он спускался с горы Синай. Лица этих посланников сияют небесной радостью, переполняющей их сердца и уста, когда они воссоединяются со своим Господом и идут возвещать всем народам (горам) благую весть о начавшемся царствовании Эммануила. О, как прекрасны на горах ноги Того (ноги Христа), который возвещает благую весть о радости и мире Тысячелетия, уверяя Сион, что началось Божье Царство!
 Какая это чудесная Истина! - Божье Царство в процессе основания. Господь Иисус и воскресшие святые уже здесь и заняты великим делом жатвы, а с ними и мы, как члены Его величественного Тела, как Его "ноги", хотя и дальше пребывающие в плоти, допущены быть сотрудниками возвещать добрую весть среди людей и осведомлять их о важности всех этих чудных и тревожных происшествий, которые должны приготовить путь для славного господства праведности и ввести его.
 Это те, о которых предсказывали пророки: "Се, идет Господь с тысячами святых Своих". "И придет Господь Бог мой и все святые с Ним". "Придет Сын Человеческий во славе Своей и все святые ангелы с Ним [святые, Его святые посланники]". "Огненная река выходила и проходила пред Ним [символ суровых судов - время великой скорби]; тысячи тысяч служили Ему [не только Его святые, но и многие другие силы и средства] и тьмы тем [все человечество] предстояло пред Ним; судьи сели и раскрылись книги" (Иуда 14; Зах. 14: 5; Мат. 25: 31; Дан. 7: 10).
 Нынешняя ситуация такова: Великий Судья уже пришел - не так как в первом пришествии, в плоти смирения, ради жертвы, но в полной силе могущества, как духовное существо, облеченный во славу божественной власти, как представитель Иеговы, чтобы полностью и навсегда устранить зло и всякую несправедливость, и чтобы всех желающих из числа искупленного рода восстановить к гармонии с Богом, к совершенному состоянию и вечной жизни. Теперь Божий план очевиден: сегодня он открыт для нащего понимания как никогда раньше. Вскоре закончится открытие книг Божьего откровения. Суд мира над институциями номинального христианства уже начинается, и великое дело, начавшееся таким неожиданным для мира образом, окончательно приведет к великому уничтожению, предсказанному Господом, апостолами и пророками. Только тогда весь мир, наконец, узрит в Пронзенном своего Искупителя и Спасителя, посланного Богом, подобно как святые издавна "взирали на Иисуса" - начальника и совершителя их веры.* Расчет или суд, который начинается с Церкви, быстро распространится и охватит все живущие народы. В надлежащее время и в надлежащем порядке на арену будут выведены неисчислимые сонмы умерших.

 ---------------
 *См. Том II, глава v.
 --------------

 В то время как прославленные члены Царства, будучи за завесой, трудятся над формированием хода нынешних событий и подготовкой славного царствования, то находящиеся с этой стороны завесы также имеют очень важное дело. Их задача - собрать вместе избранных и попечатать их на челах (интеллектуально) познанием Истины (Отк. 7: 3). Затем их задача отделить пшеницу от плевел при помощи серпа нынешней Истины, а также огласить Сиону важную новость: "Воцарился Бог твой!" Это дело быстро продвигается вперед, и все верные, попечатанные в свою очередь ревностно трудятся над печатанием других. Вскоре великое дело будет закончено - все избранные будут собраны и прославлены.
 Воистину благословенным было обетование для первых членов Церкви, что Тот, Которого они видели уходящим, обязательно должен прийти опять. Благословенной была надежда Его явления для тех, кто на протяжении всего века подвергался испытаниям и преследованиям, то есть для тех верных, которые с нетерпением ожидали Его пришествия, пока не уснули в надежде пробудиться в Его подобии. Но еще более благословенны ваши очи, вы, святые нынешнего времени, потому что ваши очи видят и ваши уши слышат признаки присутствия долгожданной надежды Израиля.
 В то самое время как в номинальном Сионе (о чем предсказывал пророк Исаия) грешники, позабывшие и не сохранившие завет с Господом, устрашаются темных туч, заслоняющих свет Его лица, а ужас охватывает лицемеров, истинный Сион глазами веры зрит Царя во всей Его красоте и видит пока ещ далекую землю - землю зерна и вина (славное наследие), в которую этот могучий Царь и Великий Спаситель пришел повести падший человеческий род, землю, в которой ее обитатель не скажет: "Я болен". Народу, живущему там, отпущены будут согрешения (Ис. 33: 14; 33: 17, 24).
 Эту славную землю, этот восстановленный Рай, мы сегодня ясно различаем за панорамой тысячи лет. Под водительством Пророка, Который больше, нежели Моисей, и Который уже сегодня находится среди нас, торжествующие сонмы искупленных будут ведены с радостью и песнями по величественному пути святости в тот чудный край отдыха от греха, смерти и всякого зла.
 "Пойте Господу, святые Его, славьте память святыни Его. Ибо на мгновение гнев Его [который обязательно должен проявиться в великой скорби, которая вскоре поглотит мир], на всю жизнь благоволение Его; вечером водворяется плач, а на утро радость". Вскоре усмиренный и обращенный к Богу мир подхватит песнь хвалы: "И Ты обратил сетование мое в ликование, снял с меня вретище и препоясал меня веселием. Да славит Тебя душа моя и да не умолкает. Господи, Боже мой! Буду славить Тебя вечно" (Пс. 29: 5, 6, 12, 13).
 А теперь вспомним шаги, прочно основанные на "вернейшем пророческом слове", которыми мы пришли к этому подкрепляющему сердце и волнующему душу знанию. Позади нас остались все пророческие вехи, обозначающие до сих пор самый удивительный период во всей мировой истории. Они показали нам, что с 1873 года мы живем в седьмом тысячелетии, что позволение на власть язычников, "Времена Язычников", истечет вместе с 1914 годом, а пришествие Того, Который имеет право взять власть, приходится на 1874 год. Они показали нам, что во дни этих языческих царей, прежде чем истечет позволение на их власть, Небесный Бог установит Царство, и что установление этого Царства в действительности происходит с 1878 года, что на то время пришлось воскресение всех мертвых во Христе, и что от той даты не только наш Господь и Глава невидимо присутствует в мире, но все эти святые посланники также пребывают с Ним. Кроме того, помните, что эта дата воскресения мертвых во Христе параллельно соответствует дате воскресения Главы Тела. Воскресение нашего Господа случилось три с половиной года после Его пришествия как Мессии в 29 году н. э., а на воскресение Его Тела, Церкви, пришло время, как мы убедились, в 1878 году, спустя три с половиной года после Его второго пришествия, в октябре 1874 года.
 Пророчество также указало на способ возвращения нашего Господа, так что теперь, хотя Он уже присутствует, мы не можем надеяться видеть ни Его, ни поднятых святых, которые ныне подобны Ему, кроме как глазами веры - веры в "вернейшее пророческое слово". При этом мы познали, что те, которые теперь составляют "ноги Христа", вскоре будут изменены к тому же славному подобию. Тогда они будут духовными существами, подобно Ему, Христу, и подобно всем воскресшим святым, которые сегодня с Ним, и в свое время будут видеть Его, как Он есть (1 Иоан. 3: 2). Мы увидели также, что пришествие предсказанного Илии и предвиденного Человека Беззакония, которые должны были упредить Его пришествие, это свершившиеся факты.
 Мы также отметили точные даты, на которые обращает внимание пророк Даниил. 2 300 Дней указывают на 1846 год как на время, в котором Святилище Бога будет очищено от оскверняющих заблуждений и принципов папства. И, надо сказать, что такое очищение произошло. Мы отметили исполнение 1260 дней, т.е. времени, времен и полвремени преследовательской папской власти, и начавшееся тогда, в 1799 году, Время Конца. Мы увидели, как 1290 дней обозначили в 1829 году начало постижения тайн пророчества, достигшее кульминации во время великого движения 1844 года, известного как движение Второго Пришествия, когда, согласно Господнему предсказанию, мудрые девы вышли навстречу Жениху, тридцатью годами раньше Его действительного пришествия. Мы увидели исполнение предсказанного промедления и того, как спустя пятнадцать лет в полночь раздался крик: "Вот Жених!" Мы отметили с особой радостью 1335 дней, действительно указывающих на 1874 год как на точную дату возвращения нашего Господа. С тех пор мы испытали обещанное блаженство - посредством более ясного раскрытия удивительных тайн божественного плана.
 Затем нашим глазам явилось огромное дело жатвы (в его назначенное время и в назначенном порядке), начавшееся осенью 1874 года и совершающееся постепенно и безмолвно, однако быстро. Мы отметили собирание в снопы и вязание плевел, а также собирание пшеницы. А какое благословение и радость приходят к нам с убеждением, что, начиная с лета 1878 года, когда Царь принял Свою великую власть и начал Свое царствование воскресением спавших в Иисусе, Его членам уже нет надобности "спать" и ждать славы, но для каждого миг завершения его пути смертью означает миг радостной "перемены" к полному совершенству божественной природы и подобия. Воистину, "отныне [и вовеки] блаженны мертвые, умирающие в Господе". Они отдыхают от своих трудов, но их дела продолжаются, потому что труд с другой стороны завесы - это тот же труд, в котором заняты все победители с этой стороны завесы (с тем исключением, что для вошедших в славу божественной природы, труд уже не является тягостным и не стоит утомительного жертвования).
 Вдобавок ко всему мы видим, что начало возвращения божественной милости к телесному Израилю уже ознаменовалось началом устранения их слепоты и упреждения к Иисусу Христу, а также открытием земли обетованной и высылкой их из других земель, как и возвращением плодородия самой Палестины. Даже эти внешние признаки, не упоминая всех пророческих дат и времен, будут прочными доказательствами того, что мы живем в конце века, предназначенного для избрания Церкви или класса Царства, а все благодаря прочному утверждению Священного Писания, что их ослепление и состояние отвержения будет продолжаться только до тех пор, пока не будут избраны члены Тела Христа.
 Находясь в этом позднем часу Времени Конца как раз посреди жатвы века и ожидая урегулирования всех сложных вопросов этих лихорадочных времен в течение короткого отрезка следующих двадцати трех лет*, сколь возвышенными и сильными должны быть чувства тех, кто имеет веру в вернейшее пророческое слово. Важнейшие, волнующие вопросы, которые достигнут кульминации в великой скорби, о которой нас предупреждает Даниил, занимают сегодня умы общественности и быстро приближают ужасный кризис. Но этот великий кризис "дня возмездия" и "гнева" на народы мы вынуждены оставить для рассмотрения в следующем томе, поскольку этот предмет слишком обширный и слишком важный, чтобы уместить здесь его. Но пусть нас утешит факт, что за скорбью и полезным наказанием царствования Христа мы видим славную землю покоя, блаженное и вечное наследие искупленного и возрожденного человеческого рода.

 ----------------
 *Смотрите "Предисловие автора" (1916 год), стр. ...
 ----------------

 Это воистину чудесное время, но как же немногие внимают вернейшему слову пророчества. Вследствие этого многие рассматривают будущее только с точки зрения нынешних обстоятельств. Люди видят быстро скапливающиеся тучи, но ничего не знают об их серебристом окаймлении - разве что из Божьего Слова.
 О да, дорогой Искупитель и Господь, мы узнаем Твое милое сердцу присутствие и в этот день радуемся доказательствам установления Твоего благодатного Царства. Наши сердца преисполнены благодарностью, вижя сходящиеся воедино лучи божественного свидетельства - от Закона, пророков, апостолов и Твоих, до сих пор неясных, сказаний, и даже от долго укрываемых тайн удивительного египетского "Свидетеля", - сводимых теперь в один величественный фокус, указывающий Твоим верующим последователям, что славный день вскоре рассветает, даже если облака и плотная тьма все еще затеняют Твою славу от всяких глаз, за исключением глаз веры Твоей суженой. В этом лучезарном средоточии света Твои драгоценные истины переливаются, жемчужина за жемчужиной, неведомым до сих пор блеском, отражая Твое величественное присутствие.
 "Пойте Господу, святые Его, славьте память святыни Его". "Восплещите руками, все народы, воскликните Богу гласом радости; Ибо Господь Всевышний страшен, - великий Царь над всей землею".

Свидетельство Божьего очевидца и пророка в камне - большая пирамида в Египте.

Глава 10

Общее описание Большой Пирамиды - Почему она представляет особый интерес для христиан - Большая Пирамида - кладезь научной, исторической и пророческой истины - Библейское упоминание о ней - Зачем, когда и кем была построена - Важность ее местоположения - Ее уроки научного характера - Ее свидетельство относительно плана искупления - План веков - Указание на смерть и воскресение Христа - Нисходящий путь мира, завершающийся великим временем скорби - Характер этой скорби - Обозначение великого движения реформации - Указание продолжительности Иудейского века - Указание "вышнего звания" евангельской Церкви - Путь посвящения Церкви - Обозначение конца вышнего звания - Дата второго пришествия Христа - Как представлены реституционные благословения для мира - Путь мира во время Тысячелетнего века - Его завершение - Сравнение двух состояний, духовного и земного, представленных в пирамиде - Пирамида опровергает атеизм, неверие и все эволюционистские теории развития, подтверждая план, содержащийся в Библии, и определенные в нем времена и сроки.

 "В тот день жертвенник Господу будет посреди земли Египетской, и памятник Господу - у пределов ее. И будет он знамением и свидетельством о Господе Саваофе в земле Египетской" (Ис. 19: 19, 20.
 В древности люди насчитали семь чудес света и во главе списка поставили Большую Пирамиду Гизы. Она расположена в Египте, недалеко от нынешнего города Каир. Ни одно строение мира не может сравниться с ней по величине. Известнейший в этой стране знаток гранита, который лично осматривал Большую Пирамиду, говорит: "В пирамиде есть каменные блоки, которые весят в три или четыре раза больше одного из обелисков. Я видел камень, который весит приблизительно 880 тонн. В ней есть камни до тридцати футов длины, которые так плотно подогнаны друг к другу, что движущийся по поверхности перочинный нож не задержится в месте их соединения. Они соединены без всякого раствора. В наше время нет таких совершенных механизмов для создания двух плоскостей, длиной в тридцать футов, которые бы так подходили друг к другу, как подходят эти удивительные камни в Большой Пирамиде". Она занимает площадь около тринадцати акров (1 акр = 4 047 кв. м.). Ее высота - 486 футов, а ширина у основания - 764 фута. Подсчитано, что Большая Пирамида весит шесть миллионов тонн, и чтобы ее устранить, потребовалось бы шесть тысяч паровых машин, из которых каждая могла бы увезти тысячу тонн. Фактически не хватило бы богатства всего Египта, чтобы расплатиться с рабочими за ее снос. Из этих фактов очевидно, что кем бы ни был ее великий зодчий, его намерением была прочность строения.
 С какой бы стороны ни рассматривать Большую Пирамиду, она, безусловно, является самым знаменательным строением в мире. Но в свете изысканий, проводимых на протяжении последних тридцати двух лет, она пробуждает новый интерес у каждого христианина, занятого исследованием Божьего Слова. Так выглядит, что Пирамида удивительным образом учит, к тому же в согласии со всеми пророками, начертания замысла Бога о прошлом, настоящем и будущем.
 Следует помнить, что кроме Большой Пирамиды, о которой идет здесь речь, существуют другие пирамиды - некоторые из камня, а некоторые из кирпича. Однако все они являются только попытками воспроизвести ее и во всех отношениях уступают ей - и по размеру, и по точности, и по внутреннему устройству. Продемонстрировано также, что в отличие от Большой Пирамиды они не содержат никаких признаков символизма, и вероятно предназначались и использовались в качестве гробниц для королевских семей Египта.
 Однако же Большая Пирамида доказывает, что она является кладезем важной истины - научной, исторической и пророческой, - а ее свидетельство полностью согласуется с Библией, выражая знаменательные черты ее истины в прекрасных и соответствующих символах. Она вовсе не является дополнением к писаному откровению: то откровение совершенно и полно, и не нуждается в каком-либо дополнении. Но она является прочным подтверждающим свидетелем Божьего Плана, и лишь немногие исследователи, тщательно изучив и заметив согласие ее свидетельства с писаным Словом, смогут избежать потрясения чувством, что ее сооружение было запланировано и руководимо той же божественной мудростью, и что она является памятником свидетельства, упоминаемым пророком в уже цитированном отрывке.
 Если она